Авторы: ,

Рубрика: Государство и право

Опубликовано в Молодой учёный №13 (147) март 2017 г.

Дата публикации: 29.03.2017

Статья просмотрена: 103 раза

Библиографическое описание:

Кондратьева К. С., Устинова А. В. К вопросу об эффективности процедуры финансового оздоровления в Российской Федерации // Молодой ученый. — 2017. — №13. — С. 444-446. — URL https://moluch.ru/archive/147/41184/ (дата обращения: 23.04.2018).



Большинство юристов [1] характеризуют систему правового регулирования института несостоятельности в РФ как нейтральную, что означает сочетание двух противоположных моделей: «прокредиторской», направленной на защиту прежде всего интересов кредитора посредством полного удовлетворения его требований, и «продолжниковской», преследующую цель защиты прежде всего интересов должников в виде восстановления платежеспособности должника.

Одним из отражений продолжниковской направленности развития российского законодательства является появление в Федеральном законе от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)" (далее — Закон о банкротстве) новой реабилитационной процедуры — финансового оздоровления.

Следует сразу отметить, что проблемы применения обозначенного института на практике недостаточно исследованы, в том числе ввиду сложности поиска и ограниченной доступности соответствующих материалов [2].

В силу ст. 2 Закона о банкротстве финансовое оздоровление — процедура, применяемая в деле о банкротстве к должнику в целях восстановления его платежеспособности и погашения задолженности в соответствии с графиком погашения задолженности. В легальном определении законодателем подчеркивается направленность этой процедуры на преодоление финансового кризиса должника с одновременным предоставлением определенных гарантий кредиторам для удовлетворения их требований в будущем.

Согласно официальным данным Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации, в первом полугодии 2016 года арбитражными судами субъектов РФ по результатам процедуры наблюдения определение о введении финансового оздоровления было принято в 23 случаях, что в 7 и 180 раз меньше по сравнению с другой реабилитационной процедурой, внешним управлением, и конкурсным производством соответственно [3].

Проведённый анализ статистических данных позволяет сделать следующие выводы:

‒ наиболее часто применяемой реабилитационной процедурой является внешнее управление;

‒ процедура финансовое оздоровление используется в российской практике довольно редко;

‒ основная цель института банкротства сводится к ликвидации организаций.

На наш взгляд, следует выделить несколько причин, обусловивших неэффективность процедуры финансового оздоровления.

Во-первых, существует устоявшееся мнение, что «войти в процедуру банкротства легко, а выйти из нее очень трудно» [4]. В связи с этим должники стараются до последнего момента оттягивать момент обращения в суд, надеясь собственными усилиями восстановить платежеспособность и избежать банкротства, заключая рискованные сделки или беря новые кредиты. Одновременно контрагенты по бизнесу теряют доверие к должникам, находящимся в любой процедуре банкротства, в т. ч. реабилитационной. В итоге в обществе складывается неверное представление о неблагонадежности лица, в отношении которого инициировано дело о банкротстве. Все это приводит к тому, что при возбуждении дела о банкротстве возможность восстановления платежеспособности должника практически полностью утрачена.

Думается, что в сложившейся ситуации государству необходимо продолжать активно совершенствовать политику, направленную на повышение эффективность процедур банкротства как способа преодоления финансового кризиса организации.

Во-вторых, в Законе о банкротстве немного действенных механизмов, позволяющих защитить интересы должника от недобросовестных действий кредиторов, в том числе от рейдерского захвата.

Так, в соответствии с п. 2 ст. 12 Закона о банкротстве к исключительной компетенции общего собрания кредиторов относится вопрос о введении финансового оздоровления, об утверждении плана финансового оздоровления и графика погашения задолженности. Также в силу ст. 77–78 Закона о банкротстве возможно инициирование введения финансового оздоровления со стороны учредителей (участников) должника, собственника имущества должника — унитарного предприятия или третьих лиц путем при условии, поступления ходатайства любого из указанных лиц предоставлением обеспечения исполнения обязательств должником в соответствии с графиком погашения задолженности. Однако собрание кредиторов практически не связано с поступившим к нему указанным ходатайством и принимает решение с учетом собственной оценки его экономической эффективности. Поэтому юридического механизма понуждения собрания кредиторов к принятию решения о введении финансового оздоровления в данном случае нет. Исключением из этого правила служит п. 3 ст. 75 Закона о банкротстве, когда суд при соблюдении ряда условий может не согласиться с решением кредиторов, принятым в процедуре наблюдения о выборе той или иной процедуры. Редкие примеры из судебной практики показывают, что последнее имеет место в случае доказанности злоупотребления правом большинством кредиторов [5]. Тем самым добросовестному должнику трудно что-либо противопоставить практически монопольному праву общего собрания.

В-третьих, согласно ст. 92 Закона о банкротстве общая продолжительность процедур финансового оздоровления и внешнего управления не должна превышать двух лет. Анализ приведенной выше статистики показал, что кредиторы, минуя финансовое оздоровление, предпочитают выбирать внешнее управление для того, чтобы сокращают возможный срок для проведения последней процедуры или предоставить возможность его продления. Для решения указанной проблемы представляется целесообразным увеличить двухлетний срок, ориентируясь на опыт многих экономически развитых странах. Так, во Франции срок реализации плана финансового оздоровления составляет до 10 лет, а в США, Испании, Бельгии до 5 лет.

Кроме того, поскольку деятельность руководителя организации находится под двойным контролем — со стороны административного управляющего и собрания кредиторов, то в рассматриваемой процедуре ограничиваются возможности руководителя по управлению должником (ст. 82 Закона о банкротстве), и как следствие, существенно понижается его интерес к данной процедуре. Небольшая заинтересованность к финансовому оздоровлению у арбитражного управляющего и кредиторов в целом [1]. Всё это, не позволяет в полном объёме достичь необходимого результата — восстановить платежеспособности должника и погасить его задолженность.

В заключение, отсутствие в законодательстве действенных механизмов содействия государства конкретным организациям в восстановлении платежеспособности за исключением стратегически важных предприятий. Действительно, тот факт, что в Законе о банкротстве не предусмотрено осуществление комплекса мер государственной поддержки для стимулирования должника на ранней стадии инициировать дело о банкротстве в целях применения реабилитационных процедур делает финансовое оздоровление неэффективным и невостребуемым, а представление государством интересов общества в деле о банкротстве — декларативным.

Представляется, в целях улучшения финансового состояния должника, находящемуся на грани банкротства, также необходимо выработать критерии в зависимости от имущественного положения должника и иных условий для предоставления субсидий, льгот, например по уплате налогов, сборов и иных обязательных платежей.

В силу установленных ограничений по объему работы мы рассмотрели лишь некоторые проблемы неэффективности применения процедуры финансовое оздоровления, однако в литературе отмечаются и другие вопросы.

Таким образом, анализ законодательства и практики применения процедуры финансового оздоровления выявил необходимость дальнейшей правовой регламентации данного института.

Литература:

  1. См., напр. Банкротство хозяйствующих субъектов: учебник для бакалавров / отв. ред. И. В. Ершова, Е. Е. Енькова // СПС «КонсультантПлюс»; Телюкина М. В. Продолжниковые элементы в современном российском конкурсном праве — наличие и целесообразность // Юрист. М., 2013. № 24. С. 3–4; Фролов И. В. Проблемы прокредиторской и продолжниковой концепции современного российского законодательства о несостоятельности банкротстве) // Предпринимательское право. М., 2011. № 4. С. 20–25.
  2. Миронова А. Н. Российский опыт проведения процедуры финансового оздоровления в делах о банкротстве // СПС «КонсультантПлюс».

3. Данные судебной статистики [Электронный ресурс] // URL: http://www.cdep.ru/index.php?id=79&item=3579 (дата обращения: 28.03.2017).

  1. Мифтахутдинов Р. Т. Реформирование законодательства о банкротстве в части совершенствования реабилитационных процедур // СПС «КонсультантПлюс».
  2. Скворцов О. Ю. Теоретические и практические проблемы применения процедуры финансового оздоровления в деле о несостоятельности (банкротстве) // СПС «КонсультантПлюс».
  3. Миронова А. Н. Российский опыт проведения процедуры финансового оздоровления в делах о банкротстве // СПС «КонсультантПлюс».
Основные термины (генерируются автоматически): финансового оздоровления, процедуры финансового оздоровления, введении финансового оздоровления, плана финансового оздоровления, платежеспособности должника, финансовое оздоровление, применения процедуры финансового, восстановления платежеспособности должника, проведения процедуры финансового, погашения задолженности, процедур финансового оздоровления, введения финансового оздоровления, финансового кризиса должника, банкротстве финансовое оздоровление, собрания кредиторов, процедуры финансовое оздоровления, эффективности процедуры финансового, неэффективность процедуры финансового, финансового состояния должника, опыт проведения процедуры.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос