Автор:

Рубрика: Экономика и управление

Опубликовано в Молодой учёный №1 (135) январь 2017 г.

Дата публикации: 04.01.2017

Статья просмотрена: 20 раз

Библиографическое описание:

Щербаков М. А. Финансовый утес и проблемы госдолга США // Молодой ученый. — 2017. — №1. — С. 293-295. — URL https://moluch.ru/archive/135/37762/ (дата обращения: 20.04.2018).



«Финансовый утёс» или, иначе, «Финансовый обрыв» — термин, введённый в оборот с лёгкой руки Бена Бернанке, обозначающий происходящее в конце 2012-начале 2013 годов увеличение налогов с одновременным урезанием государственных расходов правительством США. В целом, эти меры направлены на сокращение дефицита федерального бюджета в 2012-2013 финансовых годах.

Финансовый утёс, во многом, совместное творение демократов и республиканцев, что ожесточённо воюют друг с другом всю историю существования государства. В последние годы их противостояние приобрело грандиозные масштабы, что стало причиной воплощения в жизнь противоречивых экономических программ и моделей. S&P был вынужден понизить кредитный рейтинг страны по результатам памятных дебатов августа 2011 года по поводу увеличения лимита государственного долга. Последующая неудача объединённого комитета конгресса США по сокращению бюджетного дефицита в решении вопроса о целевом сокращении расходов на 1,2 трлн. долларов на грядущие 10 лет была вызвана неспособностью разнопартийцев договариваться, что и привело к включению аварийного тормоза в виде урезания расходов на оборону и иные нужды [2].

Многие аналитики полагают, что именно отсутствие документа, отражающего долгосрочные горизонты, стало опорой для финансовой близорукости и послужило причиной принятия всевозможных «поправок» и дополнений в существующие нормативные акты. Все эти поправки призваны снижать дефицит бюджета, на деле же не в состоянии ничего регулировать в силу своей половинчатости и не проработанности. А между тем, национальный долг воспаряет всё выше и выше по неустойчивой траектории. Дискуссии сфокусированы на налогах и роли государства, как регуляторе. Принято считать, что республиканцы ратуют за сокращение бюджетных расходов в качестве меры, уменьшающей его дефицит. Многие республиканцы публично выступили против повышения налогов, в качестве аргумента демонстрируя цепочку: низкие налоги — расцвет экономики — увеличение доходов в бюджет. Напротив, демократы, как правило, считают, что увеличение налогового бремени должно являться обязательной частью программ сокращения бюджетного дефицита. Традиционно они поддерживают секвестирование расходов на оборону.

Это ключевой момент во всех баталиях вокруг финансового утёса. В частности, стороны расходятся во мнениях, как следует поступить с его краеугольным камнем — бушевской эрой налоговых послаблений. Республиканцы настаивают на продлении всех налоговых каникул, в то время, как демократы, во главе с президентом Обамой, согласны на таковые лишь за исключением из перечня 2 % богатейших налогоплательщиков. В то же время лидеры Республиканской партии заявили, что намереваются увеличить доходы в бюджет путём перекрывания различных налоговых лазеек, отмены вычетов, и тому подобных вещей, которые не могут быть применены к рядовому налогоплательщику. Демократы, как было уже сказано, считают борьбу за максимизацию налоговых поступлений ключевым моментом в борьбе с дефицитом бюджета [1].

Очевидно, что посткризисное долговое бремя потребителей США мешает выйти экономике на докризисные обороты. Статистические данные по ВВП тому подтверждение. Не смотря на достигнутое соглашение конца 2012 года между президентом Обамой и республиканцами, проблемы «фискального обрыва» не были решены. Нынешняя тенденция повышения налогов и сокращения налоговых льгот крадет рост ВВП на 0,5-1,4 % пункта.

В случае, когда потребительский спрос начинает свое робкое оживление после кризиса, а крупные компании не стремятся инвестировать в новые производственные мощности, госрасходы остаются единственным инструментом по увеличению ВВП. В отличие от ЕС, Великобритании и Японии, именно бюджетный дефицит является причиной относительного скромного роста экономики США, а не следование курсу жесткой экономии, как в других развитых странах.

При всех попытках уменьшить дефицит в США по-прежнему растут бюджетные расходы на социальные нужды. Согласно прогнозам СВО, расходы на соцобеспечение, в основном пенсии, повысятся с нынешних 5 % ВВП до 6,2 % в 2037 году и 6,7 % в 2087 году. Вдобавок будут увеличены траты на медицинское обеспечение пожилых людей — программу, получившую название Medicare. Она финансируется налогом с зарплаты в размере 2,9 %, и предусматривает оплату оказанных медицинских услуг и индексируется с учетом инфляции. Все тот же СВО рассчитал, что расходы на эту программу вырастут с 3,7 % ВВП сегодня до 6,7 % в 2037 году и 13,3 % в 2087-м. [4]

Основной причиной столь резкого роста расходов на уход за пенсионерами связана со стареющим населением. Подобное явление наблюдается во многих странах и вызвано выходом на пенсию поколения беби-бумеров. В 2025 году доля населения старше 65 лет в США достигнет 20 %. По данным фонда соцобеспечения, сегодня на одного пенсионера в США было 2,9 работающих. К 2030 году этот показатель упадет до 2,0. В результате налогов с заработной платы, выплачиваемых работающим населением, не будет хватать для выплаты пенсий, а госбюджет будет призван компенсировать недостающие средства. [4]

Даже сегодня большая часть социальных расходов в США приходится на здравоохранение. В Америке на эти нужды уходит 17,6 % ВВП, что значительно выше среднего по ОЭСР уровня в 9,5 %. Нынешние споры о бюджетных тратах на социальное обеспечение идут вразрез с бытующим мнением о слабом "государственном благосостоянии" в США. Благодаря обширной и запутанной системе соц защиты населения, США тратит намного больше средств в процентном отношении по сравнению с другими развитыми странами. [4]

Не смотря на это, механизмы распространения социальных благ неоднородны и неполноценны. После вступления в силу закона о доступном здравоохранении, в 2014 году доля населения, не имеющего страховки, все равно будет выше, чем в любой другой развитой стране, — по некоторым подсчетам, эта цифра составит около 30 млн человек. Сегодня доступа к здравоохранению не имеют 16 % населения Америки (48 млн человек). При расчете расходов на социальное обеспечение нельзя игнорировать и общий уровень налогообложения: то, что государство дает в виде социальных благ, оно же потом забирает в виде налогов. При низких налогах чистый уровень социальных трат оказывается заметно выше. Этот показатель разработан Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) и включает в себя такие категории, как налоги, пенсии, здравоохранение и страховка, декретные отпуска, пособия по безработице, пособия по уходу за ребенком и другие. По этому показателю США занимают 5-е место в мире сразу после Швеции — признанного эталона модели "государства благополучия".

Литература:

  1. Рубинов Р.Б. Влияние бюджетной политики на конкурентоспособность государства. // Сегодня и завтра российской экономики, 2009.
  2. Рубинов Р.Б. Направления проведения бюджетной политики США в условиях мирового финансового кризиса. // Бизнес в законе, 2010.
  3. Щербаков М.А. «Вертолетные деньги» как нетрадиционный инструмент монетарной политики // Журнал «Молодой Ученый» 2016 № 14 С. 426-428
  4. «Бюджетный кризис в США: новый акт старой трагикомедии.» http://bankir.ru/publikacii/20130301/byudzhetnyi-krizis-v-ssha-novyi-akt-staroi-tragikomedii-10003081/
Основные термины (генерируются автоматически): бюджетного дефицита, повышения налогов, сокращение бюджетных расходов, президентом Обамой, виде урезания расходов, урезанием государственных расходов, целевом сокращении расходов, доля населения, социальных благ, годов увеличение налогов, часть социальных расходов, резкого роста расходов, бюджетной политики, увеличению ВВП, рост ВВП, дефицита федерального бюджета, сокращения бюджетного дефицита, Рубинов Р.Б, секвестирование расходов, сокращению бюджетного дефицита.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос