Автор:

Рубрика: История

Опубликовано в Молодой учёный №4 (138) январь 2017 г.

Дата публикации: 27.01.2017

Статья просмотрена: 146 раз

Библиографическое описание:

Чернова Т. М. Замшевое производство в Коми крае (XIX-XX вв.) // Молодой ученый. — 2017. — №4. — С. 627-634. — URL https://moluch.ru/archive/138/38684/ (дата обращения: 23.05.2018).



Замшевое производство в Коми крае тесным образом было связано с одним из промыслов Ижемских коми — оленеводством. Будучи заимствованным у ненцев, в руках зырян оно развивается. Именно они впервые организовали замшевое производство в Печорском крае и вышли на рынок.

Основным источником для реконструкции процесса зарождения замшевого производства в Коми крае, который рассматривается в первой главе данной работы, стали наблюдения Керцелли Сергея Васильевича (1869–1935), опубликованные им после путешествия на север. Будучи ветеринаром, он в 1908 году отправляется в Большеземельную тундру, где знакомится с бытом Ижемских оленеводов и изучает замшевое производство, которое на то время имело характер домашнего производства. По итогам наблюдений он пишет четыре работы: «По большеземельной тундре с кочевниками» (1911 г.) и «Производство оленьей замши на Печоре» (1914 г.), «Оленеводство» (1919 г.), «Материалы к изучению оленеводства» (1921 г.). Все публикации представляют собой описание и подробный анализ увиденного в тундре Керцелли С. В. и являются ценным источником для анализа данной темы. Первая книга «По Большеземельной тундре с кочевниками» интересна тем, что она дает ценные сведения о хозяйственном быте оленеводов, освещает взаимоотношения коми-зырян с самоедами, пишет об экономическом значении оленеводства и о его нынешнем положении. Второй его труд «Производство оленьей замши на Печоре» описывает процесс замшеделия уже в начале XX века, дополняя рассказ историческими данным и собственными выводами о перспективности данного вида промысла. Третья книга «Оленеводство» написана в соавторстве с В. Худадовым. В ней представлены два доклада, сделанные в 1919 г. на Первом областном съезде по животноводству: «Значение оленеводства и меры для его развития» (Керцелли С. В.) и «Оленеводство в России» (Худадова В). Говоря о важности оленеводства, как отрасли хозяйства для северных территорий России, авторы приводят перечень неотложных мероприятий по поддержанию этой отрасли животноводства, которая при правильной постановке дела являлась бы, по их мнению, также немаловажной статьей экономической жизни государства. Четвертая работа Керцелли С. В. «Материалы к изучению оленеводства» представляет собой первый опыт классификации оленеводства, основанный на экономических особенностях и хозяйственно-бытовых условиях жизни оленеводов. Классификация эта построена на материалах, собранных Керцелли С. В. при изучении оленеводства Архангельской губернии и отчасти Камчатки. Описания Керцелли С. В. завершаются годом его последнего пребывания в Большеземельской тундре, когда производство замши еще не вышло за рамки отдельной семьи и не было превращено в предприятие. Этим же завершается первая глава данной работы.

Еще одним источником подобного рода выступает работа коми писателя Шергина Ивана Алексеевича (1866–1930 гг.) «Богатства Севера. (Зырянский край) Путевые заметки, очерки, рассказы» (1908 г.). Его работа — это путевые заметки, содержащие сведения о Зырянском крае, в том числе о Печорском и Архангельском краях, где расселились оленеводы. Книга богата этнографическим материалом: дано описание многих коми селений, быта, нравов, уклада жизни и труда крестьян. Работа Шергина И. А. по временных рамках совпадает с работами Керцелли С. В.

Предпосылки появления замшевого производства в северных регионах нужно искать в традиционных занятиях местного населения. На среднем течении реки Печоры и по берегам ее притоков Усы и Ижмы, сейчас это Усть-Цилемский и Ижемский районы, проживали различные народ: лопари, самоеды, остяки, тунгусы, ламуты, ненцы Их традиционным занятием было оленеводство, оно удовлетворяло внутренние потребности населения: давало мясо и двигательную силу, материал для одежды (оленья шкура единственная, которая сохраняет эластичность и мягкость при сильных морозах), но продукты оленеводства практически не поступали на рынок, они только обменивались на те предметы, которые кочевники не могли сами произвести: мука, сукно, ситец, ружья, порох, железные капканы. После русской колонизации состояние не сильно изменилось. Русские использовали оленей, только для передвижения по тундре, редко скупали меха для продажи. Изменилось оленеводство в руках коми, пришедших на север в XV-XVI веках и перенявших этот промысел от самоедов и ненцев.

Одним из центров проживания оленеводов стала Ижемская слободка. Она была основана в 1567 году пришедшими с Выми, Удоры и Вашки коми, русскими из Усть-Цильмы и ненцами [6, с. 105]. По другим данным она была основана в 1576 году, пришедшими с Выми и верхней Мезени коми. Данные разнятся в дате основания и этно-социальной структуре первых жителей слободки, но сходятся на том, что одним из этносов были коми. Со временем жители слободки стали именоваться «изьватас» (ижемцы).

Поначалу ижемцы вели хозяйство привычными методами, но непригодная земля и суровый климат препятствовали земледелию. Они продолжили заниматься охотой и собирательством, а продукты от промысла шли на продажу. Предприимчивые ижемские купцы составляли конкуренцию купцами чердынскими и купцами из Устюга [8, с. 144]. Они вели торговлю по всему северу России, поставляли свою продукцию в Москву и Санкт-Петербург [13, с. 13]. Благодаря замшевому производству оленеводы получили неограниченный рынок для сбыта своих шкур.

Кроме охоты ижемцы занимались оленеводством. Контакты с самоедами, населявшими среднее течение реки Печора, в XVII веке привели к перениманию у них навыков оленеводства. По другим данным оленеводческий комплекс они полностью заимствовали у ненцев уже в XVII столетии [13, с. 13]. Хотя олени уже использовались ижемцами раньше в качестве транспортного средства. С XVIII века, когда в лесах резко снизилось количество пушных животных и товарная охота пришла в упадок ижемцы «из лесных охотников постепенно превратились в тундровых оленеводов-кочевников» [4, с. 6].

Оленеводство постепенно стало основой хозяйства ижемцев. На начальном этапе освоения данного вида хозяйства «ижемцы передавали своих оленей на выпас наемным ненецким пастухам» [7, с. 44]. В. Иславин писал, что ижемский заводчик за самое ничтожное содержание, мог «найти временную помощь в самоедах» [1, с. 66]. Продолжая эту мысль, другой исследователь И. А. Шергин писал, что ижемцы занимались грабежом, угоняя самоедские стада. Он видел источник зажиточности благосостояния ижемца в «вырождении и вымирании остатков самоедского племени» [14, с. 146].

https://pp.vk.me/c636720/v636720706/1331c/IxppzJfsxhM.jpg

Рис. 1. Пастух в ездовых санях (Керцелли С. В. «По Большеземельной тундре с кочевниками»)

С. В. Керцелли отмечал, что мнение В. Иславина о том, что зыряне начали заниматься оленеводством только с середины XIX века, подвергая самоедов эксплуатации и отбирая их стада обманным путем, является ошибочным. Опровергая это укоренившиеся в обществе мнение, исследователь ссылается на данные академика И. И. Лепехина, относящиеся к 1771 году, «тогда зыряне уже имели свои многочисленные стада» [3, с. 108]. Также он пишет об экспедиции, которую предприняли в Большеземельскую тундру в конце 1840-х годов французский астроном Жан Ковалевский и горный инженер Э. Гофман. Путешественники, изучая быт зырян, пришли к выводу, что, «поручая свои стада надзору самоедов, оленеводы не имели от этого никаких выгод. Оленеводство может процветать только под личным надзором самого хозяина, который решился на кочевую жизнь» [3, с. 110]. Э. Гофман так выразился по тому же вопросу: «В ясную погоду и днем хозяин вверяет присмотреть за стадом пастуху самоеду, но в туман, дождь и метель он бодрствует» [3, с. 111]. Зыряне, по их мнению, имеют больше качеств для промышленной и торговой жизни, чем их соседи самоеды и русские оленеводы, а также они лучше ухаживают за оленями.

Таким образом, по данному вопросу возникло спорное мнение, но отмечая предприимчивость зырян исследователи отмечают, что, освоив оленеводство, они постепенно стали вырабатывать свои особенные принципы: «улучшили маршруты выпаса и сроки (шли на север не по снегу, а по прошлогодней траве), условия отела и забоя, ввели селекцию» [6, с. 106], ввели круглосуточное патрулирование стад с помощью собак. Способы хозяйствования ижемцев оказались более эффективными, чем у ненцев Большеземельской тундры, а также Кольских саамов и хантов.

https://pp.vk.me/c636720/v636720706/13312/ztRiBnyBkcA.jpg

Рис. 2. Переправа оленей через реку Каротайку (Керцелли С. В. «По Большеземельной тундре с кочевниками»)

С. Керцелли писал, что ижемцы отказались от значительного увеличения стад, не видя в этом практической выгоды, и стали регулировать прирост численности оленей. А данные современных исследований говорят, что шел рост стад, и уже к концу XVIII века богатые семьи по некоторым данным владели стадами от «1500 до 2000 оленей, средние — от 500 до 700, у малоимущих было от 10 до 30 оленей» [6, с. 106]. В пользу того, что ижемские оленеводы все-таки целенаправленно увеличивали численность стад, говорит то факт, что к середине 1830-х годов ненцы уже потеряли свой приоритет в тундре, уступив его ижемцам, об этом косвенно может свидетельствовать «Устав об управлении самоедами, обитающими в Мезенском уезде Архангельской губернии» 1835 года. К 40-м годам XIX в. соотношение численности оленьего поголовья, принадлежавшего ненцам и коми, было 1:4 и сохранялось в последующие годы [13, с. 25].

Но в одном исследования сходятся: оленеводство приобрело товарный характер, а вопрос с избытком шкур решился организацией замшевого производства. Оленеводство зырян определялось С. Керцелли как технически-промышленное, которое «основывается на производстве замши» [2, с. 6].

Производство замши существовало уже в начале XIX века, в виде кустарного промысла в Галиче [4, с. 6]. Ижемцы стали выписывать из Галича мастеров, чтобы те устраивали замшевые заводы в Печорском крае и обучали зырян технике замшеделия. И уже в 1834–1835 годах в Ижемской волости было 150 заведений по выделке оленьей замши [11, с. 5]. А абсолютное большинство хозяев имели по одному замшевому заводу. Крупные заводчики «Федор Гаврилович Канев имел три, Никита Андреевич Артеев — две мастерские» [11, с. 5].

Несмотря на выгодность, промысел этот долго не получал распространения в других частях Архангельской губернии, и скупщики-зыряне, скупая оленьи шкуры в Мезенском уезде, на Кольском полуострове, посылали их для выделки на Печору. Даже, когда во второй половине XIX в. увеличение численности ижемских стад, падежи животных, нехватка площадей для сельского хозяйства, уменьшение количества дичи в лесах вынудили часть населения переселиться на Кольский полуостров и за Урал, шкуры на выделку в течении продолжительного времени еще пересылались на Печору. Однако, дороговизна подобной пересылки в конце концов заставила Кольских оленеводов-зырян устроить замшевый завод ближе к области новых кочевок. Но, тем не менее, в руках зырян до начала XX века находилось практически все производство замши.

В. Иславин, посетивший Ижму в 1844 году, насчитывал 55 замшевых заводов-изб. Он отмечал, что заводы эти принадлежали не самым зажиточным крестьянам, они обманывают оленеводов, продающих им шкуры. Так исследователь объясняет появление новых заводов, уже принадлежащих крупным оленезаводчикам, скупающих шкуры в Пустозерской, Усть-Цилемской и Мезенской волости, а также у «Зауральских Инородцев» [1, с. 72]. Таким образом, развивается не только производство, но и увеличивается скупка шкур.

В 1850-х годах ижемцы улучшают производство замши, концентрируя его и привлекая наемный труд, начинают торговать, ориентируясь на рынки за пределами края. Хотя шкуры выделывали вручную, и по качеству готовая замша была полуфабрикатом, а мелкие хозяева зависели от крупных скупщиков, замшеделие резко повысило товарность оленеводства.

В середине XIX века в Ижемской волости пытались построить механизированный замшевый завод. Эта попытка принадлежит двум выпускникам Петербургского технологического института Кузьме Аслину и Ивану Циммерману. В 1854 они отправились в Архангельскую губернию, в Мезенский уезд. Там они занялись выделкой из оленьих шкур замши, а также обработкой тюленьих шкур как материала для пошива осенней одежды [10, с. 143].

https://pp.vk.me/c615731/v615731759/13a78/8b9Kwl6iox0.jpg

Рис. 3. Чертеж Завода для выделки сырых, оленьих шкур в замшу (из книги Летопись Севера (1964 г.)

Завод было решено построить в устье правого притока Ижмы — реки Большой Кочи. Финансирование строительства должно было поступить от начальника Архангельской Палаты государственных имуществ К. Н. Зубова, но для начала «нужно было убедить Министерство государственных имуществ в солидности и кредитоспособности просителей» [10, с. 143]. Так министерство выдало ссуду под залог завода в размере двух тысяч рублей серебром сроком на 5 лет с начислением, как обычно, шести процентов годовых [12, с. 4]. Летом 1855 года строительство завода было практически завершено. Пуск был назначен на октябрь-ноябрь, когда оленеводы со стадами вернутся с летних пастбищ, чтобы закупить у них шкуры.

На проходившей каждый год весенней ярмарке в Ижме, богатые оленеводы закупали товары у приезжих торговцев для авансирования мелких ремесленников, занимающихся выделкой замши. За наиболее бедных оленеводы платили государственные подати. Таким образом, ремесленники-кожевенники попадали в кабалу к кулакам-оленеводам, и вынуждены были обрабатывать шкуру по произвольно низким расценкам. В этих условиях оленеводы отказывались сдавать шкуры на завод. А ремесленники боялись появившейся конкуренции. Часть ремесленников неизбежно оставалась без работы, тем более что завод решил «принимать учеников, преимущественно сирот, и готовить из них кадровых рабочих» [10, с. 144]. Планировалось открыть школу, на которой детей бы кроме ремесла обучали еще и грамоте, и предметам, которым обучают в сельских приходских училищах.

В сентябре 1855 года на заводе была начата выделка замши. Средства, выделенные на производство, вскоре ушли, оленьи шкуры продавать отказывались, а выделка кож крупного рогатого скота оказалась недоброкачественной. И. Циммерман выехал в Петербург и не вернулся, оставив К. Аслина одного. Завод перестал работать.

В апреле 1857 года министр государственных имуществ поручил Архангельской палате продать завод, из вырученных денег погасить долг по ссуде с процентами, а суммы, которые могут при этом остаться, возвратить К. Аслину, но торг прошел только в мае.

На нем присутствовал 41 человек — крестьяне, купцы, мещане из разных волостей Ижмы, Печоры и Пермской губернии [10, с. 144]. Завод был продан за 236 рублей ижемскому крестьянину Ф. В. Рочеву. Примечательно, что при открытии завод был оценен специальной комиссией в цену «не менее трех тысяч рублей» [10, с. 145], а крестьяне оценивали само здание в 500 рублей [10, с. 145], то есть намного больше той суммы, за которую он был продан.

Ф. В. Рочев купил завод с условием, что переставит его и превратит в постоялый двор. Таким образом первый механизированный завод в Печорском крае закрылся из-за конкуренции местных производителей. Завод мог дать значительно более высокую производительность труда, чем домашнее производство.

Домашнее производство замши еще долгое время было представлено мелкими заведениями, где работал хозяин завода с сыновьями, братьями или другими родственниками — собственниками завода.

В 1858 году шесть крупных мастерских давали 42 % производимой в Ижемской волости замши [11, с. 5]. Одним из крупных замшеделов был крестьянин Ефим Артеев. На его предприятии выделывали до 500 штук замши в год [11, с. 5]. В последующие годы мастерская Е. Артеева заметно растет. В 1887 году в ней обрабатывалось около 1000 оленьих шкур в год, что составляло 10,5 % произведенной в Ижемской волости замши. На начало XX века в Ижме ежегодно будут выделывать на замшу уже 100 тысяч оленьих шкур, около 80 тысяч из которых будет привозиться из Печорского уезда, остальная часть из других уездов Архангельской Губернии [3, с. 78].

В середине XIX века стала наблюдаться тенденция превращения мелкого производства в капиталистическую мастерскую. Производство замши стало не только семейным делом, стал применяться наемный труд. Сам хозяин только наблюдал за производством и занимался сбытом продукции. Сбыт производился во все города России, оттуда замша частью распространялась по стране для внутреннего употребления, а в большинстве случаях за границу, где, претерпев обработку, расходилась по высоким ценам как за границей, так и в России только уже под заграничной маркой.

Исследователь Керцелли С. В., посетивший в 1908–1909 эти заводы, подробно описал процесс производства. Из его работы видно, что замшевые мастерские представляли собой специально построенное помещение вблизи жилого дома. Помещение разделялось на три отделения: мочильню, сушильню и мяльню. В мочильне находились громадные бочки, в которые бросали шкуры, чтобы снять шерсть. В сушильне шкуры сушились, а когда сушильня была свободной в ней производили соскабливание шерсти. В мяльне шкура разминалась, растягивалась, что делало ее эластичной. Мяльня представляла собой холодное помещение — пристройку к заводу.

Рис. 4. Процесс мялки (фото Ф. И. Баутц, из книги Керцелли С. В. «Производство оленьей замши на Печоре (1914 г.)

Техническое оснащение было самым элементарным: бочка, один-два чана, ручная мялка. Инструментами были обыкновенные ножи и заостренная лопатка, которой соскабливали шкуру. Сама выделка замши производится «самым примитивным способом, мастеров нет, это все портит главнейший продукт оленеводства — замшу» [3, с. 108].

Количество рабочих колебалось от 2 до 8–10 человек. Выделка шкур на замшу производилась только зимой, начиналась с первых чисел ноября и заканчивалась в конце февраля. Это объяснялось тем, что работающие были по преимуществу крестьянами, имеющими земли. Производство замши же для них было дополнительным заработком.

Рабочий день был длинным: работали с 1 часу ночи до10 часов вечера, то есть 21 час. Перерыва для отдыха не было, кроме того, чтобы поесть.

Он также отмечал, что условия труда в таком месте были неподходящими, порой опасными, там царила антисанитария [4, с. 24]. При этом он видел перспективу в развитии замшевого производства: «желательно было бы довести производство на Печоре до той степени, чтобы заводы выпускали не полуфабрикат, а законченный продукт, вырабатываемый согласно требованиям заграничного рынка» [4, с. 32].

С. Керцелли писал, что на «62 печорских заводах с общим количеством рабочих в 360 человек производят около 120 тысяч штук замши. Из всего количества выделанных оленьих шкур 60 тысяч сосредоточено в руках трех предпринимателей. Скупщики рабочим платят по 20–35 копеек с выделанной шкуры, а продают по 8 рублей 50 копеек» [4, с. 32]. Его коллега В. Худадов насчитывал от 60 до 70 заводов, которые ежегодно вырабатывают «100–125 тысяч штук замши» [5, с. 11], но качество уступает количеству: «благодаря примитивным способам обработки замша получается плохого качества и расценивается на рынке на 50 % ниже заграничной» [5, с. 11].

Учитывая положение производства замши, С. Керцелли в докладе «Значение оленеводства и меры для его развития» определил меры по развитию замшеделия, которые заключались в его построении «на кооперативных началах с участием как кустарей, так и оленеводов. И усовершенствованием техники» [5, с. 8].

В начале XX века на Печоре появились крупные предприниматели — «заводчики», которые применяли на отдельных процессах замшевого производства механизмы, что способствовали росту производительности труда [9, с. 51]. Одним из таких предпринимателей был А. Е. Филиппов. Он был в Ижме самым крупным оленеводом и производителем замши. В 1910 году он первый в Печорском крае установил электростанцию, механизировал значительную часть ручного труда на выделке замши [11, с. 5]. На его заводе производилось в год в среднем 8 тысяч шкур замши, было занято 30 человек. Предприниматель получал огромные прибыли, имел магазины. Только после прихода к власти большевиков и начала пятилеток в Коми в 1932 году был построен полностью механизированный завод. Но отдельные кустарные мастерские в Ижемском районе продолжали работать до конца тридцатых годов.

Таким образом, предпосылкой появления замшевого производства на среднем течении Печоры было оленеводство, распространенное среди местного населения. Ограниченная территория распространения оленей позволяет говорить об уникальности замшевого производства на территории русского севера. Несомненно, можно говорить, что замшевое производство имело весьма благотворное влияние на экономику района: оно способствовало развитию оленеводства. Только благодаря замшеделию, оленеводство смогло перейти от фазы первобытного натурального хозяйства к промышленному ведению и в этом — громадная заслуга коми населения.

Коми-ижемцы усовершенствовали оленеводство, извлекая из него пользу. Они первыми стали организовывать предприятия по производству замши, что привело к концентрации данного вида производства в Ижемской волости. Долгое время в производственном отношении оно представлялось мелкой, кустарной промышленностью, основанной на эксплуатации кустарей капиталистами купцами. Техника отставала, давая полуфабрикат — сырую, желтую замшу. Постепенно со становлением кооперативной организации производства стали появляться заводы, объединяющие кустарей-работников и оленеводов, снабжающих их шкурой. Так, появившееся как кустарное производство замшеделие постепенно стало приобретать капиталистические элементы, превращаясь в предприятие с наемными рабочими, высокой производительностью и своим рынком сбыта.

Россия является единственной страной, в экономике которой оленеводство играло большую роль. Она обладает большой площадью земель пригодных для оленеводства, Печорский край является одним из районов распространения этого промысла. Так как экономическому развитию этого района сильно мешала его отдаленность от центра и труднодоступность, а также отсутствие удобных транспортных связей с соседними, более заселенными землями, традиционное занятие оленеводством стало самым рентабельным. Не будь оленеводства север России долго бы не получил развитие так, как только на оленях можно было пройти в труднодоступные территории тундры. Следствием этого была организация кустарного промысла и постепенное налаживание промышленного производства, которые стали выходом для экономического развитие региона.

Так занятие местного населения оленеводством стало предпосылкой появления замшевого производства. Несомненно, можно говорить, что замшевое производство имело весьма благотворное влияние на экономику района: оно способствовало развитию оленеводства. Только благодаря замшеделию, оленеводство смогло перейти от фазы первобытного натурального хозяйства к промышленному ведению и в этом — громадная заслуга предприимчивости коми населения, перенявшему этот вид промысла и усовершенствовавшему его. Коми впервые дали ему особое промышленное направление, развив в своих селениях по реке Ижме и Печоре обширное замшевое производство из оленьих шкур.

Долгое время оно оставалось кустарной промышленностью, домашним производством, представленным мелкими заведениями, где работал хозяин завода с сыновьями, братьями или другими родственниками — собственниками. Способ организации работы заключался в эксплуатации кустарей капиталистами купцами, то есть оленевод-предприниматель раздавал сырой материал для обработки на руки ремесленников.

Техника производства в то время отставала, давая полуфабрикат — сырую, желтую замшу, которая частью распространялась по стране для внутреннего употребления, а в большинстве случаях отправлялась за границу, где дорабатывалась и завозилась в Россию, как заграничная.

Постепенно со становлением кооперативной организации производства стали появляться заводы, объединяющие кустарей-работников и оленеводов, снабжающих их шкурой. Так, появившееся как кустарное производство замшеделие постепенно стало приобретать капиталистические элементы, превращаясь в предприятие с наемными рабочими, высокой производительностью и своим рынком сбыта. В начале XX века появились на отдельных процессах замшевого производства стали применяться механизмы, что способствовали росту производительности труда. Но только после начала пятилеток в Коми был построен полностью механизированный завод. Он способствовал росту производительности, так как позволил обрабатывать шкуры круглый год, раньше же выделка шкур на замшу производилась только зимой. Это объяснялось тем, что работающие были по преимуществу крестьянами, имеющими земли, а производство замши для них было дополнительным заработком.

Таким образом, на территории Коми края зародилось уникальное замшевое производство из шкур оленей, которое прошло стадию от кустарного промысла до промышленного предприятия. Об уникальности его позволяет говорить ограниченная территория распространения оленей, что делает его не похожим на другие производства не только в других странах, но и в России.

Литература:

  1. Иславин В. Самоеды в домашнем и общественном быту. — СПб.: Министерство государственных имуществ, 1847. — 148 с.
  2. Керцелли С. В. Материалы к изучению оленеводства. СПб., 1921. // НБ Коми НЦ Уро РАН. URL: http://elib.komisc.ru/uploads/books/Material-k-izucheniiu-olenevodstva/index.html (дата обращения: 22.05.2016).
  3. Керцелли С. В. По большеземельной тундре с кочевниками. –Архангельск. Губернская типография. — 1911 // НБ Коми НЦ Уро РАН. URL: http://elib.komisc.ru/uploads/books/Po-bolshezemelskoi-tundre/index.html (дата обращения 14. 05.2016)
  4. Керцелли С. В. Производство оленьей замши на Печоре. — СПб.:, 1914. — 56 с.
  5. Керцелли С. В. Худадов В. Оленеводство. — М., 1919 // НБ Коми НЦ Уро РАН.URL: http://elib.komisc.ru/uploads/books/Olenevodstvo/index.html (дата обращения 12.04.2016)
  6. Кирченко М., Юркина Г. Кочующие оп тундрам: путешествие из Коми за Урал // Республиканский литературно-публицистический историко-культурологический, художественный журнал «Арт». — 2016. — № 1 (74). — С. 104.
  7. Повод Н. А. Оленеводство коми-ижемцев Северного Зауралья (вторая половина XIX — начало XX в// Журнал Вестник археологии, антропологии и этнографии. —2006. —№ 6. — С. 44.
  8. Русский Север: этническая история и народная культура. ХII-ХХ века. — М.: Наука, 2001. — с. 248
  9. Турубанов А. Н. Строительная отрасль Коми края в первые десятилетия XX века (1901–1930 годы). // Труды Института языка, литературы и истории Коми научного центра УрО РАН. URL: http://illhkomisc.ru/wp-content/uploads/2014/11/trudy-ijali_72.pdf#page=50 (дата обращения 14. 04. 2016)
  10. Ф Фрейдин И. Л. Первый «замшевый» на Печорском Севере // Летопись Севера. — М.: Государственное издательство географической литературы, 1964. — С. 142–147.
  11. Хатанзейский Н. К. Ижемские замшеделы // Новый Север. — 1991. — № 132 (8013). — С. 5.
  12. Чупров В. Первый замшевый завод // Красная Печора. — 1978. — № 96(5414). — С. 6.
  13. Шабаев Ю. П., Дронова Т. И., Шарапов В. Э. Коми-ижемцы, поморы, устьцилемы: модели культурных трансформаций // Этнографическое обозрение. — 2010. — № 5. — С. 13–26.
  14. Шергин И. А. Богатства Севера. (Зырянский край) Путевые заметки, очерки, рассказы. — М.:, 1908;. — с. 216.
Основные термины (генерируются автоматически): замшевого производства, оленьей замши, производство замши, оленьих шкур, «Производство оленьей замши, замшевое производство, XX века, Ижемской волости, «По Большеземельной тундре, появления замшевого производства, XIX века, Ижемской волости замши, Печорском крае, шкур замши, начале xx века, НБ Коми НЦ, Коми НЦ Уро, выделка замши, штук замши, «Значение оленеводства.


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос