Библиографическое описание:

Попов М. Е. Литературная и издательская деятельность русских эмигрантов в Берлине в 20-е гг. XX в. // Молодой ученый. — 2016. — №29. — С. 319-322.



Деятельность русской эмиграции за рубежом в начале и в 20-е гг. XX в. с давних пор являлась объектом изучения для российских и зарубежных исследователей. Как правило, в изучении российской эмиграции делается акцент на рассмотрение политического аспекта в виду его ярко выраженного характера. Однако политический аспект не исчерпывает всю сложность и неоднозначность феномена русской эмиграции в 20-е гг. XX в. По этой причине представляется актуальным рассмотрение культурной стороны деятельности русской эмиграции, включая вопросы о творческом потенциале российской культуры в иной культурной и социальной среде.

Ключевые слова: Берлин. Русская эмиграция. Издательство. Литературная деятельность

Предметом данного исследования является литературная и издательская деятельность русской эмиграции в Берлине в 20-е годы XX в. Именно этот период можно с полным правом назвать наиболее ярким в истории отношений России и Германии довоенного времени. В 20-е гг. XX столетия германской столице было суждено сыграть важнейшую роль в укреплении русского национального самосознания и сохранении культурных ценностей, восходящих к традициям начала XX в.

В 1921–1924 гг. Берлин был ведущим интеллектуальным и литературным центром Западной Европы. В эти годы в германской столице оказалось около трёхсот шестидесяти тысяч выходцев из России [1, с. 1]. Среди них были и беженцы, наиболее многочисленные слои русской эмиграции, и политические эмигранты, не принявшие большевизма, и лица интеллектуальных профессий, среди которых особенное место занимали литераторы, поэты и издатели. Во многом, благодаря им, в Берлине сложился русский культурный центр, чему способствовали некоторые экономические и политические причины, среди которых была послевоенная инфляция в Германии, позволяющая держать выгодный курс русского рубля, обеспечивающий успешную деятельность русских издательств в Берлине, а также дружественные отношения Советской России с Веймарской республикой [2, с. 5]. К тому же в Берлине и его пригородах находилась примерно треть русского населения Германии. Таким образом, была сформирована культурно-историческая общность, которая оказала влияние на развитие творческого потенциала русских литераторов, оказавшихся в эмиграции [3, с. 7].

По воспоминаниям советского поэта И. Эренбурга, в 1920-е гг. русскими эмигрантами в Берлине выпускались три ежедневные газеты, пять еженедельных. За один год возникли семнадцать русских издательств; выпускали Фонвизина и Пильняка, поваренные книги, труды отцов церкви, технические справочники, мемуары, пасквили [4, с. 382].

В Берлине, с 1918 по 1928 год существовало 188 специализировавшихся в разных областях русских эмигрантских издательств. Успешно работало издательство «Петрополис», выходили крупнейшие газеты и журналы русской эмиграции: «Руль», «Голос России», «Дни», «Время», «Новый мир», «Накануне».

В 1922 г. в № 1 журнала «Новая русская книга» А. С. Ященко писал о стремлении их издательства к собранию и объединению сведений о русской и заграничной издательской и литературной деятельности [3, с. 139].

Издательское дело русской эмиграции не получило своего развития в виду ограниченности читательского круга, слабой заинтересованности иностранного читателя русскими изданиями. Русские эмигрантские журналы слишком мало внимания уделяли культуре страны, где они издавались, то есть Германии, тем самым искусственно поддерживая изоляционистские настроения эмигрантов. Задача сохранения и собирания русской культуры оказалась непосильной в условиях инонационального окружения. В свою очередь групповые интересы отдельных издательств препятствовали культурному сплочению русской эмиграции.

В 1923 г. многие эмигрантские издательства «русского Берлина» вынуждены были объявить о своём банкротстве из-за возросших цен на бумагу и типографские услуги.

Но были и другие причины, способствующие активной литературной и интеллектуальной деятельности русской эмиграции в Берлине. Как отмечает современный исследователь В. Б Земсков, для русской эмиграции за рубежом характерна ярко выраженная самоидентификация, носящая охранительный характер по отношению к западной Европе, что так же способствовало складыванию определённого культурного блока русской эмиграции за рубежом. В первую очередь, это касалось литературной сферы [5, с. 12].

Как отмечает Пронин, в отличие от всех последующих волн эмиграция первой волны была на 80 % эмиграцией пишущей интеллигенции, для которой «писание» было не только формой деятельности, но и единственным смыслом и источником существования. [6, с. 219].

Следует отметить, что русская зарубежная литература отличалась от литературы Серебряного века: первенствующее место в ней занимало переиздание классики. Обращение зарубежных издательств к выпуску русской классики не являлось случайным. Этому способствовала, разделяемая большинством эмигрантов идеология культурной миссии зарубежья, предполагающая сохранение высокого уровня, которого достигла русская литература XIX — начала XX в. Имели место и прагматические соображения: в трудных финансовых условиях издание дореволюционной литературной классики представлялось выгодным предприятием, поскольку на неё имелся спрос.

Литература и поэзия русской эмиграции в Берлине 20-х гг. XX в. имела яркие исторические отпечатки, такие как опыт гражданской войны, тема неизбежного расставания с родиной из-за непримиримости с новой властью. Так, поэт В. Ф. Ходасевич в конце 1925 г. написал стихотворение «Петербург», представляющее собой воспоминание о бедственной, но вместе с тем счастливой жизни на родине [7, с. 392].

Эмигрантская среда во многом оказывала влияние на их творчество, к примеру для Набокова Берлин являлся фоном, в котором его персонажи обретали жизнь, помимо этого в его творчестве прослеживается презрительное отношение к немцам [8, с. 138].

В Берлине публиковали свои произведения и советские литераторы, например С. А. Есенин, в заявлении, поданном А. В. Луначарскому, писал следующее: «Прошу Вашего ходатайства для поездки на трехмесячный срок в Берлин по делу издания книг: своих и примыкающей ко мне группы поэтов. [3, с. 270].

Как заметил К. Шлёгиль, Берлин в 1920-е гг. являлся прибежищем и местом оттачивания писательского таланта для всех русских литераторов [9, с. 281].

Для русской эмигрантской литературы также характерно было наличие большого количества мемуаров. Едва ли не каждый русский эмигрант, считал своим долгом написать воспоминания, записки, поделиться через них ужасами бегства из советской России и своими переживаниями. Следует отметить и прагматическую составляющую занятия литературой и журналистикой, позволяющее русским эмигрантам поддерживать относительно безбедную жизнь.

Важную роль в сохранении русских традиций за рубежом и творческом объединении русских литераторов в Берлине сыграл основанный в ноябре 1921 г. Дом искусств, где встречались и делились своими творческими новинками члены и гости клуба. В его составе были образованы три секции: литературная, изобразительных искусств и музыкальная [10]. Собрания происходили еженедельно, о дате собрания сообщалось в газете «Накануне» [11, с. 4]. Эмигрантский писатель Р. Б. Гуль, описывая в своих воспоминаниях деятельность Берлинского Дома искусств, отмечал, что собрания там проходили в весёлой и непринуждённой обстановке, в которой много молодых и неизвестных поэтов [12, с. 151–157].

Более активно клуб функционировал до октября 1923 г. Его посещало множество литераторов и философов из СССР, что в свою очередь, способствовало возникновению идеологических разногласий в среде Дома. Постепенно он начал распадаться. Члены клуба стали менее открытыми и доброжелательными.

Тем не менее, Дом искусств выполнял очень важную функцию в эмигрантской среде, он соединял литераторов и художников самых различных творческих направлений и стилей.

Берлинский Дом искусств просуществовал до начала 1924 г. Большинство его членов устремилось в Париж.

Безусловно, Берлин являлся ведущим центром русского зарубежья вплоть до середины 1920-х гг. К концу 1923 г. экономические условия в Берлине начали резко ухудшаться, из-за чего в неизбежном порядке стали распадаться эмигрантские культурные объединения, многие русские литераторы двинулись в другие европейские города. С 1923–1924-х гг. центр русской культурной жизни стал перемещаться в Париж. Деятельность русских периодических изданий в Берлине постепенно прекратилась. Таким образом, миссия сохранения русской культуры в германской столице была исчерпана. Во всяком случае, период «Русского Берлина» сыграл очень важную роль в обогащении как европейской, так и русской культуры.

Литература:

  1. Цфасман А. Б. «Русский Берлин» начала 1920-х годов: Издательский бум// Вестник Челябинского государственного университета. 2008.-№ 34.
  2. Смирнова А. И. Литература русского зарубежья («первая волна» эмиграции: 1920–1940 годы). Часть 1. — Волгоград.: Волгоградский государственный университет, 2003.
  3. Сорокина В. В. Русский Берлин.-М.: Изд-во Моск, 2003.- 345 с..
  4. Эренбург И. Люди, годы, жизнь. Кн. 1. — М.: Новый мир, 1961. — 382 с.
  5. Земсков В. Б. Экстерриториальность как фактор творческого сознания. Русское зарубежье: приглашение к диалогу. — Калининград.: Издательство Калининградского государственного университета, 2004.
  6. Пронин А. А. Российская эмиграция в отечественных диссертационных исследованиях 1980- 2005 гг.: библлиометрический анализ.- Екатеринбург.: «Уральское отделение», 2009.- 361 с.
  7. Басинский П. Русская литература конца XIX — начала XX века и первой эмиграции. — М.: Academ, 1998. — 392 с.
  8. Урбан Т. Набоков в Берлине. — М.: Аграф, 2004. — 138 с.
  9. Шлёгель К. Берлин, восточный вокзал. Русская эмиграция в Германии между двумя войнами (1918–1945). — М.: Новое литературное обозрение, 2004. — 281 с.
  10. Дом Искусств [электронный ресурс]. URL:. http://www.hrono.ru (дата обращения 21.04.16).
  11. Дом искусств //Накануне. — 1923. — № 232. — 4 с.
  12. Гуль Р. Дом искусств//Новый журнал. — 1978. — № 132. — С. 151–157.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос