Агрессивная коннотация в текстах СМИ | Статья в журнале «Молодой ученый»

Библиографическое описание:

Горбачева Е. Ю., Омельченко К. Э. Агрессивная коннотация в текстах СМИ // Молодой ученый. — 2016. — №28.1. — С. 8-11. — URL https://moluch.ru/archive/132/36776/ (дата обращения: 26.05.2018).



Речевая агрессия (вербальная и невербальная) представляет собой довольно интересное явление, особенно с точки зрения лингвистики, так как является особым способом проявления эмоций (в большей степени негативных) в ходе межличностного взаимодействия индивидов. Проще говоря, это подача, направленная на конфликт сторон, выраженная в использовании особых языковых средств, манеры речи, направленных на затрагивание самолюбия и достоинства оппонента, например: метафоры, имеющие негативную окраску, ирония, каламбуры, грубая просторечная лексика. Проявляясь в рамках любого вида общения, речевая агрессия несет в себе агрессивное навязывание определенного мнения, не совпадающего с личным опытом, точкой зрения другого субъекта взаимодействия. При чем, в большинстве случаев агрессия является следствием недостаточно убедительной аргументации или её отсутствием вовсе. Также речевая агрессия может быть примером проявления негативных эмоций, отрицательного отношения к самому оппоненту(ам), а не к предмету дискуссии.

Речевая агрессия — процесс многосторонний, имеющий особую классификацию, а, следовательно, и цели применения данного негативно-эмоционального акта. Дабы систематизировать научное знание по этому предмету, некоторые филологи представляют свои классификации речевой агрессии, схожие во многих параметрах. Мы решили проанализировать и представить вниманию читателя свою обобщенную версию, включающую наиболее интересные и часто встречающиеся случаи.

Самые явные и разительно отличающиеся друга от друга способы проявления агрессии- вербальный и невербальный. Все мы знаем, как проявляется вербальная речевая агрессия, об этом чуть позже. Невербальная же агрессия основывается на природе различных жестов, мимики, знаков и даже молчании, которое ситуативно тоже может принимать эмоциональную окраску, например, угрозы, иронии, протеста и т. д. Следует упомянуть, что невербальные средства выражения эмоций значительно отличаются (а иногда и имеют прямо противоположное значение) в разных странах, культурах. Так, например, привычный нам жест «окей», когда указательный палец соединен с большим, а другие остаются расставленными в стороны наверху, в Тунисе приравнивается к фразе-угрозе «я тебя убью», в Португалии означает непристойность, а в и Сирии и вовсе соразмерно грубому «иди куда подальше».

Вербальная же речевая агрессия осуществляется во время непосредственного говорения, таким образом, к ней относится вся последующая классификация:

По психологическому аспекту мы можем выделить прямую и косвенную речевую агрессию. Иллокуция прямой агрессии несет в себе ничем не прикрытую враждебность, очевидную неприязнь. Может быть представлена выражениями с семантикой команды, открытыми угрозами, порицаниями, ругательствами, оскорблениями, бранью. Косвенная речевая агрессия выражается во враждебных намеках, иронии, сарказме, скрытых угрозах (иногда метафорах). Примером косвенной агрессии могут также являться доносы, сплетни, злостная клевета. Во время защиты одноименной работы на конференции, комиссия задала мне вопрос: «Как вы думаете, какой тип людей чаще использует прямую речевую агрессию, а какой косвенную?» Правильным ответом конечно же было то, что только достаточно эрудированный и сдержанный, а, следовательно, умный человек не уподобляется применению прямой агрессии, используя косвенное неодобрение («сохраняет лицо»).

Но некорректно будет утверждать, что речевая агрессия является только лишь средством нападения, нет, это не так. Таким образом, мы подходим к следующему делению: инициативная и реактивная. Реактивная агрессия выполняет функцию защиты субъекта от нападающего (инициатора).

Существуют также переходная и непереходная речевая агрессия. Переходность в данном случае означает, что негативное послание адресуется не самой «жертве», а каким-либо сходным с ней объектам. Это могут быть друзья, родственники или абсолютно посторонние люди, имеющие что-либо похожие в своей внешности, роде занятий, увлечениях и т. п.: «Смотри, какие у девочки ноги кривые, сразу Светка наша вспомнилась». Но объектом проявления такого рода агрессии может быть не только человек, но и предмет, ассоциативно напоминающий «жертву». Непереходная агрессия, в свою очередь, находит применение в абстрактной, пустой и голословной ругани на жизнь в общем. В данном случае человек чаще всего выпускает пар, обвиняя весь окружающий мир в своей неудаче: «Кругом одни несправедливости! Ненавижу эту жизнь!»

Все вышеупомянутые примеры агрессивного поведения находят применение не только в социальных ситуациях, но и, как ни печально, в средствах массовой информации. Таким образом, мы вплотную подходим к тебе данной работы.

Мы живем в информационном обществе, довольствуясь благами научно-технического прогресса и страдая от его относительности и противоречивости. У людей появилась возможность, кроме прочего, быть в курсе событий, происходящих в мире. Но возникшая проблема связана не с тем, что преподносят нам средства массовой информации, а скорее с тем, как это происходит. Сейчас СМИ имеют невообразимую власть над общественным сознанием, представляя собой некую «четвертую власть». И действительно, на данном этапе его роль выражается в формировании выгодного (тому или иному государству/персоне/изданию) отношения, складывании псевдоличной точки зрения населения к разного рода событиям. По словам исследователей данной проблемы, функция убеждения в СМИ начинает вытеснять остальные языковые функции, и средства массовой информации все больше становятся похожи на средства массового воздействия. Управление реакцией общества было бы невозможно без языковых вспомогательных механизмов, одним из которых и является речевая агрессия. Произошло это тоже не случайно, в связи с демократизацией норм русского языка, возросло стремление СМИ быть ближе к людям, «к народу», в прессе, интернете и телевидении стало встречаться такое явление, как речевая агрессия, заменив простую оценочную лексику.

1.Одним из наиболее распространенных примеров речевой агрессии в СМИ является инвективная лексика, т. е. бранная лексика, включающая вульгарные и грубые выражения, находящая применение в спонтанной речевой реакции на неожиданную ситуацию:

«Он [Путин] и рад бы в рай, да грехи не пускают» (газета «Аргументы и Факты»);

«Евгений Плющенко из явного претендента превратился в темную лошадку» (газета «Утро России»);

«Вот я уверен, это мой прогноз, который, как ты знаешь, сбудется: на Северном полюсе всплывут, пробивая паковые льды, наши подлодки и дадут учебный ракетный залп. Для чего? Жути нагнать на «пиндосов» (газета «Новая газета»).

2. Неоправданное использование иноязычной лексики, затрудняющей восприятие текста:

«Барак Обама на этой неделе имел большое европейское турне — Брюссель, Гаага, Рим, саммит Евросоюза, НАТО, визит к Папе Римскому, что кстати интересно, потому что Обама сам позиционирует себя как unbeliever-неверующий» (телепрограмма «Главное»);

«Тинэйджер — длинные ноги, длинные волосы — пришел трудоустраиваться…» (газета «Московский Комсомолец»).

3.Экспансия жаргонизмов:

«И снова о свободе слова,блин» (Сми.ру);

«Тачка для Деда Мороза» (газета «Пятница»);

«The Times, похоже, облажалась» (газета «Свободная пресса»).

4.Языковая демагогия, т. е. приемы непрямого воздействия на слушающего или читателя, когда идеи, которые необходимо внушить ему, не высказываются прямо, а навязываются ему исподволь, путем использования возможностей, предоставляемых языковыми механизмами:

«Президента неоднократно принимала Королева Английская Елизавета І.Это ли не показатель высокого значения, которое на туманном Альбионе придается сотрудничеству с динамично развивающейся республикой.».. (газета «Казахстанская правда»);

«Владимир Жириновский, лидер Партии ЛДПР о запрете буквы «Ы»: «Букву «ы» нужно запретить в русском языке. Это от монгол к нам пришло. Убрать эту букву гадкую! Гортанный звук, это звери так говорят»;

«Адвокат зарабатывает на смерти башкирских детей $ 1,5 миллиона!»

(газета «Комсомольская правда»)

5. Использование оксюморонов, подчеркивающих негативное отношение к предмету речи:

«Пешеходный Соборный против пешеходов» (газета «Вечерний Ростов»);

«Спасибо медицине за наше нездоровье» (газета «Аргументы и Факты»).

6. Излишняя метафоризация:

«Настоящая русская литература. Не рукоделие всевозможных детективствующих дам, не площадные и заборные упражнения супер элитных господ литераторов…» («Литературная газета»);

«Давно замечено, что недюжинные коммерческие способности супруг крупных чиновников волшебным образом расцветают после получения мужем мягкого государственного кресла (хотя и так же необъяснимо исчезают вместе с утратой пятой точкой супруга комфортной опоры)» (новостной портал «LifeNews»).

7.Использование устойчивых выражений, пословиц, поговорок, связанных с негативно оцениваемыми ситуациями:

«..Мышиная возня, поднятая литературными моськами» («Литературная газета»);

«Именно о зависимости Европы от российского газа со своей «американской колокольни» решил порассуждать Барак Обама в Брюсселе» (телепрограмма «Главное»).

8. Использование имен нарицательных, соотносимых с определенными отрицательно оцениваемыми явлениями:

«Превратится ли Украина через два месяца в гремучую смесь площади Тахрир и махновского Гуляйполя — покажет время» (газета «Аргументы и Факты»).

Проанализировав весь вышеизложенный материал, можно сделать очень простой и однозначный вывод: Средства массовой информации переполнены речевой агрессией. Оценку же данному процессу дать нелегко, ведь при всей явной «нелитературности» и, режущем глаза, просторечии, даже те самые жаргонизмы могут быть вполне к месту в разного рода публикациях(имея значение иронии, не выпадая из общего контекста).

Кроме того, так как темой нашего исследования является проявление агрессии, в первую очередь стоит задуматься о характере воздействия и его последствиях на самого индивида. Опираясь на «Теорию Влечений» З. Фрейда, мы знаем, что агрессия — врожденный инстинкт. И хоть приверженцы данной теории пессимистично смотрят на возможность подавления этого самого инстинкта, даже они признают возможность саморегулирования человеком данных процессов, сдерживая и преобразовывая агрессию в безопасные формы. Таким образом, согласно этой теории, человеку нужна периодическая разрядка, выплеск отрицательных эмоций. СМИ в этой ситуации является механизмом, помогающим произвести данную «перезагрузку». Наблюдая за политическими дебатами, слушая по радио новости, полные оценочной негативной лексики и, наконец, читая газету с бессчетным количеством статей об ограблениях, убийствах и т. п., человек испытывает свою долю негатива, реализует ту самую «разрядку».

Другая, не менее весомая теория, Фрустрационная концепция, где исследователь Джон Доллард рассматривает агрессивное поведение человека в качестве ситуативного процесса (а не эволюционного), следствия фрустрации — состояния растерянности, гнетущего чувства разочарования, безысходности. Последователи данных идей также указывают на эффективность катарсиса, т. е. освобождения накопившейся негативной энергии, приводящей к снижению уровня напряжения. Они считают, что выражение агрессии в безопасной, пассивной форме приводит к психологическому облегчению, равновесию, что в разы снижает вероятность ярко выраженного агрессивного действия по отношению к другим.

В противовес к вышеизложенным точкам зрения мы бы хотели привести другое научное знание — Бихевиористическая концепция. Проявление агрессии понимается здесь как форма поведения, приобретенная в процессе социализации индивида. Ребенок с детства копирует поведение окружающих, принимая его за единственно верное. Наблюдая за агрессивным поведением, индивид подсознательно перенимает некоторые черты. Из данной теории Джона Локка, мы видим, что здесь агрессивное поведение контролируемо, посредством отрицательного или положительного подкрепления. По крайней мере на ранней стадии развития индивида. Таким образом, случайный пример речевой агрессии, услышанный или увиденный в СМИ может стать негативно обучающим для не до конца сформированного сознания ребенка.

Речевая агрессия — процесс сложный, можно сказать, стихийный, но самое главное, что к нему не стоит подходить односторонне. Как и все в этом мире, он имеет свои положительные и отрицательные последствия и объективные причины существования. Немецкий философ Ф. Ницше утверждал: «Вами управляет тот, кто вас злит». Так не позволяйте собой управлять.

Литература:

  1. Берковиц Л. Агрессия: причины, последствия и контроль [Текст] / Л. Берковиц. — СПб., 2002.
  2. Горбачева Е. Ю.,Безрукова О. Э. Пейоративная коннотация интернет-дискурса в современной разговорной речи.[Текст]. Молодой учёный № 11 (115) июнь-1 2016 г.. — С. 1688–1690.
  3. Енина Л. М. Речевая агрессия и речевая толерантность в средствах массовой информации [Текст] / Л. М. Енина. — М.: Российская пресса в поликультурном обществе: толерантность и мультикультурализм как ориентиры профессионального поведения, 2002.
  4. Ильясова С. В., Амири Л. П. Языковая игра в коммуникативном пространстве СМИ и рекламы. [Текст] / Л. П. Амирили, С. В. Ильясова. — М.,2009
  5. Корякина О. Н. Консультация для родителей по теме «Проблема речевой агрессии» [Текст]/О. Н. Корякина. — М., 2010.
  6. Лаптева О. А. Живая русская речь с телеэкрана [Текст] /О. А. Лаптева. — М., 1999.
  7. Майданова Л. М. Агрессивность и речевая агрессия [Текст] / Л. М. Майданова. — М., 1997
  8. Романова Н. Н., Филиппов А. В. Культура речевого общения: этика, прагматика, психология [Текст] / А. В. Филиппов, Н. Н. Романов.- М: словарь, 2010 г.
  9. Щербинина Ю. В. Русский язык: Речевая агрессия и пути её преодоления [Текст] / Ю. В. Щербинина. — М., 2004
Основные термины (генерируются автоматически): речевая агрессия, массовая информация, газета, агрессивное поведение, Литературная газета, косвенная речевая агрессия, научное знание, прямая агрессия, Брюссель, русский язык.


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос