Автор:

Рубрика: Государство и право

Опубликовано в Молодой учёный №12 (146) март 2017 г.

Дата публикации: 23.03.2017

Статья просмотрена: 83 раза

Библиографическое описание:

Ковалёва Д. В. Пытка как институт процессуального права (на примере уголовно-процессуального кодекса Каролины 1532 г.) // Молодой ученый. — 2017. — №12. — С. 409-410. — URL https://moluch.ru/archive/146/40936/ (дата обращения: 23.05.2018).



В статье рассматривается процессуальное право по Каролине 1532 года, применение пыток, а также ряд титулов правового памятника, подтверждающие применение и условия пыток.

Ключевые слова: процессуальное право, пытка, Каролина 1532 года

В период абсолютизма происходит переход от обвинительного процесса к следственно-розыскному (инквизиционному). Единообразие уголовного процесса было рычагом усиления государственной власти. Во многих европейских странах, составляются общегосударственные кодификации. Состязательный процесс остается для ведения гражданских дел и менее тяжких уголовных. Для расследования государственных преступлений, убийства, разбоя суд прибегает к сыску — розыскному процессу [3, c. 277].

Каролина 1532 г. — это правовой памятник средневековой Германии XVI века, который регулирует уголовные и уголовно-процессуальные отношения. По Каролине преступлением являлись действия, направленные против религии, государственного строя, против личности и собственности. Уголовная ответственность наступала с 14 лет. Целью наказания было устрашение [2].

Процесс делился на два вида: состязательный и розыскной (инквизиционный). В состязательном процессе потерпевший представлял улики и подозрения для доказательства вины обвиняемого. Инквизиционный процесс подготавливался задолго. Ещё до XVI века феодалы использовали жёсткие методы, которые не предусматривались законами, а основывались на их привилегиях для борьбы с непокорными крестьянами. Феодалы создавали благоприятные условия для применения пыток (замки с подземными тюрьмами, сила для подчинения крестьян). Такие элементы розыска как пытка, тайна и жесткость наказаний прочно применялись во внесудебной практике, из которой позже развивается инквизиционный процесс [2].

Инквизиционный процесс делился на два этапа:

1) предварительное разбирательство: общее (сбор материалов, дознание) и специальное расследование — предусматривающее полный допрос обвиняемого, в котором главным источником доказательств являлись пытки. Такое признание было получено не всегда добровольно, поэтому в инквизиционном процессе большое место уделяется пыткам. Также, помимо пыток, в этом процессе использовались показания свидетелей. После того, как вина обвиняемого была доказана, с помощью пыток и свидетелей, наступал следующий этап;

2) судебное разбирательство — рассмотрение актов предварительного следствия [3, с.281].

В титуле ХХII Каролины говорится о том, что главным доказательством вины является собственное признание [1, c. 694]. Поэтому особое внимание уделялось пытке как средству добиться признания обвиняемого. В Каролине подробно указано, в каких случаях должны быть применены пытки. Применение конкретных видов пыток в Каролине не оговаривалось. При их осуществлении должны были присутствовать судья, два судебных заседателя и судебный писец.

Для применения пытки должен был соблюдаться ряд условий. Так, достаточно было «двух добрых свидетелей, добродетельных и безупречных», предоставивших показания (титул XXX) [1, c. 696]. Также для применения пытки использовались подозрения, в качестве их могли выступать, «легкомыслие и дурная слава» человека, его способность совершить преступление (титул XXV). Однако, обвиняемого могли отдать под пытку тогда, когда были собраны «доброкачественные доказательства» против него. Допрос под пыткой мог примениться только тогда, когда будет установлено, что поводов для подозрения больше, чем для оправдания. Если наоборот, поводы для оправдание преобладают более, то пытка не может быть применена, хоть и некоторые подозрения, но незначительные, были обнаружены (титул XXVIII). При допросе под пыткой должны были соблюдаться условия. Если судья, не учитывая правила, произвёл пытку, он должен понести наказание и возместить ущерб обвиняемому, судья должен был учитывать раны и другие дефекты, которые были у обвиняемого под пыткой (титул LIX, LXXII) [1, c. 699].

Действительным признанием под пыткой являлось то, которое было окончательно записано после окончания пытки и повторенное не менее чем через день.

Литература:

  1. Каролина 1532 г. // Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран: В 2 т. / Отв. ред. Н. А. Крашенинникова. Т. 1 / Сост. О. Л. Лысенко, Е. Н. Трикоз. — М.: Норма, 2004. — С. 688–714.
  2. Логинова Т. Е. Характеристика норм уголовно-процессуального права в «Каролине» // Вестник Пермского университета. Юридические науки. 2010. Выпуск 3. C.13–18. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/harakteristika-norm-ugolovno-protsessualnogo-prava-v-karoline
  3. Чельцов-Бебутов М. А. Курс уголовно-процессуального права. Очерки по истории суда и уголовного процесса в рабовладельческих, феодальных и буржуазных государствах. — СПб.: Равена, Альфа, 1995. — 846 с.
Основные термины (генерируются автоматически): применения пытки, Инквизиционный процесс, доказательства вины обвиняемого, XVI века, уголовно-процессуального права, применения пытки должен, полный допрос обвиняемого, уголовного процесса, примере уголовно-процессуального кодекса, конкретных видов пыток, условия пыток, признания обвиняемого, вина обвиняемого, применение пыток, пыткой должны, Характеристика норм уголовно-процессуального, Курс уголовно-процессуального права, применения пыток, Единообразие уголовного процесса, титулов правового памятника.


Ключевые слова

процессуальное право, пытка, Каролина 1532 года

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос