Автор:

Рубрика: Философия

Опубликовано в Молодой учёный №14 (148) апрель 2017 г.

Дата публикации: 10.04.2017

Статья просмотрена: 15 раз

Библиографическое описание:

Тилляев Б. А. Рационалистический характер этики в Средней Азии и Иране в ХIV-IV вв. // Молодой ученый. — 2017. — №14. — С. 749-752. — URL https://moluch.ru/archive/148/41662/ (дата обращения: 24.04.2018).



В определении предмета и задач этики мыслители, в особенности Бинаи, Кашифи, Давани, стояли на стороне перипатетизма, испытывая влияние идей Аристотеля.

Под этикой Давани подразумеваем науку о поведении и достоинствах людей, она, должна служить руководством в повседневной жизни человека, и квалифицируется им как прикладная наука. Кашифи и Бинаи дают высокую оценку этике, марали, основная цель которой состоит в приобретении добрых нравов и положительных качеств. Мораль они выводили из конкретных отношений между людьми, говорили о нравственности реального человека, об устранении гнусных поступков и приобретении добрых нравов. В связи с этим нельзя согласиться с мнением Бахтияра Сиддики, который старается свести этику Давани всецело к религиозной морали [1, 243], хотя, разумеется, при обосновании своей этики Давани ссылается и на шариат, и на бога, использует, авторитет религии.

Мыслители стремились правильно понять роль морали в обществе, их этика была тесно связана с практической деятельностью человека, с его разумом. Одна из особенностей их этики состояла в том, что в ней затрагивались не только важные нравственные проблемы, но и философские, социально-политические, утопические и вольнодумные идеи. Она была направлена на то, чтобы воспитать совершенного человека, обладающего всеми нравственными достоинствами, конечная цель которых состояла в достижении человеком счастья. Этика мыслителей была пронизана рационализмом и гуманизмом, в ней тесно переплетались социальные проблемы, вопросы государственного устройства и общества, достижения справедливости и равноправия, создания идеального государства.

Важной особенностью этики мыслителей был рационализм, ибо они большое место отводили роли разума и его познавательной способности, в своих трудах, умело использовали интеллектуальные качества людей в решении основных нравственных вопросов. Фараби и Ибн Сина большое внимание уделяли рационалистическому познанию природы, вопросу об активной роли человеческого разума. Они старались показать его превосходство в познании природы и общественных явлений. Останавливаясь на особенностях средневекового рационализма, М. М. Хайруллаев отмечает следующее: «Для того, чтобы показать преимущество разума и научного метода познания перед религиозной догматикой, необходимо было, прежде всего, поднять их авторитет до уровня столь громадного в эпоху средневековья авторитета религии, божественной истины. Требовалось возвысить человеческий разум до уровня мирового, придав ему божественную окраску. И таким способом разум и научное познание были поставлены рядом и даже возвышены над догматикой как религиозно-мистическим познанием бога, а наука, философия — над религией» [2, 269].

Мыслители, используя и продолжая передовые рационалистические идеи Фараби, Ибн Сины и других, подчеркивали, что человек отличается от животных своим сознательным отношением к окружающей действительности.

Ученый XIV в. Мансур Мухаммад бин Ахмад считает, что «достоинство человека перед животными, растениями и минералами определяется двумя свойствами: ощущением и произвольным (сознательным) движением» [3, 68]. Следовательно, превосходство человека над всеми живыми существами видно в наличии у него осознания своих поступков. «Преимущество человека от других животных состоит в том, что он может различить неизвестное от известного» [3,63], — подчеркивал Джурджани. Развивая данную мысль в другом трактате — «Ойинайи гитинамо» («Зеркало вселенной»), он отмечал, что человеку свойственны чувство, (произвольное) движение и речь, он способен познать общее. Именно двумя последними качествами человек отличается от животных.

В XV в. в трудах прогрессивных мыслителей Средней Азии и Ирана также большое место отводится вопросу о роли разума, его способности. Улугбек и его астрономическая школа на основе изучения природных явлений расширили знания об окружающем мире. Улугбек признавал существование объективного мира и возможность познания его закономерностей на основе теоретического обобщения данных эксперимента и наблюдения.

Разум — драгоценный дар, богатство человека, он дан ему как самое лучшее; все, что совершает человек, все, что познает, он достигает благодаря силе своего разума, способности мыслить.

Разум является критерием истины, все свои деяния человек совершает при его активной помощи. Его сила зависит от природы, от степени познания естественных явлений.

Все существующие предметы и явления диалектически взаимосвязаны, все возникающие вещи носят причинный характер, зависят друг от друга. Все материальные вещи мира подвергаются изменению, они постоянно обновляются, движутся и совершенствуются, поэтому, заключает Навои, разум из-за этих перемен и изменений не в состоянии познать всего.

Тем не менее, он ведет человека к раскрытию глубоких тайн природы. И Навои верит в силу разума:

Пусть трудно сущность атома понять,

Пусть невозможно истину познать

Когда стремленье явит разум твой,

Ты мир чудес откроешь пред собой [4,153].

Давани также был рационалистом, большую роль отводя умственным способностям человека. Каждый человек должен основываться на разуме не только для познания внешнего мира, но и для приобретения определенных нравственных свойств в решении личных дел и дел государственной важности, в своих поступках он должен исходить исключительно из велений разума и подчиняться ему. В трактате «Нур-ул-хидоя» Давани пишет: «...Когда умный человек слушает две противоречивые речи, необходимо каждую (речь) продумать согласно знанию, взвесить мерой разума, потом отдать предпочтение той, значение которой соответствует повелению разума и точному доказательству» [5,153].

Рационалистический принцип этики мыслителей Средней Азии и Хорасана XIV –ХV вв. четко просматривается в трактовке науки познания, в показе их роли в развитии общества.

Как известно, в феодальном, обществе многие представители науки и культуры, занимались творчеством в тяжелейших условиях, никто не заботился о них, наоборот, некоторых из них, высказывавших в своих трактатах идеи свободомыслия, даже, преследовали. Жалкий образ жизнивели такие мыслители этого периода, как Мажид, Хавафи, Авхади Марогаи, Убайд Закани и другие. Поучительна в этом отношении жизнь Мажида Хавафи, который для того, чтобы добыть кусок хлеба, занимался проповедничеством. Он более 50 лет отдал науке, но жил всегда в нужде. Поэтому он, как и Беруни, говорил, что никто не поддерживает интерес людей к знанию. Иногда он впадал в глубокий пессимизм. «Мой проигрыш,- писал он, — сегодня все от учености и знания. Мои пороки все от знания и мудрости. Хотя Абу Али Ибн Сина был бедным и Платон умер богатым, несмотря на то, что я от сокровища знания богатый, все равно остался в нужде как Карун» [6, 126].

Хавафи, Убайд Закани и другие мыслители отмечали, что не все понимают значение науки, а представители правящих кругов вместо того, чтобы способствовать ее процветанию, думают лишь о корысти. «Сегодня в мире нет ничего, кроме мучений и траура, — писал Хавафи, — от учености — тягость, от приобретения знаний — тягость, от науки — скорбь, от ремесла — печаль. В доме я от тебя (не получаю) ни куска (хлеба). У меня в кармане нет ни дирхема. Самый, большой твой подарок — это наличие, знаний» [6, 121].

Мыслители Средневековья, как в Европе, так и на Востоке наряду с развитием различных отраслей знаний большое внимание уделяли классификации наук. За основу была взята аристотелевская классификация. Как известно, Аристотель различал философию теоретическую, практическую и творческую, куда входили поэтика, риторика и искусство. Ибн Сина, например, разделял философию на теоретическую и практическую. Теоретическая охватывала знания о природе, математическую и высшую науку. То есть науку о том, что лежит в основе вне природы.

Ценным компонентом этических воззрений мыслителей являются их суждения о нравственной оценке научной деятельности, об этике ученого, его месте в общественной жизни, ответственности за судьбы людей, за будущее страны, его роли в предотвращении различных социальных коллизий, феодальных раздоров и кровопролитных войн. По их убеждению, настоящий ученый в первую очередь должен обладать такими благородными качествами, как правдивость, высокие помыслы, благородная душа, воздержание, трудолюбие. Он должен иметь хорошего наставника и уметь свои знания передавать другим. Мыслители открыто критиковали тех, кто занимался наукой ради накопления богатства, личной выгоды и пользы.

От учености, знания человек получает истинное наслаждение, поэтому он всегда должен обогащать свои знания, совершенствовать их, не переставать учиться, ради науки подвергать себя мучениям, испытывать трудности и лишения. Занятия наукой направляет человека на правильный путь, оберегает от невзгод, охраняет от опасностей. Люди, не обладающие знанием, не могут называться достойными людьми. Того, кто с огромным усердием занимается наукой, пользуется ее результатами, своими знаниями приносит пользу обществу, мыслители называют счастливыми, щедрыми и честными людьми.

Следует подчеркнуть, что в изучаемый период религиозная наука также занималась изучением астрономии, но она это делала в основном, в интересах религии. В средние века теологи подразделяли знания на улуми батины, то есть на внутренние знания, и улуми захири — светские знания. В первую группу входили божественные науки, а во вторую в основном светские науки.

Среднеазиатские и иранские мыслители не ограничивались простой классификацией наук, призывами овладевать знаниями, а отмечали, в первую очередь, их практическое значение для общества: наука нужна не ради науки, ею нужно заниматься не ради удовлетворения своих корыстных целей или скажем, для накопления богатства, наукой подобает заниматься для облегчения тяжелой доли трудового народа. Придавая особое значение практической стороне науки, мыслители за соединение ее с делом с деятельностью людей.

Разумеется, проблему связи знания с делом, действием мыслители представляли себе несколько узко. Под практикой они подразумевали, прежде всего, воспитание и обучение людей, их поступки. Тем не менее, в толковании этого вопроса они все — таки пошли дальше своих предшественников, глубже и разносторонне трактовали связь знания и действия: знание выступало основой действия, которое в свою очередь представлялось фундаментом для появления новых знаний. Эти идеи не потеряли своего значения и в наши дни.

Мыслители выступали страстными защитниками науки и просвещения. Они осуждали невежество отдельных представителей господствующего класса, отрицательно относившихся к достижениям науки, не оказывавших должного внимания ученым, не понимавших истинной роли знания в обществе, призывали людей не верить невеждам, не поручать им никаких дел, ибо они не способны делать добро.

Хавафи больше других обращал внимание на этот вопрос. Невежество он понимал широко, в его толковании оно означало не только безграмотность, отсутствия знания, а совокупность всех отрицательных поступков человека. Невежественными он считал всех тех, кто приносит вред обществу, своими гнусными действиями причиняет ущерб другим. К ним относил лицемеров, корыстолюбцев, воров, обманщиков, карьеристов, завистников.

Несмотря на ограниченность мировоззрения вышеупомянутых мыслителей. Они глубоко понимали значение науки в обществе, выдвигали идеи о единстве действия, знания и воспитания. Их рассуждения о месте ученого в жизни общества, о роли науки в его преобразовании, улучшении жизни людей, ответственности ученного за предотвращение войны, установление мира, о достижении идеального и счастливого общества и другие не потеряли своей актуальности по сей день.

Литература:

  1. Siddiqi B. H. Jalalal — Din Dawwani. A history of muslim philosophy. Wiesbaden, 1966, vol. 2, p. 884.
  2. Хайруллаев И. М. Выдающиеся мыслители Средней Азии. М., 1966. С.269.
  3. Муминов И. М. Выдающиеся мыслители Средней Азии. М., 1966. С. 17.
  4. Навои А. Соч. Т. VII. С. 153.
  5. Шарипов А. Великий мыслитель Беруни. Ташкент: Узбекистан, 1972. С. 125..
  6. Хайруллаев М. Навоий дунекарашининг ғоявий манбаларини урганиш хакида // Навоий ва адабий таъсир масалалари (Навои и проблемы художественного влияния). Тошкент: Фан, 1968. С. 153.
Основные термины (генерируются автоматически): Средней Азии, Выдающиеся мыслители Средней, мыслители Средней Азии, Ибн Сина, мыслителей Средней Азии, приобретении добрых нравов, роли разума, этики мыслителей, значение науки, задач этики мыслители, истинной роли знания, сокровища знания богатый, этики мыслителей Средней, роли человеческого разума, этики Давани, прогрессивных мыслителей Средней, проблему связи знания, Ибн Сина большое, Убайд Закани, особенностью этики мыслителей.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос