Анри Пиренн — феномен в мировой медиевистике | Статья в журнале «Молодой ученый»

Автор:

Рубрика: История

Опубликовано в Молодой учёный №3 (137) январь 2017 г.

Дата публикации: 22.01.2017

Статья просмотрена: 59 раз

Библиографическое описание:

Жаркова Е. С. Анри Пиренн — феномен в мировой медиевистике // Молодой ученый. — 2017. — №3. — С. 496-497. — URL https://moluch.ru/archive/137/38543/ (дата обращения: 26.05.2018).



Henri Pirenne.

Имя Анри Пиренна (1862–1935) буквально гремело среди советских историков и особенно медиевистов: видный бельгийский ученый, иностранный член-корреспондент АН СССР, Британской академии, член своей родной Бельгийской королевской академии наук, литературы и изящных искусств.

Анри Пиренн обучался в Льежском университете, затем продолжил свое образование в Берлинском университете, университете Лейпцига и в Париже. Позже, в 1885 году, начал преподавать палеографию и дипломатическое искусство в альма-матер ─ Льежском университете, в 1886 году переехал в Гент, где и преподавал историю Средних веков и историю Бельгии вплоть до 1930 года (с перерывами).

Большое влияние на его труды и особенно на международную известность как видного историка оказала Первая мировая война. Пиренн, который был очень близок с немецкими историками, был очень обеспокоен и разочарован развернувшимися в 1914 году событиями. Гентский университет, где он преподавал, в том же году закрыли, однако позже, в 1915 году, хотели открыть заново, но под другим названием ─ Фламандский университет. Многие преподаватели отказались от подобной инициативы. Анри Пиренна и его коллегу Пола Фредерика немецкие власти начали подозревать в качестве лидеров оппозиции и в 1916 году депортировали в Германию. Сначала Пиренна держали в военных лагерях, затем отправили в небольшой городок в Тюрингии, где он начал работу над методологией исторической науки и историей Европы. Пока Пиренн пребывал в Германии, он постоянно получал письма, еду и сигареты от родственников и коллег. Дело о его задержании получило массовую огласку, зафиксированное впоследствии датским филологом Кристоффером Ниропом в его книге: «Пленение гентских профессоров, вопрос силы и права; мой ответ немецким послам в Стокгольме» (1917).

По окончанию войны Пиренн стал героем, крайне значимой фигурой в ученом сообществе. Однако это накладывало определенные обязательства: Пиренн занимал пост главы Фонда Карнеги и Международного союза Академий.

В течение войны и позже Пиренн сформировал свою собственную позицию по вопросу таких течений в исторической науке [1, с. 510], как расизм и национализм. Он призывал проводить исторические исследования и писать работы по истории отдельных государств и народов с использованием сравнительного метода, чтобы избежать перегибов и идей о преобладании одной нации над другой. Также именно по этому поводу он в двадцатые годы, будучи ректором Гентского университета, резко критиковал немецких историков.

Однако главными темами работ Пиренна оставались средневековые города и родная Бельгия, истории которой он посвятил семитомный труд [2]. Первая часть на русском языке была издана под названием «Средневековые города Бельгии» [3].

Некоторые историки критиковали Пиренна за излишнее внимание к социальным аспектам в истории, однако Пиренн знал, о чем писал. Его отец управлял фабрикой в небольшом городе Вервье, что и обусловило его интерес к социально-экономической истории и истории городов. С помощью синтеза экономических, социальных и политических факторов Пиренн пытался объяснить ключевые моменты истории родной страны, а именно такое явление, как массовые выступления. Однако он не был материалистом и прекрасно понимал, что в некоторых моментах влияние личности и человеческой индивидуальности исключить невозможно.

В одной из главных своих работ по истории городов [4] Пиренн уделял особое внимание их возникновению и развитию. Его изначальная теория о том, что города возникали в X-XI вв. в стратегически удобных для торговли местах и представляли собой изначально скопление купцов, впоследствии была лишь расширена дискуссиями об итальянских и древнерусских городах и куда более существенно подкреплена фактическим материалом.

Под руководством Пиренна шла полномасштабная работа над историей текстильной промышленности, которая была сердцем экономики средневековых фламандских городов. В соавторстве с Джорджем Эспинасом было собрано и опубликовано множество материалов по этой проблематике.

Пиренн являлся одним из первых историков, которые занялись темой демографии (он изучал население Ипра в XV веке). Другой его заслуживающей внимания работой было изучение социальной истории и капитализма [5], где он пришел к выводу, что развитие капитализма происходит не линейно, а циклически; что за фазой прогресса и экономической свободы неизменно следует фаза консерватизма и регулирования рынка.

Обширное исследование Анри Пиренна по экономической и социальной истории средневековой Европы [6] еще по крайней мере четверть века после его смерти влияло на умы историков. Два аспекта его работы заслуживают отдельного упоминания: роль широкомасштабной торговли как главный стимул экономического развития и характеристика Средних веков как периода «сокращения», сужения всего и вся: торговли, политических процессов, мировоззрения и т. д.

Такое огромное влияние Пиренна на международное научное сообщество можно объяснить еще и тем, что многие его статьи печатались в двух главных периодических изданиях того времени, посвященных гуманитарным и социальным наукам, ─ Vierteljahrschrift fur Sozial–und Wirtschaftsgeschichte и Annale d’histoire economique et sociale.

Помимо всего прочего, Пиренн являлся автором нашумевшего в свое время и до сих пор вызывающего определенные споры тезиса, названного, собственно, в его честь, ─ тезиса Пиренна, суть которого заключалась в следующем. В отечественной историографии (и во всем мире в целом) принято считать, что античность закончилась с падением Западной Римской империи. Пиренн же полагал, что единое экономическое и социокультурное пространство античного мира пало под натиском арабов и исламской экспансии, которые разрушили ключевые торговые связи, являвшиеся, по его мнению, основой римской экономики как таковой [7, с. 140–144]. В связи с этим, Западной Европе пришлось «откатиться» назад, отказаться от широкой торговли со странами по ту сторону Средиземного моря и перестроить экономику на сельскохозяйственный лад, используя только те ресурсы, которые были доступны на их территории. Все это Пиренн изложил в своей работе «Магомет и Карл Великий», которую на русском языке издали под названием «Империя Карла Великого и Арабский халифат. Конец античного мира» в 2011 году [8].

Литература:

  1. Lyon Bryce. The War of 1914 and Henri Pirenne’s revision of his methodology. Reading the past. Essays on history of historical writing in honour of Reginald de Schryver. ─ Leuven: Universitaire Pers Leuven, 1998. p. 507–516.
  2. Henri Pirenne. Histoire de Belgique. 7 vols. ─ Brussels: Lamertin, 1900–1932.
  3. Пиренн А. Средневековые города Бельгии / Пер. с франц. под редакцией проф. Е. А. Косминского ─ М.: Государственное социально-экономическое издательство, 1937. — 556 с.
  4. Henri Pirenne. Medieval Cities: Their Origins and the Revival of Trade. ─ Gloucester, Mass.: Smith, 1956.
  5. Henri Pirenne. The Stages in the Social History of Capitalism // American Historical Review, 19 ─ Oxford: Oxford University Press for American Historical Association, 1914. p. 494–515.
  6. Henri Pirenne. Economic and Social History of Medieval Europe. ─ London: Trubner, 1936.
  7. Mohammed and Charlemagne. ─ London: Allen & Unwin; New York: Barnes & Noble, 1958.
  8. Пиренн А. Империя Карла Великого и Арабский Халифат. Конец античного мира. / Пер. с франц. Меркулова С. К. ─ М.: Центрполиграф, 2011.
Основные термины (генерируются автоматически): работа, историк, история городов, X-XI, социальная история, русский язык, историческая наука, античный мир, Гентский университет.


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос