Телеологический характер философии истории марксизма | Статья в журнале «Молодой ученый»

Библиографическое описание:

Батурин Б. И., Бакиров Р. Н., Давлетгареев А. Р. Телеологический характер философии истории марксизма // Молодой ученый. — 2017. — №2. — С. 757-759. — URL https://moluch.ru/archive/136/38000/ (дата обращения: 25.05.2018).



Исторический материализм представляет собой социальную философию марксизма, включающую в себя и марксистскую философию истории. Как нам представляется, по своей сути он является телеологическим учением, подобным религиозной философии. Как известно, телеологичность религиозных представлений об обществе выражается в указании цели социального развития, которая видится в построении идеального общества по образцам, заданным в Священном Писании той или иной религии [1; 2; 3; 4]. Это особенно заметно, когда марксисты оценивают прогрессивность общества. Так, по их мнению, наиболее прогрессивным считается общество, в котором господствуют коммунистические производственные отношения. В этом, например, уверены лидеры современной Северной Кореи, где господствует социалистический способ производства материальных благ и марксистская идеология в ее северокорейском варианте (чучхе). В новейшей истории России такого же мнения придерживались В. И. Ленин, И. В. Сталин, Л. И. Брежнев и другие представители советской политической элиты. Другие критерии общественного прогресса — уровень развития техники и технологии, степень свободы человека, благосостояние граждан и другие — они считали второстепенными [5; 6].

Таким образом, парадигмой марксистской философии истории является признание наличия конечной цели развития, глобальной исторической перспективы, некой абсолютной истины, потенциально содержащейся в самой объективной реальности и в ее законах. Из этой препарированной Марксом гегелевской идеи и родилась теория общественно-экономической формации, суть которой сводится к следующим положениям:

а) история представляет собой смену различных типов общества, имеющих свои особенности. Эти типы общества называются общественно-экономическими формациями;

б) определяющим фактором формирования общественно-экономической формации является способ производства материальных благ. Поскольку история представляет собой последовательную смену пяти способов производства, то ее можно представить в виде пяти сменяющих друг друга общественно-экономических формаций: первобытнообщинной, рабовладельческой, феодальной, капиталистической и коммунистической;

в) существует цель истории — достижение своеобразного Царства Божьего на Земле, называемого коммунизмом. Это такое общество, где полностью раскрываются все сущностные силы человека, исчезает эксплуатация чужого труда, отпадает надобность в таком политическом институте, как государство, и в таком регуляторе общественных отношений, как право.

Таким образом, общественно-экономическая формация — это тип общества, основанный на определенном способе производства. Если бы процесс производства материальных благ состоял из десяти, а не пяти способов производства, то и история представляла бы собой последовательную смену десяти общественно-экономических формаций.

В каждой общественно-экономической формации выделяют базис и надстройку. Карл Маркс определял базис как совокупность производственных отношений, составляющих экономическую структуру общества, которая определяет систему идеологических форм социальной жизни людей.

Если говорить о надстройке, то под ней имеют в виду совокупность идей и идеологических отношений, а также закрепляющих их учреждений и организаций: государство, политические партии, профессиональные союзы и иные общественные организации, выдвигающие политические лозунги средства массовой информации, которые свойственны данному типу общества. Марксисты говорят об определяющей роли базиса по отношению к надстройке. В категориях «базис» и «надстройка» показана зависимость от материальных отношений, не только всех других отношений, но и теорий, а также учреждений. Как известно, Маркс употреблял термин «базис» как образное выражение именно для доказательства того, что материальные, производственные отношения лежат в основе всех других отношений, что они определяют характер надстройки [7, с. 35–36].

Смена общественно-экономических формаций происходит по причине нарастания противоречия между производительными силами и производственными отношениями. Период перехода от одной общественно-экономической формации к другой называется в марксизме социальной революцией. Это такое преобразование общества, которое ломает старое в самом основном и коренном, а не переделывает его осторожно, медленно, постепенно, стараясь ломать как можно меньше. Это такой период в развитии общества, когда старой общественно-экономической формации уже нет, а новой — еще нет [8].

Социальную революцию следует отличать от социальной реформы. Социальные реформы проводятся в рамках общественно-экономической формации и направлены, как правило, на ее укрепление. Они характеризуют собой эволюционную форму развития общества. Социальная революция же есть радикальное изменение общества, всегда связанное с разрушением старой общественно-экономической формации.

Марксистская философия истории при ее проецировании на реальный ход общественного развития порождает ряд вопросов:

  1. Если последовательный переход от одной общественно-экономической формации к другой является социальным законом, то почему ряд народов пропускал отдельные звенья общественного прогресса? Например, русский и ряд других народов, населяющих Россию, «проскочили» рабовладельческую общественно-экономическую формацию. Да и капитализма, как такового, в России не было: после отречения от власти главного феодала Российской империи Николая II в феврале 1917 года прошло всего несколько месяцев, как совершилась социалистическая революция, ознаменовавшая переход к коммунистической формации. А может быть, в России до сих пор длится буржуазно-демократическая революция, начатая в феврале 1917 года, а весь советский период следует рассматривать как трансформированный вид феодализма?
  2. Если Россия, Украина, Казахстан и другие республики СССР находились уже на первой фазе коммунистической общественно-экономической формации, то почему история пошла вспять: они снова вернулись в менее прогрессивную формацию — капитализм? То же самое, кстати, произошло с Польшей, Венгрией, Болгарией и другими государствами так называемого социалистического лагеря;
  3. Если коммунизм есть более развитая общественно-экономическая формация, чем капитализм, то почему строившие коммунизм «восточные» немцы так сильно отстали в экономическом отношении от живущих при капитализме «западных» немцев? Еще больше такая разница видна при оценке качества жизни народов Северной и Южной Кореи.

Таким образом, можно сделать вывод, что марксистская философия истории в большей мере тяготеет к религиозной модели развития общества, в которой идеалом общественного развития является построение на земле «Небесного Иерусалима». По сути, марксистская модель устройства общества является своеобразным вариантом развития идей традиционализма, допускающей определенные нововведения, но только в пределах коммунистической идеологии [9; 10; 11]. Недаром некоторые религиоведы называют марксизм светской религией, в которой богов заменяют коммунистические вожди — К. Маркс, Ф. Энгельс, В. И. Ленин, Мао Дзе Дун, Ким Ир Сен и т. п. [12].

Литература:

  1. Rakhmatullin R., Semenova E. Thomism of the unity of the religious and scientific knowledge // Nauka i studia. 2015. Т. 10. С. 288–291.
  2. Рахматуллин Р. Ю. Генетические источники мусульманского права // Научный вестник Омской академии МВД России. 2011. № 4. С. 43–47.
  3. Рахматуллин Р. Ю. Особенности мусульманского права // Вестник ВЭГУ. 2016. № 5 (85). С. 101–111.
  4. Semenova E. R., Rakhmatullin R.Yu. The main sources of religious Law // Nauka i studia. 2016. Т. 10. С. 313–319.
  5. Давлетбаев Ф. Р., Рахматуллин Р. Ю. Критерии общественного прогресса // Вестник научных конференций. 2016. № 1–5 (5). С. 60–62.
  6. Еникеева А. О., Рахматуллин Р. Ю., Семенова Э. Р. Проблема общественного прогресса // Молодой ученый. 2016. № 27 (131). С. 841–843.
  7. Рахматуллин Р. Ю. Основы социальной философии // Уфа: Уфимский юридический институт МВД России, 1996. 74 с.
  8. Ихсанов А. Г., Рахматуллин Р. Ю. Социальная революция // Вестник научных конференций. 2015. № 4–3 (4). С. 46–47.
  9. Рахматуллин Р. Ю. Об истоках и пределах традиционализма и либерализма: философский анализ // Вестник ВЭГУ. 2014. № 5 (73). С. 116–125.
  10. Рахматуллин Р. Ю., Семенова Э. Р. Традиционализм и либерализм в свете философии права // Научный вестник Омской академии МВД России. 2014. № 1 (52). С. 41–44.
  11. Рахматуллин Р. Ю., Семенова Э. Р. Традиционализм и либерализм в правовом и педагогическом пространстве // Профессиональное образование в современном мире. 2014. № 1 (12). С. 19–26.
  12. Пивоваров Д. В. Социоцентрические религии. Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2015. 140 с.
Основные термины (генерируются автоматически): общественно-экономической формации, производства материальных благ, общественного прогресса, старой общественно-экономической формации, общественно-экономических формаций, способ производства материальных, МВД России, академии МВД России, Омской академии МВД, Научный вестник Омской, коммунистической общественно-экономической формации, вестник Омской академии, Вестник научных конференций, теория общественно-экономической формации, формирования общественно-экономической формации, рамках общественно-экономической формации, развития общества, последовательную смену, коммунистической формации, Вестник ВЭГУ.


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос