Библиографическое описание:

Павлов А. А. Аллах-Юньские грузоперевозчики в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. // Молодой ученый. — 2016. — №29.1. — С. 18-20. — URL https://moluch.ru/archive/133/37208/ (дата обращения: 22.04.2018).



Аллах-Юнь для старшего поколения ассоцируется как центр золотой промышленности, а для молодых — какой-то населенный пункт на востоке Якутии. Между прочим Аллах-Юнь имеет солидную историю.

Когда началась Великая Отечественная война, мужское население было призвано на войну. По данным Д. Д. Петрова на 1 января 1941 года промышленно-технический персонал Якутзолото насчитывал 9870 человек. В первый год к призыву подлежали золотодобытчики Алдана. Найденные месторождения в Джугджуре считались наиболее богатыми и перспективными, их временно бронировали. В предприятиях Джугджурзолото до 1943 года проходили частично. Но в 1943 г. проводилась первая массовая мобилизация и на фронт ушли 806 человек. Всего из подразделений Джугджурзолото за годы войны было призвано 1300 человек. Рабочее время продлили до 12 часов, отменили отпуска, выходные и праздничные дни. Ушедших на войну заменили женщины и подростки. Все работали под девизом: «Каждый грамм золота — смерть фашисту!». Несмотря на призыв рабочих и специалистов в действующую армию, с каждым годом росла добыча золота. В 1943 г. Джугджурзолото трест выполнил годовой план и начал работать за счет будущего года. Прииски Юдома и Ыныкчан в годы войны дважды завоевывали Переходящее Красное знамя Государственного Комитета Обороны. В годы Великой Отечественной войны трест Джугджурзолото» (Аллах– Юнь) стране дала 23,0 т золота, «Якутзолото» (Алдан) – 15,6 тонн.

В приисках катастрофически не хватало продуктов питания. По данным историка С. И. Сивцевой в Якутии рабочим промышленности в 1943 году установили месячную норму крупа и макаронные изделия – 2 кг, кондитерские изделия и сахар – 750 гр., жиры – 800 гр., соль – 700гр. а также в день выдавали 800 гр. хлеба. Рабочим золотопромышленных районов выдавали из этого перечня только сахар, кондитерские изделия, крупу, макарон и хлеб. А членам семьи еще меньше. Правительство республики 3 сентября 1942 г. дало указание колхозам Намского, Мегино-Кангаласского, Амгинского, Таттинского, Усть-Алданского, Чурапчинского, Орджоникидзевского, Томпонского, Усть-Майского районов выделить для перевозки грузов в Аллах-Юн по 8 -10 человек, 40–50 лошадей. Каждый год колхозы центральных районов должны были выделить по 2000 перевозчиков. На сани загружали 300–350 кг груза. Руководители колхозов на такой путь направляли женщин, подростков и качестве старших – пожилых людей. Перевозчики грузы получали на складах «Востокзолото» и «Холбос». С первым снегом следовали по маршруту Якутск — Тюнгюлю–Чурапча – Черкех. От села Черкех до Охотского Перевоза — 253 км. От Охотского Перевоза до Аллах-Юня — 150 км. Прежде чем разрешить возчиков продолжить путь, в Охотском Перевозе проводили медицинский осмотр людей и ветеринарную проверку лошадей. Проверяли сани, сбруи, обязательно подковывали. Например, зимой 1943–1944 года из 8 районов в Охотский Перевоз прибыло с грузом 2255 лошадей, из них забраковали 325, предложили заменить другими. Зимой 1944–1945 года прибыло 1779 лошадей, из них забраковали 93. Бракованных лошадей заменяли или покупали у соседнего колхоза. Оказывали помощь больным и замершим.

Население Охотского Перевоза увеличивалось на 450–600 человек. Поселок рос, занимал 10 гектаров. Здесь была база «Якутзолотопродснаба», вспомогательное хозяйство, прикрепили животноводческий колхоз «Чаранг». С помощью колхозников Таттинского района были построены склады, школа, баня, пекарня, столовая и культурные центры. А в Черкехе был открыт филиал «Якутзолото».

В летнее время по рекам ходили маленькие пароходы, доставляли продовольствие, предметы первой необходимости, строительные материалы и технику. Руководили этой работой таттинцы А. К. Андреев, Н. Н. Попов. Габышев и Романов. Колхозники Таттинского и Томпонского районов заготовляли дрова для топки котлов пароходов. Также их привлекали на ремонт дорог и мостов до Охотского Перевоза. Так, летом 1943 г. 28 колхозов Таттинского района направили 108 человек.

На пути от Черкеха до Аллах-Юня было 19 зимовий. Наиболее крупные: ОйуунКуеля, Хомустах, Нохтуйа, Куранах, Атырдьах, ХараТиит, Уллунгнаах, СиикэйУу, Кырынаастыыр, МуусКель, Суордаах, Стрелка, Половинка, Кириэстээх. Здесь можно было отдохнуть, сушить промокшую одежду, дать отдых лошадям. Продснаб обеспечивал лошадей бесплатным теплым водопоем, хорошим кормом, ветлечебницей. В зимовьях собирались картежники, пьяницы, бродяги и перевозчикам приходилось поочередно охранять груз и лошадей. В то время на пути на них могли напасть бандитские формирования Е. Павлова и В. Орлова.

На дорогу тратили туда и обратно, в лучшем случае 176 дней. По специальному указанию правительства Охотскому Перевозу был прикреплен колхоз, который занимался заготовкой сена для перевозчиков и золотоискателей. На заготовку сена привлекались не только работники базы, но и колхозники Таттинского района, за лето заготовляли по тысячи тонн сена, а зимой организовывали вывоз сена в Аллах-Юнь и прииски. В близлежащие прииски работники продснаба сами возили сено из Охотского Перевоза.

Самыми трудными участками пути считались между Кырынаастыыр и МуусКель, где постоянно хозяйничали свирепые пурги. На расстоянии 26 км были несколько тарынов, где проваливались кони и люди. С Крестяха начиналась знаменитая СэттэДабаан. Перед вхождением хребта вновь проверяли состояние лошадей и их снаряжение. Дорога, проходила между двумя хребтами, и устанавливались строгие правила и время проезда.

Для перевозки грузов нужны были специальные сани. Поэтому распоряжением генерального директора «Джугджурзолото» в Охотском Перевозе была открыта специальная мастерская для заготовки саней, седелки, дуг, хомутов и других конских утварей. Рабочие Аллах-Юньскогозолотопродснаба в год готовили 150 комплектов. В первое время комплекты заменяли всем. В годы войны новые комплекты выдавались после тщательной проверки, так как якутские возчики сами наладили на местах производство специальных для перевозки грузов саней.

Когда на нашу страну вероломно напала фашистская Германия, трудящиеся Якутии заявили, что приложат все силы для достижения победы над озверевшим врагом. Колхозы центральных улусов сами вышли на областной комитет ВКП(б) с инициативой об усилении всемерной помощи промышленности, особенно золото добывающей отрасли. Совет Министров Якутской АССР и Обком ВКП(б) в своем постановлении от 3 сентября 1942 г., расценивая высокую инициативу колхозников об усилении перевозки зимних грузов в зимних войны, как «важнейшее государственное задание», указали- «от успешного выполнения плана грузоперевозок зависит работа золотых и других промышленных предприятий, а также многих торговых организаций республики».

Исходя из поставленной задачи — Совнарком ЯАССР и Обком ВКП (б) ввели новый порядок в организации работ и оплате труда колхозных возчиков на грузоперевозках, чем в корне изменяется практика прошлых лет, ликвидируется уравниловка, устанавливается оплата возчиков в зависимости от качества их работы (правлению колхоза дается право снижать заработки нерадивым, а также — премировать лучших возчиков и бригадиров).

Постановление Совнаркома и Обкома партии особое значение придает подготовке колхозов и организации предстоящим грузоперевозкам. Председатели должны были неукоснительно выполнять указания правительства. Создавали сезонные бригады возчиков из числа лучших колхозников. Колхозы возчиками направляли молодых женщин и подростков. Ныне здравствующий из Таттинского улуса Петр Иванович Харитонов говорит, что стал возчиком с 1936 г., когда ему было 19 лет и занимался этим делом до 1947 года. Он вспоминает, что в день полагалась 600 гр. хлеба, на полмесяца 0,5 кг мяса, 100 гр. коровьего масла или взамен давали растительное масло, 50 гр. крупы. Лев Федотович Бочкарев из Усть-Алданского улуса перевозчиком стал с 15 лет. Возчики сами подбирали лошадей и ставили на подкормку, ремонтировали сани, сбрую и запасались продуктами.

В годы войны в колхозах основной силой были женщины. Они выполняли мужские работы, в том числе перевозчиками грузов. Нам удалось установить сотни фамилий, которые самоотверженно, не щадя себя отправлялись перевозчиками до Аллах-Юньских приисков. Из Амгинского района Мария Бубякина, Прасковья Кузьмина, Елена Солдатова, Елена Павлова, Анастасия Пестерова, Евдокия Петрова, Мария Васильева; из Таттинского улуса: Ирина Лазарева, Мария Караканова, Ульяна Забровская, Анастасия Иванова.

Например, сегодня трудно представить человека без непроникаемых болотных сапог. Якутские женщины умели делать такие торбаза, не пропускающие сырость. Благодаря их мастерству были спасены жизни многих перевозчиков. Каждый возчик имел по 2–3 пары сменной обуви. В зимниках старшие следили за сушкой обуви молодых.

Бригадирами назначались наиболее опытные, побывавшие в перевозках люди. Председатель колхоза им. Сталина Таттинского района У.Тюнгюрядова осенью 1943 г. получила задание отправить в Аллах-Юнь двух возчиков со срочным грузом. Вызвала опытного в перевозке, старого В. С. Вырдылина и поручила найти себе напарника и отправиться на далекую дорогу. Приказ председателя обсуждению не подлежал, выполнялся. Выбрать некого. Мужчины находились на фронте. Старик выбрал двадцатилетнюю Татьяну Седалищеву. На бригадиров возлагалась обязанность подборка возчиков, хорошо содержать лошадей, лично осматривать сбрую, сани, правильно укладывать грузы перед отправкой, сохранять и лично участвовать при сдаче груза, не допускать порчи, потерь и хищения. Если направлялась большая группа, для наблюдения за ходом перевозок руководства районов должны были командировать своего представителя. Ответственность за сохранность груза и самих перевозчиков возлагалась на органы внутренных дел Таттинского, Томпонского, Усть-Майского и Аллах-Юньского районов.

В годы войны в крупных зимовьях появилась радиосвязь, маленькие ларьки, продающие предметы первой необходимости, медсестры оказывали первую помощь. Здесь находились контролеры-массовики, которые следили за передвижением груза и по мере возможности оказывали помощь перевозчикам.

В годы войны из Охотского Перевоза в Аллах-Юньские прииски из центральных районов республики было направлено около 8 тысяч лошадей, перевезено 2300 тонн груза. Перевозка груза гужевым транспортом продолжалась до 1953 года.

Самой трудной частью дороги начиналась с Охотского Перевоза. Специально выделенные ветеринары проверяли состояние лошадей, особенно подковы. Дорога проходила через ТерютСуордах, Кырынаастыыр, затем самый, трудный участок СэттэДабанпротоженностью 12км, где лошади поднимались с грузом 250 метров. Малейшая ошибка стоила жизни людей и лошадей. От зимовья Кырынаастыыр с 26 км начирается Силлиэмэн с постоянной пургой до МуусКеля. Сильно мешали тарыны, которые не замерзали даже в 40–50 градусные морозы. С наступлением холодов рабочие продснаба делали обходные дороги наледов и талых мест. Путники при подъемах помогали друг другу, груз иногда таскали сами, помогая лошадям. Часто лошади падали в обрыв с грузом. Снежные бури сбивали людей и лошадей. За потерю груза, гибели лошади «виновных» судили законом военного времени и отправляли в лагеря ГУЛАГ. Добравшись до Аллах-Юня сдавали груз. Иногда ночевали на улице, так как мест в гостинице не давали. Такое отношение к перевозчикам в 1943 г. подвергся критике на партийном собрании и Генеральный управляющий трестом Джугджурзолото В. А. Собко строго предупредил руководство «Джугджурзолотопродснаб», в случае повторения подобного разгильдяйства, виновные будут привлечены к строгой ответственности, по законам военного времени. Также он приказал премировать за счет треста перевозчиков, которые исправно доставляли грузы. Так, после сдачи грузов перевозчики получали в виде премии теплые одежды, трико, конские утвари и деньгами. Для них в зимнее время держали гостиницу, баню, обслуживание и отношение к перевозчикам улучшились. Перевозчики отмораживали руки, ноги, некоторые от болезни и трудностей дороги умирали на пути.

Некогда центр района с десятью тысячами населения Аллах-Юнь заброшен. Везде и всюду заброшенная техника, развалины домов, захламленные мусором улицы. Никакой коммунальной услуги, никакого благоустройства. Люди живут в маленьких домиках с печным отоплением. В поселке проживает около 30 человек. Коммунальных услуг нет. Связь с центром через космос. Освещение дается по графику, несколько часов. Показали «законсервированную» фабрику. Охраны, конечно, нет. Все разворовано, ценные приборы уничтожены. По словам жителей, в теплое время, приезжают частники, в основном с Кавказа и начинают копать золото. Сколько они находят, сколько они сдают государству, никто не интересуется. Старики говорят, что золото ещё есть, не исчерпано.

Время не щадит никого и ничего. Все дальше уходит героизм перевозчиков–колхозников, достававших стратегического груза золотодобытчикам «Джугджурзолото». Их теперь осталось мало, многие почили в мир иной, даже не оставив свои имена. Эта наша вина.

Основные термины (генерируются автоматически): Охотского Перевоза, годы войны, Таттинского района, годы Великой Отечественной, Великой Отечественной войны, перевозки грузов, состояние лошадей, Население Охотского Перевоза, Таттинского улуса, центральных районов, районов должны, колхозов Таттинского района, колхозников Таттинского района, Охотском Перевозе, ветеринарную проверку лошадей, годы войны новые, центральных районов должны, лошадей бесплатным теплым, кг груза, колхозники Таттинского района.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос