Автор:

Рубрика: Экономика и управление

Опубликовано в Молодой учёный №29 (133) декабрь 2016 г.

Дата публикации: 26.12.2016

Статья просмотрена: 177 раз

Библиографическое описание:

Перетин И. В. Анализ ситуации валютного дисбаланса в мире и в РФ // Молодой ученый. — 2016. — №29. — С. 469-472. — URL https://moluch.ru/archive/133/37457/ (дата обращения: 23.05.2018).



Анализ валютного дисбаланса последних лет, проявляющегося все более остро в последние месяцы, сильно влияет на мировую экономику в целом, приводя к обесцениванию национальной валюты. Виной тому регулярные политические события (мировые события вызывают на фондовых рынках панику, что отражается на валютном курсе; два ярких примера: Brexit и избрание новым президентом Дональда Трампа), преимущественно неблагоприятного характера. Все это отражается на торговых, потребительских аспектах государств, на ценах на нефть.

Ключевые слова: валютный дисбаланс, мировая экономика, валюта, девальвация, кризис

The analysis of the currency imbalance of the last years which is shown more and more sharply in recent months strongly influences world economy in general, leading to devaluation of national currency. The cause is regular political events (world events cause panic in the stock markets that is reflected in the currency rate; two striking examples: Brexit and election as the new president of Donald Trump), mainly adverse nature. All this affects trade, consumer aspects of the states, on oil prices.

Keywords: currency rate, ruble, political factors, economic factors, bank system

Наблюдаемое усиление нестабильности на валютных рынках мира стало закономерным результатом происходивших в последние пятнадцать лет масштабных структурных изменений в глобальной экономике, способствовавших накоплению в ней значительных торговых и инвестиционных дисбалансов [3]. Резкое колебание валютного курса стало неотъемлемой чертой международных финансовых рынков после развала Бреттон-Вудской системы в начале 70-х годов прошлого века. На протяжении 70-х и большей части 80-х гг., когда инфляция имела место быть во всем мире, мегадевальвация была нормой, даже в 90-х гг. и в начале первого десятилетия нового века не было года, чтобы 10–20 % стран мира не пережили крупную девальвацию или крах валюты.

Вскоре наступает затишье, исключая «бум», вызванный мировым финансовым кризисом 2008–2009 гг., обвал валют стал редким явлением в период с 2004 по 2014 гг. Однако, последние события заставляют предположить, что отсутствие валютного дисбаланса в этом десятилетии будет «эпохой исключения». Это является результатом преимущественно низких и стабильных международных процентных ставок, значительного притока капиталов в развивающиеся страны в сочетании с ростом цен на сырье и в большинстве случае хорошими темпами экономического роста в тех государствах, которые избежали мирового кризиса. Как следствие — основной задаче многих стран в эти годы стало предотвращение непрерывного укрепления их валют к американскому доллару и валютам других торговых партнёров.

В 2014 году ситуация изменилась, когда из-за стремительно ухудшающихся глобальных экономико-политических условий обвалы снова стали массовыми. С этих пор более 80 стран испытали девальвацию более чем на 15 % в течение года. Безусловно, режим гибких валютных курсов преимущественно избавляет от проблем, вызванных отказом от фиксированного или полуфиксированного обменного курса, однако, на сегодняшний день мало что говорит о том, что эти девальвации оказали сколько-нибудь оздоравливающе эффект на экономический рост: по большей части он продолжает оставаться вялым.

С января 2014 по январь 2016 гг. размер средней кумулятивной девальвации в отношении к американскому доллару составил почти 35 % [9]. Во многих развивающихся странах, где девальвация была еще более острой, ослабление обменного курса усугубило текущие проблемы, связанные с ростом долгов, номинированных в иностранной валюте.

Не стоит забывать о том, что во взаимосвязанном мире эффект валютного обвала не ограничивается страной, в которой он произошёл. Так, в 1994 году КНР провел реформу валютного регулирования, унифицировав системы многоуровневых обменных курсов и заодно девальвировав юань на 50 %. Аналитики утверждают, что китайская девальвация привела к потере конкурентоспособности Кореи, Таиланда, Индонезии, Филиппин и Малайзии, чьи валюты были привязаны к доллару США. Кумулятивное укрепление этих валют в свою очередь создало предпосылки для азиатского кризиса 1997 года, отразившегося на России дефолтом год спустя. Особенно тяжело пришлось малазийскому ринггиту: он потерял 14 % от своей стоимости во втором квартале и 26 % с начала года. Южнокорейская вона и тайваньский доллар также находятся в группе риска, а вьетнамское правительство еще в августе решило девальвировать донг. Немногим лучше дела у индонезийской рупии (минус 15 % с начала года и минимум с августа 1998-го), таиландского бата и сингапурского доллара (минус 8 %, минимум с 1997 года) [8].

Завышенные курсы валют являются одним из лучших опережающих индикаторов финансового кризиса. В связи с этим, невозможно не задуматься о том, что мы сейчас сталкиваемся с повторением происходящего в 1994–1997 гг., только на этот раз роли изменились. С начала 2014 года юань девальвировался к доллару лишь на 7,5 %, в то время как евро за этот же период — примерно на 25 %. В случаях, когда экономика основывается на производстве, как в КНР, не следует недооценивать связь между завышенным курсом и экономическим ростом.

В августе прошлого года, когда КНР объявил о планах проведения умеренной девальвации, а затем постепенного повышения гибкости обменного курса юаня, финансовые рынки стали стремительно «скатывать» вниз. Руководство страны, пытаясь вернуть рынкам уверенность, выпустило заявление о том, что КНР будет двигаться в данном направлении поэтапно, хотя и у такого подхода есть свои риски.

Все же, 2015 год запомнился обвалом фондового рынка КНР и рекордной девальвацией юаня. На сегодняшний день Народный банк КНР медленно, но уверенно продолжает девальвировать свою валюту. 18 июля 2016 года НБК опустил курс национальной валюты до нового минимума с октября 2010 года — за день юань потерял 0,23 % и был зафиксирован на отметке 6,6961 юаня за доллар. С начала года юань подешевел на 5 %, за год — более чем на 10 %[2]. Китай продолжает девальвацию, — значит, пытается поддержать свою продукцию на внешних рынках, то есть занял агрессивную позицию в валютных войнах, а это может спровоцировать недовольство стран-партнеров. Для России, в частности, действия Китая несут в себе умеренную угрозу снижения экспортной выручки, уменьшение привлекательности продукции российского производства, а также сомнения в целесообразности сохранения текущих условий стратегического партнерства в газовой сфере [6].

Безусловно, снижение экономической функциональности, вызванной вспышкой обвалов в течение последнего времени, касается не только Китая (хотя пример Китая отличается от всех остальных тем, что, во-первых, огромна доля экономики страны в мировом ВВП, а также ее влияние на многие государства в самых различных регионах, начиная с поставщиков сырья и заканчивая странами, зависящими от китайского финансирования или прямых инвестиций; на долю развивающихся стран сейчас приходится около 60 % мирового ВВП, в то время как в начале 1980-х эта доля составляла примерно 35 %. Для восстановления мирового процветания требуется более широкая географическая база, чем ранее. Возвращение валютных обвалов может значительно затруднить достижение этой цели).Сегодня, оценивая размеры девальвации национальных валют, можно констатировать, что фактор укрепления доллара оказал более значительное, чем 10-процентное, влияние на национальные валюты государств по всему миру, вне зависимости от их развитости и экспортной направленности. Так, бразильский реал за период с октября 2014 по февраль 2016 года подешевел по отношению к американскому доллару на 67 %, канадский доллар за указанный период подешевел по отношению к американскому доллару на 23 %, австралийский доллар — подешевел по отношению к американскому долларуна 22,3 %, турецкая лира — на 29,6 %, аргентинское песо — на 77,8 %, норвежская крона — на 31,7 %, российский рубль — на 92 %. Настоящая волна девальвации прокатилась по постсоветскому пространству: в Белоруссии национальная валюта упала по отношению к американскому доллару на102 %, в Азербайджане — на 99 %, на Украине — на 108 %, в Казахстане — на 94,5 %.Стоит отметить, что трудности испытывают и валюты динамично развивающихся стран. Например, в Индии, экономика которой в 2016 году является лидером по темпам роста, существуют значительные проблемы с обесцениванием рупии: она состоит в группе «валют риска» и в 2015 году по темпам падения уступала лишь бразильскому реалу.Причину появления таких разрывов нужно искать не только в ослаблении национальных валют, но и в значительном усилении американского доллара, на которое непосредственным образом влияет политика Резервной службы США.

Говоря об обвалах стоит конечно же упомянуть о Британии, вышедшей из ЕС. В ночь с 23 на 24 июня 2016 года произошёл стремительный обвал курса британской валюты. После закрытия избирательных пунктов фунт стерлингов торговался по курсу 1,5005 долл. Обработанные данные с первых 30 избирательных участков просигнализировали о перевесе сторонников выхода из ЕС, и фунт после этого опустился до 1,4030 долл., т. е. примерно на 5 %. Через некоторое время стали поступать данные с других участков, которые подтвердили перевес сторонников Brexit, — и стоимость фунта стерлингов опустилась до 1,3702 долл. И наконец курс фунта пробил планку в 1,35 долл. Последний раз на таком низком уровне британский фунт находился 31 год назад, в 1985 году. Столь резкого обвала британская валюта не испытывала ни разу в послевоенной истории за исключением 1992 года, когда финансовый спекулянт Джордж Сорос совершил атаку на фунт стерлингов и сломал оборону Банка Англии.

Здесь следует отметить происходившее в последние годы интенсивное укрепление финансовых связей Лондона и Пекина. Синхронизация конъюнктурных колебаний финансовых рынков двух стран замечена давно. Торги на китайских фондовых биржах в пятницу, 24 июня, открылись снижением котировок. Примечательно, что ещё не было даже первых подсчётов бюллетеней в Великобритании, а в Китае уже началась лёгкая финансовая паника. По данным на 9:30 (4:30 по московскому времени), индекс Шанхайской фондовой биржи Shanghai Composite просел на 0,32 %, составив 2881,36 пункта, индекс биржи Шэньчжэня Shenzhen Composite потерял 0,33 %, составив 1908,85 пункта. Наиболее остро прореагировала биржа Гонконга: Hang Seng Index упал на 1,84 % до 20483,51 пункта [1]. Новости, поступавшие с британского референдума, обвалили биржу в Токио. Падение ведущего биржевого индекса Nikkei составило утром 24 июня 500 пунктов. Одновременно вверх пошла иена, её курс впервые за два с половиной года достиг отметки в 100 единиц за доллар США.

Из вышесказанного можно сделать вывод отом, что глобальный валютный дисбаланс существует и остро проявляется в последние месяцы. Как мы увидели на примере последних событий, валютная нестабильность влияет на мировую экономику в целом и на экономику отдельных стран в частности.

В России валютный дисбаланс, или валютный кризис проявился в конце 2014 года и имеет место быть сегодня. Его причиной стало резкое ослабление российского рубля по отношению к иностранным валютам, вызванное стремительным снижением мировых цен на нефть, санкции США, ЕС и их союзников, присоединение Крыма и война в Украине, спекуляции на валютном рынке, паника населения и слабая активность Центробанка. Вывод Великобритании из ЕС безусловно также будет иметь свой отклик на экономике РФ. Современные аналитики полагают, что инвесторы будут выходить из рисковых активов, к которым относятся и рублёвые. Это приведёт к ослаблению рубля, будет провоцировать рост процентных ставок в экономике, снизит возможности российских компаний с точки зрения привлечения капитала. Вероятно, перечисленное обусловит замедление темпов роста российской экономики [7]. Однако, именно Brexit стал одной из причин проявления признаков стабилизации на рынке нефти. Хотя, по мнению профессора кафедры международного нефтегазового бизнеса РГУ нефти и газа Андрея Конопляника — это всего лишь видимость, или «затишье перед бурей» [4]. А глава Центробанка Эльвира Набиуллина полагает, что в том числе благодаря стабилизации цен на нефть стало возможным укрепление рубля. Поддержку национальной валюте сейчас оказывает также налоговый период и выплата дивидендов, однако, как считает аналитик Райффайзен Капитал София Кирсанова, если цена барреля в последнюю неделю июля не начнет расти, рубль станет слабеть (на 1–2 руб. / долл.). В тоже время главный аналитик ВТБ 24 Станислав Клещев говорит о том, что после прохождения пика дивидендных платежей и налоговых выплат (22–25 июля 2016 г.) инвесторам снова придется обратить внимание на сезонность, согласно которой август — самый неблагоприятный для курса рубля месяц. Стоит помнить и о том, что характерная черта 2016 года — политический «бум», — в преддверии выборов 18 сентября давление на рубль может дополнительно усилиться [5]. Правительство может отменить действующую с 2015 года директиву, предписывающую экспортерам не наращивать чистые валютные активы, — это может привести к тому, что курс доллара США превысит отметку в 70 рублей при текущей нефти, не исключая и неформальные меры, с помощью которых правительство может отрегулировать валютный рынок.

Вывод:валютный дисбаланс проявляется в последние месяцы достаточно остро, особенно на фоне политических событий, — это отражается как на экономике стран в аспекте торговли, потребительской корзины и пр., так и на глобальных «оплотах экономики», таких как нефть. Обесценивание национальных валют постепенно становится главным трендом современных экономических реалий. Многие страны в условиях повышения инфляции и появления торгового дисбаланса в экономике сталкиваются с выбором: девальвировать валюту, тратить международные резервы или наращивать госдолг. Среди этих вариантов нет правильного, однако затяжной характер нынешних экономических трудностей выбор облегчает: даже изначально сделав ставку на распродажу резервов, через наращивание госдолга страна непременно придет к девальвации. Ответить на вопрос о действительно эффективных мерах по укреплению национальной валюты пока нельзя, на национальный валютный курс сейчас влияет, по нашему мнению, на 85 % политическая ситуация. Необходимо четко понимать последствия событий, происходящих как на мировой арене, так жизни нашей страны, чтобы разрабатывать какие-либо меры по долгосрочному укреплению рубля, так как неожиданное укрепление российской валюты в июле 2016 года вызвало у Правительства некоторые вопросы о перспективах, первым из которых является «как не допустить излишнего укрепления рубля и вообще изолировать курс волатильности нефтяных котировок».

Литература:

  1. Катасонов В. Произошел стремительный обвал британской валюты: [Текст] // ИАС «Русская народная линия. — 24.06.2016. — [Электронный ресурс]: режим доступа http://ruskline.ru/ (дата доступа 20.07.2016).
  2. Китайцы скупают золото на фоне новой волны девальвации юаня: [Текст] // ИА Новости Приднестровья. — 18.07.2016. — [Электронный ресурс]: режим доступа novostipmr.com (дата доступа 19.07.2016).
  3. Кондратов Д. Актуальные подходы к реформированию мировой валютной системы // Общество и экономика. — 2016. — № 2. — С. 5–46 — С. 27.
  4. Коноплянник А. Цены на нефть: четыре фактора неопределенности: [Текст] // ИА РБК. — 18.07.2016. — [Электронный ресурс]: режим доступа http://www.the-village.ru/ (дата доступа 21.07.2016).
  5. Могилевская А., Кошкаров А., Ткачев И. Три вопроса о рубле: как отреагирует российская валюта на слова Путина // ИА РБК. — 20.07.2016. — [Электронный ресурс]: режим доступа http://www.rbc.ru/ (дата доступа 21.07.2016).
  6. Сигналы китайского регулятора крайне негативны для мировой экономики: [Текст] // ИА REGNUM. — 18.07.2016. — [Электронный ресурс]: режим доступа https://regnum.ru (дата доступа 19.07.2016).
  7. Соколова А. Что будет с валютой после выхода Британии из ЕС: [Текст] // The Village. — 24.06.2016. — [Электронный ресурс]: режим доступа http://www.the-village.ru/ (дата доступа 20.07.2016).
  8. Сухотин В. Надежды на предотвращение нового мирового кризиса связаны с Китаем: [Текст] // Деловая газета «Взгляд». — 14.10.2015. — [Электронный ресурс]: режим доступа http://vz.ru/economy/2015/10/14/772154.html (дата доступа 16.07.2016).
  9. США нужен лидер с убеждениями: [Текст] // Рамблер Новости. — 02.02.2016. — [Электронный ресурс]: режим доступа http://finance.rambler.ru/news/2016–2-2/ssha-nuzhen-lider-s-ubezhdeniiami/ (дата доступа 16.07.2016).
Основные термины (генерируются автоматически): режим доступа, дата доступа, Электронный ресурс, американскому доллару, валютного дисбаланса, национальной валюты, валютный дисбаланс, дата доступа 20.07.2016, дата доступа 21.07.2016, дата доступа 19.07.2016, дата доступа 16.07.2016, национальных валют, обменного курса, последние месяцы, британской валюты, режим доступа novostipmr.com, currency rate, валютного дисбаланса последних, ситуации валютного дисбаланса, обесцениванию национальной валюты.


Ключевые слова

девальвация, кризис, валюта, мировая экономика, валютный дисбаланс

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос