К вопросу о монополизации адвокатской деятельности | Статья в журнале «Молодой ученый»

Автор:

Рубрика: Государство и право

Опубликовано в Молодой учёный №5 (139) февраль 2017 г.

Дата публикации: 06.02.2017

Статья просмотрена: 168 раз

Библиографическое описание:

Горевая А. Г. К вопросу о монополизации адвокатской деятельности // Молодой ученый. — 2017. — №5. — С. 284-287. — URL https://moluch.ru/archive/139/39261/ (дата обращения: 21.06.2018).



В данной статье рассматривается монополизация адвокатской деятельности как тенденция в развитии адвокатуры в России. Анализируется нормативно-правовая база, регулирующая институт представительства. Кроме того, автором выявляются достоинства и недостатки процесса монополизации адвокатуры, а также даются рекомендации по совершенствованию реализации его на практике.

Ключевые слова: адвокат, адвокатская монополия, представитель, представительство, программа Юстиция

Институт адвокатуры как один из важнейших институтов современного общества, будучи сформированной и самодостаточной системой, непрерывно продолжает свое развитие и совершенствование. Конституцией Российской Федерации каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи [1]. Предполагается, что лицо, оказывающее юридическую помощь, должно обладать соответствующей квалификацией.

Однако, в связи с тем, что представителю доверителя в процессе судопроизводства не во всех случаях предъявляются требования к наличию высшего юридического образования, наличию практического опыта в данной сфере, становится актуальным вопрос о качестве оказываемой юридической помощи. В этой связи Постановлением Правительства Российской Федерации от 15 апреля 2014 г. № 312 была утверждена Государственная программа «Юстиция» (далее программа «Юстиция»), в рамках которой разрабатывается «Концепция регулирования рынка профессиональной юридической помощи», Федеральный закон «О квалифицированной юридической помощи в Российской Федерации» и планируется внесение изменений в ряд действующих в настоящее время нормативно-правовых актов, регулирующих институты представительства и адвокатуры [2].

Программа направлена на развитие в обществе правовой модели поведения граждан, поддержание уважения к закону. Срок реализации проекта установлен до 2020 года. Ожидается, что проект будет способствовать созданию условий, обеспечивающих высококачественную юридическую помощь гражданам, улучшению качества исполнения судебных решений, актов иных органов.

Реализация программы «Юстиция» по сути, предполагает монополизацию адвокатуры в России и вполне ожидаемо вызывает бурную дискуссию в рядах адвокатов и не имеющих адвокатского статуса юристов.

Таким образом, объектом исследования является процесс монополизации адвокатской деятельности как тенденция в развитии института адвокатуры. Предметом изучения данной работы является монополизация адвокатуры в России как способ повышения качества оказываемой юридической помощи. Исследование направлено на анализ настоящего положения института представительства, а также на изучение возможных достоинств и недостатков монополии на адвокатскую деятельность.

В соответствии с целью работы были выделены задачи, заключающиеся в изучении различных нормативно-правовых актов, в части, касающейся представительства в судопроизводстве. Кроме того, задачей являлось изучение как положительных, так и отрицательных сторон монополизации, а также предложение мер по совершенствованию ее реализации.

Прежде чем перейти к анализу нормативно-правовых актов, необходимо отметить, что сущность «адвокатской монополии» состоит в том, что право оказывать юридическую помощь (юридические услуги), включая представительство в суде, на профессиональной основе и за плату представляется только тем субъектам, которые соответствуют определенным квалификационным требованиям, то есть адвокатам.

Говорить об абсолютной монополии, по мнению автора, не имеет смысла, поскольку ее реализация практически невозможна, более того, Постановлением Конституционного Суда РФ от 16.07.2004 г. № 15-П, ч. 5 ст. 59 Арбитражного процессуального Кодекса Российской Федерации (АПК РФ) была признана противоречащей Конституции РФ [3]. Данная статья в предыдущей редакции устанавливала ограничение на участие представителей в процессе, допуская в качестве представителя организации лишь руководителя, штатного сотрудника организации либо адвоката. Конституционный суд РФ в первую очередь опирался на ч. 1 и 2 ст. 19 Конституции РФ, в которых указано, что «все равны перед законом и судом», что «государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина», на ч. 1 ст. 46 Конституции РФ: «Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод»; на ч. 3 ст. 123 Конституции РФ: судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Согласно действующей в настоящее время редакции АПК РФ, представителями граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, и организаций могут выступать в арбитражном суде адвокаты и иные оказывающие юридическую помощь лица.

Вице-президент Федеральной палаты адвокатов РФ Г. К. Шаров высказался относительно данной ситуации следующим образом: «Конституционный суд и законодатель отменили ограничения на доступ к судебной трибуне, чем подтвердили сомнительное “достижение” судебной реформы, в результате чего в России для допуска к юридической практике не надо получать статус адвоката или какую-либо лицензию, а юридическую помощь и даже представительство в суде вправе осуществлять любые лица, вне зависимости от образования, моральных и деловых качеств» [4].

Обращаясь к нормам Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (ГПК РФ), установлено, что граждане вправе вести свои дела в суде лично или через представителей [5]. При этом представитель должен соответствовать требованиям, указанным в ст.ст.48–53 ГПК РФ, а именно: быть дееспособными и иметь надлежащим образом оформленные полномочия на ведение дела. Надлежащим образом оформленные полномочия представляют собой заявление доверителя в устном виде, занесенное в протокол судебного заседания либо письменное заявление доверителя в суде; доверенность нотариальная либо заверенная уполномоченным лицом; для адвокатов — ордер, выданный адвокатским образованием. Соответственно представителями в гражданском процессе наряду с адвокатами могут быть юристы, не имеющие адвокатского статуса, а также лица, не имеющие юридического образования. Более того, представителем доверителя может быть и вовсе лицо без какого-либо образования.

Согласно положениям ст. 25.5 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации (КоАП РФ) для оказания юридической помощи лицу, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, в производстве по делу об административном правонарушении может участвовать защитник, а для оказания юридической помощи потерпевшему — представитель. При этом в качестве защитника или представителя допускается адвокат или иное лицо [6]. Каких-либо требований к квалификации представителя КоАП не содержит.

Напротив, Кодексом административного судопроизводства Российской Федерации (КАС РФ) устанавливаются более жесткие требования к представителям. Так, в соответствии со ст. 55 КАС РФ, представителями в суде по административным делам могут быть адвокаты и иные лица, обладающие полной дееспособностью, не состоящие под опекой или попечительством и имеющие высшее юридическое образование [7]. При этом адвокату необходимо предъявить удостоверение, а представителю — диплом о высшем юридическом образовании. Автор позволит себе заметить, что на практике, судьи часто оставляют без движения поданные административные исковые заявления по той причине, что адвокат не приложил к нему копию диплома о высшем юридическом образовании, хотя само удостоверение адвоката предполагает наличие у его владельца квалификации юриста. Данная ситуация несомненно вызывает недоумение, и остается надеяться, что это лишь временное явление, связанное с «привыканием» к довольно недавно введенному в действие КАС РФ.

Своеобразная монополия на большую часть работы адвоката предусмотрена Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации (УПК РФ): только адвокаты могут защищать подозреваемого, обвиняемого по уголовному делу [8]. Так, согласно п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 30 июня 2015 г. N 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве» защиту обвиняемого в досудебном производстве вправе осуществлять только адвокат [9]. Вместе с тем, ч. 2 ст. 49 УПК РФ допускает участие наряду с адвокатом близкого родственника или иного лица, о допуске которого ходатайствует обвиняемый. При этом, несмотря на то, что законом данное лицо может быть допущено и вместо адвоката при производстве у мирового судьи, на практике такие случаи практически не встречаются. Кроме того, вышеуказанное Постановление устанавливает, что при разрешении ходатайства обвиняемого о допуске одного из близких родственников или иного лица в качестве защитника, суду следует не только проверять отсутствие обстоятельств, исключающих участие в производстве по делу, но и учитывать характер, особенности обвинения, а также согласие и возможность данного лица осуществлять в установленном законом порядке защиту прав и интересов обвиняемого и оказывать ему юридическую помощь при производстве по делу.

Что касается представителя потерпевшего или гражданского истца в уголовном деле, то законом устанавливается, что ими могут быть адвокаты, а также допущенные судом один из близких родственников потерпевшего или гражданского истца либо иное лицо, о допуске которого ходатайствует потерпевший или гражданский истец. При этом как видится из УПК РФ, прямых требований к образованию представителя потерпевшего не имеется. Однако, в соответствии с п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 июня 2010 г. N 17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве», представителями потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя могут выступать не только адвокаты, но и иные лица, способные, по мнению этих участников судопроизводства, оказать им квалифицированную юридическую помощь [10]. При этом, на практике данное условие либо игнорируется, либо сводится к вопросу судьи представителю о том, имеется ли у него юридическое образование или касается ли его основная деятельность юридической сферы. Соответственно ни о какой гарантии квалификации представителя говорить не приходится.

Таким образом, анализ нормативно-правовых актов показал, что не во всех случаях к представителю доверителя предъявляются требования к наличию юридического образования. Более того, не выясняется наличие у него вообще какого-либо образования. Сможет ли такой представитель оказывать действительно высококачественную квалифицированную юридическую помощь лицу, обратившемуся к нему? Полагаем ответ очевидным.

Приступая к описанию результатов исследования, связанных с выявлением положительных и отрицательных сторон изучаемого явления, необходимо заметить, что несмотря на то, что программа «Юстиция» разрабатывалась Министерством юстиции РФ с привлечением адвокатского сообщества, корпоративных юристов, некоммерческих и общественных организаций, а также частнопрактикующих юристов, мнения относительно монополии адвокатуры значительно разнятся.

Так, сторонники монополизации адвокатской деятельности в защиту проекта приводят следующие аргументы.

Во-первых, для того, чтобы получить статус адвоката необходимо иметь юридический стаж (2 года) и сдать квалификационный экзамен (порядка 500 вопросов и практических заданий по всем отраслям права), что наглядно показывает, что лицо без знаний и опыта в юридической сфере статус не получит. Экзамен представляется своеобразным «фильтром», отсеивающим «некачественных» кандидатов.

Во-вторых, адвокат обязан регулярно повышать свою квалификацию, посещая курсы и проходя обучение.

В-третьих, у адвокатов есть вышестоящий орган — Адвокатская Палата, контролирующая их деятельность. Кроме того, имеется система дисциплинарного взыскания для адвокатов, что гарантирует качественное выполнение адвокатом поручения, поскольку перспектива предстать перед квалификационной комиссией, имеющей право лишить адвоката его статуса не слишком приятна.

В-четвертых, адвокатская деятельность кроме Федерального Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» регулируется и Кодексом профессиональной этики адвоката, что также не может не быть аргументом в пользу монополизации.

Таким образом, наличие строгих требований к кандидатам в адвокаты, наличие тщательно проработанного законодательства об адвокатуре, а также контролирующих органов и института дисциплинарной ответственности — является преимуществами адвокатуры перед другими представителями юридического сообщества.

Вместе с тем, позиция противников адвокатской монополии обосновывается на следующих моментах.

Первым аргументом является то, что они усматривают нарушение конституционных прав человека на защиту в ограничении права на выбор себе представителя.

Следующим неблагоприятным фактором монополизации адвокатской деятельности называется повышение цен на оказываемые услуги. Однако, логически рассуждая, нетрудно определить, что адвокаты, находясь в условиях острой конкуренции, будут снижать значения в прейскуранте. Поэтому данный довод видится несостоятельным.

Третьим аргументом приводится непривычная система налогообложения деятельности адвоката, которая не предусматривает упрощенной формы (как для юридических лиц и индивидуальных предпринимателей) и влечет для них большие расходы, чем в нынешнем их состоянии.

И наконец, противники монополии приводят довод о том, что размер единовременного взноса при сдаче экзамена на нужды Адвокатской палаты слишком велик, и просто может быть не по карману многим юристам.

Таким образом, подводя итоги исследования, необходимо сказать, что, монополизация адвокатской деятельности весьма неплохой способ повышения качества юридической помощи. Однако речь идет не о тотальной монополии, а об ограниченной ее форме. Так, видится необходимой более тщательная проработка внедряемой концепции в части, касающейся случаев обязательного участия адвокатов. Предлагается установить исключительное право адвоката на представительство в суде апелляционной инстанции, а также в судах общей юрисдикции по гражданским делам с ценой иска более 300 000 рублей.

Представляется, что шансом к достижению консенсуса в дискуссии о введении адвокатской монополии является открытый диалог адвокатов и юристов, членов судейского сообщества, а также представителей Министерства юстиции с возможным привлечением зарубежного опыта, что поспособствует принятию рационального, хорошо проработанного итогового решения по данной проблеме.

Литература:

  1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) // Собрание законодательства РФ. 03.03.2014. № 9. С. 851.
  2. Государственная программа Российской Федерации «Юстиция», утверждена Постановлением Правительства Российской Федерации от 15.04.2014 г. № 312 // Собрание законодательства РФ. 05.05.2014. № 18 (часть II). С. 2158.
  3. Постановление Конституционного Суда РФ от 16.07.2004 № 15-П «По делу о проверке конституционности части 5 статьи 59 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации…» // Собрание законодательства РФ. 02.08.2004. № 31. С. 3282.
  4. Шаров Г. К. Статьи прошлых лет: сборник. М.: ИД «Юстиция», 2011. С. 398.
  5. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 № 138-ФЗ (ред. от 19.12.2016) // Собрание законодательства РФ. 18.11.2002. № 46. С. 4532.
  6. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 № 195-ФЗ (ред. от 28.12.2016) // Собрание законодательства РФ. 2002. № 1.
  7. Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации от 08.03.2015 № 21-ФЗ (ред. от 03.07.2016) // Российская газета 11.03.2015. № 6620.
  8. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 19.12.2016) // Собрание законодательства Российской Федерации 22.12.2001. № 52.
  9. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 30 июня 2015 г. № 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве» // Российская газета 10.07.2015. № 6721.
  10. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 июня 2010 г. № 17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве» // Российская газета 07.07.2010. № 5226.
Основные термины (генерируются автоматически): РФ, Российская Федерация, адвокат, адвокатская деятельность, юридическая помощь, лицо, гражданский истец, Россия, высшее юридическое образование, представитель.


Ключевые слова

адвокат, адвокатская монополия, представитель, представительство, программа Юстиция

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос