Автор:

Рубрика: Экономика и управление

Опубликовано в Молодой учёный №1 (135) январь 2017 г.

Дата публикации: 08.01.2017

Статья просмотрена: 570 раз

Библиографическое описание:

Алборова М. В. Проблемы оффшоризации российской экономики // Молодой ученый. — 2017. — №1. — С. 140-143. — URL https://moluch.ru/archive/135/37917/ (дата обращения: 23.04.2018).



В статье рассматриваются вопросы возникновения понятия «оффшор» и оффшорных компаний в России и за рубежом. Так же приводятся статистические данные чистого ввоза/вывоза капитала из России. Проводится сравнительная характеристика использования Китаем и Россией оффшорных зон.

Ключевые слова: оффшоры, международные компании, деоффшоризация, репатриация, утечка капитала

This article discusses the emergence of «offshore» and the concept of offshore companies in Russia and abroad. Just pure statistical data import / export of capital from Russia. Conduct a comparative characteristic of China and Russia use offshore zones.

Keywords: offshore, international companies, de-offshorization, repatriation, capital flight

Современная мировая экономика в последние годы характеризуется мобильностью мирового рынка капиталов и активной экономической интеграцией, чьей неотъемлемой частью является создание и функционирование свободных экономических зон всех видов, в том числе и оффшорных.

Термин «оффшор» впервые появился в одной из газет на восточном побережье США в конце 1950-х годов. Речь шла о финансовой организации, избежавшей правительственного контроля путём географической избирательности. Иными словами, компания переместила деятельность, которую правительство США желало контролировать и регулировать, на территорию с благоприятным налоговым климатом. Таким образом, термин «оффшор» включает в себя не только юридическое понятие, но и экономико-географическое.

Оффшорные компании являются одним из распространенных инструментов ведения предпринимательской деятельности в современном мире, а также выступают элементом российской экономики с одной стороны и ее же проблемой с другой стороны. Особенно необходимо анализировать риски экономической безопасности для субъектов федерации, регионов и страны в целом.

Впервые российские компании начали использовать офшоры в 1991 году, когда в Москве открылся офис швейцарской фирмы Riggs Walmet Group [1], которая оказывала услуги по открытию и сопровождению компаний в безналоговых юрисдикциях.

Международные компании используют оффшорные зоны как для ухода от налогообложения, так же и для вывода капитала из страны. Последнее особенно актуально для Российской Федерации.

Стремительное развитие процесса оффшоризации непосредственно связано с преимуществами, которые предоставляются оффшорными центрами, т. е. с привлекательностью их оффшорных режимов, которые представляют собой совокупность особых льгот, предоставляемых зарегистрированным на их территории компаниям. Как правило, оффшорные режимы характеризуются набором следующих преимуществ: налоговые льготы (иногда полное освобождение от налогового бремени), значительный уровень свободы при ведении отчетности (иногда полное отсутствие требований к отчетности), отсутствие валютного контроля, возможность осуществления операций с резидентами в любой инвалюте, анонимность владельцев финансовых активов, а также конфиденциальность финансовых операций и др.

Наиболее активными пользователями оффшоров являются, как правило, страны, в структуре экспорта которых в значительной степени преобладает сырье (в первую очередь, это нефтедобывающие страны). Исследование международной исследовательской организации TJN (Tax Justice Network), занимающейся независимыми расследованиями в области уклонения от уплаты налогов, показало, что Россия по объемам выведенного в оффшоры капитала занимает 2 место (798 миллиардов долларов США) в мире, уступая лишь Китаю (1,189 триллион долларов США). В 2014 году отток российского капитала достиг своего исторического максимума, составив 151,5 миллиард долларов США.

Утечка капитала оказывает существенное влияние на развитие экономики страны. Ведь вместо того, чтобы инвестировать в собственную экономику, предприниматели стараются вывезти свои доходы в оффшорные зоны, тем самым стимулируя экономическое развитие стран, в которые уходят средства. С 2000 по 2015 гг. из России было выведено более 400 млрд долл. (рис.1).

Рис. 1. Чистый ввоз/вывоз капитала из России в 2000–2015 гг., млрд долл.

Из графика видно, что приток капитала наблюдался в 2006–2007 гг., в связи с тем, что с 2006 г., в расчете на приток иностранных инвестиций, в России были сняты последние ограничения на движение капитала, произошла полная либерализация валютного регулирования, характерная для стран с развитой экономикой в некризисные периоды. Однако, в 2008 году отток капитала из страны возобновился из-за мирового финансового кризиса и составил 133 млрд долл. В 2014 году отток капитала превысил прогнозы и достиг своего исторического максимума составив 152,9 млрд долл. Такое ухудшение было вызвано введением санкций против России фактически и ограничением доступа на внешние рынки капитала. В 2015 году отток капитала замедлился в 2,7 раза — до 56,9 миллиарда долларов по сравнению с 2014 годом [2].

Оффшорными зонами пользуется большая часть крупных компаний Китая. Данная деятельность ведется в рамках государственных программ иностранных инвестиций, что является существенным отличием от практики России. Однако сохраняется валютный контроль движения капиталов, и отсутствуют планы по его либерализации. Стоит отметить, что размер потерь китайского бюджета от использования местными компаниями оффшорных зон не оценивался по ряду причин, в том числе и по причине рассматривания движения капитала в качестве одного из направлений интеграции Китая в мировую экономику под контролем государства. Особое внимание китайскими регуляторами уделяется использованию оффшорных схем физическими лицами. В связи с этим потери бюджета достаточно серьезны. Так, с 1990 по 2010 года Китай покинули от 16 000 до 18 000 коррупционеров и вывели с территории страны более 120 миллионов долларов США, в том числе через оффшорные компании.

На территории Российской Федерации, как и других государств, оффшорные юрисдикции создают комплекс противоречий между интересами бизнеса и государства. Страна из-за использования услуг оффшорных зон несет значительные налоговые убытки, а также риски утраты контроля над стратегическими активами. Экономика России теряет значительные финансовые ресурсы, уходящие в оффшорные банки. Например, российское предприятие продает оффшорной фирме товар (руду, металл, нефть и т. д.) по низкой цене и, соответственно, уплачивает государству минимальные налоги. Оффшорная фирма продает товар в другое государство уже по мировым ценам. Значительная доля выручки остается в этой фирме. Таким образом, российское предприятие уплачивает российскому государству минимум налогов и выводит за рубеж основную массу доходов от продажи товаров (сырья). Самое главное деньги уже принадлежат иностранной фирме. И именно этим зачастую наносится наибольший ущерб государству.

Самой популярной зарубежной юрисдикцией для российских бизнесменов остается Республика Кипр, лидирующая с огромным отрывом от ближайших конкурентов — Нидерландов и Британских Виргинских островов. Россия — единственная страна мира, у которой почти весь крупный бизнес и флот вместе с судовладельцами зарегистрированы в оффшорах. В Европе не более 4 % крупнейших и крупных компаний контролируются владельцами из оффшорных юрисдикций. В США — 2 %. В России, картина совершенно иная, не имеющая аналогов среди развитых стран мира. Отличие западной и российской моделей офшоризации кардинально разные. На западе в оффшоры выводятся только прибыли, что влечет за собой проблемы фискального характера, а в России не только прибыли, но и активы, а это угроза утраты всей отечественной экономики.

Оффшоризованным в России оказывается не только средний и крупный частный бизнес, а также госкорпорации, акционерные общества с преобладающей долей государства. Например, у государственной «Роснефти» только по официальной отчетности зарегистрированы одиннадцать «дочек» в оффшорах: на Кипре, в Голландии, Ирландии, Великобритании, Люксембурге и на острове Джерси. В конце 2012-го «Ростехнологии» перепродали кипрской компании Nordcom 45,42 % акций единственного в России производителя титана — корпорации «ВСМПО-Ависма». Имея статус госкорпорации, «Роснано» начала создавать оффшорные структуры под предлогом того, что они позволят корпорации выходить на западные финансовые рынки. Наиболее крупная такая структура — фонд «Rusnano Capital» с капиталами 500 млн долл., зарегистрированная в Швейцарии. После преобразования в 2011 году «Роснано» из госкорпорации в акционерное общество с государственным участием компания продолжила курс на оффшоризацию капитала. «Газпром», в котором государству принадлежит контрольный пакет, львиную долю своей деятельности ведет при помощи юрисдикций с более комфортным, чем в России, налогообложением. А также на «кипрской арене» присутствуют: «Норильск никель» (100 % владение Norilsk Nickel (Cyprus) Ltd), ОАО «Роснефть» (51 % владения кипрской компанией «Роснефть Шелл Каспиан Венчурс Лимитед»), Банк ВТБ (100 % владение Russian Commercial Bank (Cyprus) Ltd и I. T. C. Consultants (Cyprus)), Челябинский трубопрокатный завод (75,9 % в руках кипрской оффшорной компании Mountrise Ltd), аэропорт «Домодедово» (кипрская компания «Асьенда Инвестментс Лимитед»), «Магнитка» (87 % принадлежит кипрским компаниям Mintha Holding Ltd и Fulnek Enterprises Ltd) и многие другие [3].

Борьба с оффшорами перешла в активную фазу в 2013 году. Главный способ ведения борьбы — ликвидация оффшоров или, по крайней мере, изменение их статуса и повышение «прозрачности». Объявленный в России «курс на деоффшоризацию» — часть общемирового тренда по стремлению властей вернуть деньги на родину. Однако, главной движущей силой деоффшоризации у нас является так называемая «национализация элит», т. к. независимость российского бизнеса, основные активы которого находятся за рубежом, сильно снижает управляемость страной. Ширмой для «национализации элит» стали рекомендации международных организаций в области противодействия уклонению от уплаты налогов.

«Многие страны борются с оффшорами, но надо понимать, что через офшоры национальные компании дают себе возможность немного облегчить налоговое бремя. Это отдушина, которую они для себя создают. Поэтому борьба с офшорами будет эффективна, когда будет сопровождаться снижением внутренней налоговой нагрузки» (председатель Высшего арбитражного суда (ВАС) РФ Антон Иванов [4]).

Данное мнение отражает одно из эффективных решений проблемы оффшоризации. Мы понимаем, что данная проблема существует не год и не два и характерна не только для России, но и для других стран, в том числе и развитых. И если она не решена до сих пор, то маловероятно, что ее удастся решить в одночасье. Но тем не менее необходимо совершенствование налоговой системы, а также улучшение инвестиционного климата и создание выгодных условий для репатриации «сбежавшего» капитала.

Необходимо отметить, что Россия очень сильно проигрывает иностранным юрисдикциям по многим критериям: качеству судебной и правовой системы, уровню налогообложения, а также по таким элементарным вещам, как безопасность бизнеса и профессии. Необходимо отметить, что 90 % российских компаний зарегистрированы в оффшорах, но если завтра все оффшорные зоны будут закрыты, бюджет нашей страны будет в два раза больше, и тогда можно будет удвоить расходы на здравоохранение, образование, науку, культуру, оборону. Один из инструментов решения проблемы — оптимизация международных налоговых отношений.

Таким образом, главной задачей политики деоффшоризации является устранение диспропорции в конкурентных преимуществах между компаниями, использующими оффшоры в своей деятельности, и компаниями, не интегрированными в международный бизнес. Деоффшоризация только набирает свои обороты, и далеко не все оффшорные юрисдикции пойдут на подписание двусторонних соглашений, так как западные финансовые институты, в которых размещена значительная часть вывезенных из России капиталов, не заинтересованы в их репатриации. Преодолеть тенденцию вывоза капитала возможно лишь путем разработки действенной государственной стратегии, направленной на совершенствование мер регулирования движения капитала.

Литература:

  1. Натесова А. Журнал «Финансовый директор» № 2, 2003.
  2. Данные ЦБ России. Отток капитала из России: http://investorschool.ru/ottok-kapitala-iz-rossii-ctatistika-po-godam, 2015.
  3. Трифонова И. В. Оффшоры в наши дни: проблема оттока капитала из России [Текст] // Экономика, управление, финансы: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Пермь, апрель 2015 г.). — Пермь: Зебра, 2015. — С. 61–64.
  4. Новости: http://www.ria.ru
Основные термины (генерируются автоматически): отток капитала, оффшорные зоны, оффшорных зон, движения капитала, отток российского капитала, оффшорные юрисдикции, утечка капитала, оффшоры капитала, рассматривания движения капитала, репатриации «сбежавшего» капитала, внешние рынки капитала, вывода капитала, проблема оттока капитала, тенденцию вывоза капитала, регулирования движения капитала, Утечка капитала, приток капитала, движение капитала, России капиталов, оффшоризацию капитала.

Ключевые слова

репатриация, утечка капитала, оффшоры, международные компании, деоффшоризация

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос