Автор:

Рубрика: Государство и право

Опубликовано в Молодой учёный №1 (135) январь 2017 г.

Дата публикации: 09.01.2017

Статья просмотрена: 315 раз

Библиографическое описание:

Тайлаков В. К. Формы непосредственной демократии как конституционно-правовой институт: проблемы реализации // Молодой ученый. — 2017. — №1. — С. 354-356. — URL https://moluch.ru/archive/135/37805/ (дата обращения: 23.05.2018).



В данной статье раскрывается природа и предназначение форм непосредственной демократии на современном этапе развития России, затрагиваются политические, социологические и материальные проблемы реализации данного конституционно-правового института.

Ключевые слова: формы непосредственной демократии, проблемы реализации форм непосредственной демократии, формы непосредственной демократии как конституционно-правовой институт

Формы непосредственной демократии имеют множество проявлений, поэтому их необходимо рассматривать как объект сравнительного правоведения, который представляет собой абстракцию множества обстоятельств реального мира, зафиксированных в нормах позитивного права либо нуждающихся в правовой фиксации, обладающих одинаковыми характеристиками либо закономерностями поведения [4, с. 19].

Полагаем необходимым отметить, что формы непосредственной демократии необходимо изучать в контексте общетеоретического сегмента исследований в сравнительном правоведении, который детерминирован абстрактными свойствами государственной и правовой материи. Объекты исследований в сравнительном правоведении связаны с выявлением особенностей феноменологии государственной и правовой материи [5, с. 55–59].

Целесообразно констатировать, что формы непосредственной демократии по сути своей позиционируются одновременно в качестве политических и правовых явлений [6, с. 55–59]. Институциональный аспект конституционно-правового регулирования форм непосредственной демократии занимает особое место в теории конституционализма [13].

Кроме того, формы непосредственной демократии являются правовыми ценностями [7, 8, 9, 10], которые необходимо исследовать при помощи аксиологисческих методов сравнительного правоведения [11, 12, 14].

Опираясь на изложенный выше методологический инструментарий можно приступать к изучению обозначенного политико-правового явления, его места и роли в системе социальных отношений.

В соответствии со ст. 3 Конституции Российской Федерации: «единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ». Реализация данного принципа невозможна без наличия и нормального функционирования форм непосредственной демократии.

Значительное количество научных комментариев рассматриваемого конституционно-правового уложения, по-разному отражают сущность института непосредственной демократии. Так, А. В. Безруков определяет непосредственную демократию как «форму непосредственного волеизъявления народа или каких-либо групп населения» [1, с. 40].

Согласно точке зрения Р. Ю. Горлачева: «непосредственная демократия — это определенная сфера политической жизни общества, заключающуюся во властеотношениях, в рамках которых население государства, его организованные части или отдельные граждане, осуществляют свою власть, посредством выражения имя прямого волеизъявления, подлежащего обязательному учету при принятии решений публичными органами власти» [2, с. 9–10].

Вместе с тем под формами непосредственной демократии следует понимать способы осуществления народом своей власти. К таким традиционно относятся: референдум, выборы, публичные слушания, обращение граждан, сход граждан, общественная правотворческая инициатива и другие. Несмотря на их небольшое количество они имеют большое значение для народовластия и являются самостоятельными. Об этом, в одном из своих постановлений, отметил Конституционный Суд Российской Федерации: «...каждая форма непосредственной демократии имеет собственное предназначение в системе народовластия, и реализация одной из них не должна препятствовать осуществлению других, необоснованно их замещать» [3].

В настоящее время действует довольно массивный блок законодательных актов, регламентирующих порядок реализации форм непосредственной демократии. Их правовую основу составляют: Конституция Российской Федерации, Федеральный конституционный закон от 28 июня 2004 года № 5-ФКЗ «О референдуме Российской Федерации», Федеральные законы от 12 июня 2002 года № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права участия в референдуме граждан Российской Федерации», от 18 мая 2005 года № 51-ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации», от 21 июля 2005 года № 93-ФЗ «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации о выборах и референдумах и иные законодательные акты Российской Федерации, от 6 октября 2002 года № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», Конституции (уставы) субъектов Российской Федерации и законы субъектов Российской Федерации и др.

В условиях становления в Российской Федерации демократического правового государства, основанного на республиканской форме правления и разделении властей, формы непосредственной демократии являются важнейшим инструментом для реализации политических интересов граждан. Вместе с этим отмечается, что данные институты реализуются не должным образом в силу существующих экономических, политических, идеологических и социальных проблем в стране. Это тревожно, так как Россия очень замедляется на своем пути к становлению гражданского общества. Данные проблемы коренятся в относительной молодости демократических институтов в нашей стране, слабой гражданской активности населения России при решении общественно значимых вопросов.

Важно отметить, что данные тенденции складываются по причине отсутствия желания среди представителей органов государственной власти и местного самоуправления выстраивать конструктивные, партнерские отношения с населением.

Небольшой практический опыт в реализации форм непосредственной демократии объясняется еще многими другими факторами, такими как: особенности российского менталитета, достаточно низкий уровень правовой и политической осведомленности граждан, коррумпированность власти в лице ее представителей.

Защита форм непосредственной демократии конституционно-правовыми средствами во многих странах мира рассматривается как составная часть конституционно-правовой охраны [15, 16, 17, 18, 19].

Все вышеперечисленные и многие другие проблемы так или иначе делают затруднительным эффективное использование населением форм непосредственной демократии для выражения своих политических интересов.

Для устранения проблем и создания нормальных правовых, идеологических, социальных, экономических условий необходимо: 1) на всех этапах получения образования гражданами Российской Федерации повышать уровень их политической и правовой осведомленности; 2)создать специальные государственные консультативные комиссии по реализации форм непосредственной демократии на федеральном, региональном и местном уровнях; 3) внедрение специальных передовых информационных технологий при реализации народом своей власти непосредственно; 4) разработка новых, доступных форм непосредственной демократии; 5) повысить уровень взаимодействия федеральных и региональных властей в области законодательного закрепления форм непосредственной демократии.

Таким образом, можно сказать, что на пути к становлению в Российской Федерации правового государства и гражданского общества имеются трудности, которые имеются во многих сферах общества. Исключением в этом всем не являются и формы непосредственной демократии в части их реализации. Устранение названных проблем несомненно ускорит Россию на пути к становлению демократического государства.

Литература:

  1. Безруков, А. В. Конституционное право России: учебное пособие / А. В. Безруков. — М.: Юстицинформ, 2015. — 302 с.
  2. Горлачев Р. Ю. Конституционно-правовые гарантии непосредственной демократии в Российской Федерации: автореф. дис.... канд. юрид. наук: 12.00.02 / Р. Ю. Горлачев. — М., 2003. — 23 с.
  3. По делу о проверке конституционности положений пункта 6 статьи 4, подпункта «а» пункта 3 и пункта 4 статьи 13, пункта 3 статьи 19 и пункта 2 статьи 58 Федерального закона от 19 сентября 1997 г. «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации: пост. Конституционного Суда РФ от 10.06.1998 г. № 17-П // Рос. газ. 1998. 24 июн.
  4. Юрковский А. В., Кузьмин И. А. Проблема выбора объекта сравнительно-правового исследования // Право и современные государства. 2016. № 3. С. 19–31.
  5. Юрковский А. В. Основные направления сравнительного правоведения // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. 2016. № 2 (70). С. 55–59.
  6. Юрковский А. В. Право и политика // Сибирский юридический вестник. — 2007. — № 4. С. 35–39.
  7. Юрковский А. В. Ценностные ориентиры в конституционном праве стран Северо-Восточной Азии // Проблемы права. — 2014. — № 4 (47). — с. 56–66.
  8. Янькова Ю. А., Юрковский А. В. Ценности и антиценности в Конституции Китайской Народной Республики. / / Современные проблемы теории и практики права глазами молодых исследователей. Материалы X Всероссийской молодежной научно-практической конференции. Научный редактор И. А. Шаралдаева. 2016. — с. 92 -96.
  9. Юрковский А. В., Кузьмин И. А. Конституционно-правовая ответственность в диалоге восточных культур: проблемы и перспективы // В сборнике: Кризис цивилизации как следствие кризиса верховенства права. Международный правовой форум: материалы. 2014. С. 183–187.
  10. Кузьмин И. А., Юрковский А. В. Отечественная система права и законодательства: взгляд сотрудников прокуратуры // Государственная служба. — 2016. № 3. — с. 111–114.
  11. Юрковский, А. В. Право как ценность и ценности в праве // Социология и право. — 2016. № 2 (32). — с. 95. — 102.
  12. Юрковский А. В. Основные подходы к определению ценностей в правовой аксиологии // Синтез науки и общества в решении глобальных проблем современности. Сборник статей Международной научно-практической конференции. Уфа, 2016. С. 171–175.
  13. Юрковский А. В. Конституционализм как результат конституционных революций, учение о конституции и её влиянии на общество и государство. // European Journal of Law and Political Sciences. 2016. № 3. С. 32–35.
  14. Юрковский А. В. Аксиологические методы в сравнительном правоведении // Научный альманах — 2016. — N 2–3(16). — с. 340–346.
  15. Юрковский А. В., Кузьмин И. А. Особенности конституционно-правовой охраны в Китайской Народной Республике // Мир юридической науки. — 2014 — № 9. — с. 30–38.
  16. Юрковский А. В. Особенности конституционно-правовой охраны в Монголии // Мир юридической науки. — 2014 — № 10–11. — с. — 38–44.
  17. Юрковский А. В., Кузьмин И. А. Особенности конституционно-правовой охраны в Корейской Народно-Демократической Республике // Мир юридической науки. — 2014. С. 31–39.
  18. Кузьмин И. А., Юрковский А. В. Особенности конституционно-правовой охраны в Японии // Вопросы российского и международного права. — 2016. № 5. — С. 123–137.
  19. Юрковский А. В., Кузьмин И. А. Особенности конституционно-правовой охраны в Республике Корея // Право и политика. — 2016. — № 11. — С.1351–1358.
Основные термины (генерируются автоматически): непосредственной демократии, форм непосредственной демократии, Юрковский А, формы непосредственной демократии, Российской Федерации, реализации форм непосредственной, Формы непосредственной демократии, Особенности конституционно-правовой охраны, Российской Федерации», непосредственной демократии конституционно-правовыми, института непосредственной демократии, формами непосредственной демократии, референдуме граждан Российской, форма непосредственной демократии, акты Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, предназначение форм непосредственной, законодательные акты Российской, регулирования форм непосредственной, функционирования форм непосредственной.


Ключевые слова

формы непосредственной демократии, проблемы реализации форм непосредственной демократии, формы непосредственной демократии как конституционно-правовой институт

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос