Речевая характеристика подростка в романе Н. Хорнби «Мой мальчик» | Статья в журнале «Молодой ученый»

Автор:

Рубрика: Филология

Опубликовано в Молодой учёный №28 (132) декабрь 2016 г.

Дата публикации: 14.12.2016

Статья просмотрена: 445 раз

Библиографическое описание:

Захарова Ж. А. Речевая характеристика подростка в романе Н. Хорнби «Мой мальчик» // Молодой ученый. — 2016. — №28. — С. 1002-1006. — URL https://moluch.ru/archive/132/36353/ (дата обращения: 23.07.2018).



This article presents distinctive features of creating a speech portrait of a teenager in the novel «About a boy» written by contemporary English writer Nick Hornby; gives a small insight into the art work of the writer, brief description of the novel, it’s main themes, problems and composition. The author of the article focuses most on the text of the novel, precisely on the speech of the teenager — Marcus Brewer, with the aim of creating a speech portrait. To reach this aim the author uses the scheme of creating a speech portrait developed by M. V. Kitaigorodskaya and N. N. Rozanova. This scheme involves the analysis of the speech part of a personage on three levels: lexical, thesaurus and pragmatic. This article proves the possibility of creating quite complete picture of a personage even without the author’s descriptions, but paying attention to the speech of a personage and its peculiarities.

Key words speech portrait, speech characteristics, Nick Hornby, personage’s speech, thesaurus, pragmatics, lexical peculiarities of a teenager’s speech

В своих произведениях британский писатель Ник Хорнби (род. 1957) часто затрагивает тему современной популярной культуры. Героями его произведений нередко становятся молодые люди, ведущие свободный образ жизни. Некоторые из его произведений были экранизированы и высоко оценены критиками. Одними из самых знаменитых его книг являются «HighFidelity» (1995) и «Abouta boy» (1998).

Если в своем первом романе «HighFidelity» Хорнби пишет от первого лица, то уже во втором романе «Abouta Boy», который вышел тремя годами позже, он выбирает повествование от третьего лица. Главы романа поочередно отражают видение мира тридцатилетнего холостяка Уилла Фримена и двенадцатилетнего школьника Маркуса Брювера.

В романе «Мой мальчик» Хорнби затрагивает тему поп-культуры 90х. Автор особенно выделяет группу «Нирвана», которая была настоящим прорывом в то время. Творчество этой группы занимает центральное место в романе и служит своеобразным фоном сюжету. Само название романа — «Abouta Boy» — является отсылкой к песне «Нирваны» «Abouta Girl», что было подтверждено автором 2 декабря 2001 года на радио BBC. Кульминация романа происходит в день гибели Курта Кобейна, что и является причиной некоторых дальнейших событий, ведущих к развязке.

Автор описывает британское общество 90-х, которое волнуют проблемы моды, дорогих ресторанов и автомобилей. Типичным примером становится Уилл Фримен — безработный тридцатилетний холостяк, который живет на проценты от популярной рождественской песни, написанной однажды его отцом.

Стоит также сказать о композиции романа, которую можно разделить на две части: глава, где рассказчиком выступает Уилл, следует за главой, где рассказчиком выступает Маркус. Таким образом, мы видим сюжет с точки зрения двух главных героев, что дает нам понять, что данная история — не контраст черного и белого, а широкий спектр оттенков, ведь то, что является вполне очевидным для тридцатилетнего Уилла, становится сложной проблемой для двенадцатилетнего Маркуса. Поэтому, в начале романа мы видим две разные истории, которые постепенно сливаются в одну, описываемую по-разному двумя разными героями.

Несмотря на то, что роман называется «Мой мальчик», Хорнби не столько дал описание взросления Маркуса, сколько, пусть и не в настолько выраженной форме — описание взросления Уилла, который даже к тридцати годам оставался ребенком, боявшимся ответственности. В конце истории мы наблюдаем, что оба героя меняются в лучшую сторону: Маркус становится типичным тинейджером, а Уилл наконец решается на что-то серьезное, перестав прятаться в своей богато обставленной квартире-раковине.

Н. Хорнби в своем романе «Мой мальчик» поднимает такие важные темы для современного общества, как:

− тема отцов и детей и связанная с ней проблема воспитания ребенка в условиях современной культуры;

− тема ценностей современного молодого человека (то, что объединено и выносится автором в раздел «cool»: внешность, модный образ жизни, не имеющий в своей основе никаких ценностных ориентиров).

Обратимся к тексту романа «Мой мальчик». Роман имеет довольно необычную композиционную структуру: повествование поочередно по главам ведут главные герои произведения — Уилл и Маркус.

Так как единой схемы составления речевого портрета персонажа не существует, мы взяли за основу параметры, сформулированные М. В. Китайгородской и Н. Н. Розановой:

− лексический уровень, который отражает владение лексико-грамматическим фондом языка;

− тезаурус, то есть представление персонажа о картине мира;

− прагматикон, то есть уровень коммуникативных ролей, мотивов и целей, которых придерживается личность в процессе коммуникации [2, с. 10].

На лексико-грамматическом уровне предметом нашего наблюдения стал текст романа «Мой мальчик», а именно, речь 12-летнего Маркуса Брювера. Нами был выявлен ряд лексико-грамматических явлений, которые часто возникают в речи персонажа. Наиболее употребительными и характерными являются такие структуры как:

− сокращенные грамматические и лексические формы;

− обилие междометий;

− огромное количество примеров разговорной и неформальной лексики;

− нарушение грамматических конструкций.

Объединив эти явления в четыре большие группы, мы провели толкование нескольких, самых часто употребляемых в тексте примеров, а затем классифицировали их.

1) Сокращенные формы. Вречи Маркуса широко используются сокращенные формы вместо полных, что говорит о разговорном стиле его речи и неформальной обстановке, в которой проходят разговоры Маркуса с мамой, Уиллом и друзьями в школе. Приведем примеры некоторых из них:

Dunno — I don't know

S’pose so — suppose so

‘Cos — of course

D’you think? — Do you think?

Won’t — will not

She’s — she is

Don’t — do not [7, С: 431–440].

2) Междометия вречи Маркуса выступают для выражения его чувств и эмоций, характерных для мальчика двенадцати лет. Большинство примеров междометий относится к эмотивной группе, однако в его речи появляются также грубые и жаргонные варианты, относящиеся к ненормативной лексике. Чаще всего Маркус употребляет такие междометия, как:

Oh — interjection. Used when you want to get someone's attention or continue what you are saying, etc. [5, с. 698] Междометие — «О!» [3, с. 502].

OK — used to show that you agree with something or give permission for someone to do something. [5, с. 698] Амер. Разг.: «Хорошо!» «Ладно!» «Есть!» «Будетсделано!» [3, с. 510].

Shit — not polite used to express anger, annoyance, fear, or disappointment [= damn]. [6] Межд., груб. «черт!», «блин!» [1].

Wow informal. Used when you think something is very impressive or surprising. [5, с. 1159]. Амер.Слэнг: «Нечтоизрядавонвыходящее» [3, с. 797].

Um used when you cannot immediately decide what to say next [5, с. 1094].Межд. «гм», «хм», «м-м» [1].

Ha-ha — used in writing to represent a shout of laughter [5, с. 460]. Межд. «Ха-ха!» [3, с. 341].

Wham — used to describe the sound of something suddenly hitting something else very hard. [5, с. 1142] Межд. «бам!», «бух!» [1].

Hell — not polite used to express anger or annoyance [5, с. 479]. «Черт!», «блин!» [1].

3) Разговорная лексика является неотъемлемой частью речи персонажа, который пользуется ею в повседневном общении. Здесь также можно выделить наличие слэнговых, ненормативных форм:

Rubbish in the sentence: «What are you watching this for? It's rubbish. You're always telling me.» — informal — a film, book etc that is rubbish is very bad [5, с. 886]. прил.; разг. «дрянной», «никуданегодный» [1].

Messed up — informal someone who is messed up has emotional or mental problems because of something that has happened to them [5, с. 635]. «Портить», «проваливать» [1].

Loo — British English informal a toilet [5, с. 599]. Брит. Разг. — «Уборная», «туалет» [1].

To pee informal to pass liquid waste from your body [= urinate] [5, с. 738]. Разг. — «мочиться», «писать» [1].

Telly — British English informal Television [5, с. 1044]. Разг. — «телевизор», «телик» [1].

Pissed off — American English informal — annoyed, disappointed, or unhappy [5, с. 758]. «Раздраженный», «взбешенный» [1].

Bloke — British English informal a man [5, с. 98]. Разг. «малый», «парень» [1].

Nah- informal no [5, с. 668]. Разг. «нет» [1].

Yeah — spoken informal yes [5, с. 1136]. Разг. «да» [1].

Go nutsspokento become very excited because something good has just happened [5, с. 690]. Разг. «сойтис ума», «рехнуться», «спятить» [1].

Shut up!spoken not polite used to tell someone to stop talking [= be quiet!] [5, с. 941]. Разг. «замолчи!» [1].

Course — spokeninformal used to emphasize that you are saying 'yes' when someone asks your permission to do something [5, с. 232]. «Конечно», «непременно» [1].

Piss spoken not polite — an act of urinating [5, с. 758]. Груб. «мочеиспускание» [1].

4) Нарушение грамматических структур вречи Маркуса обусловлено его эмоциональным состоянием. Речь становится выразительной и экспрессивной, но отрывистой не незавершенной. Использование эллипсиса также является характерной чертой разговорной речи. Маркус часто опускает вспомогательные глаголы в вопросах:

You reckon? — Do you reckon?

You forgot? — Did you forget?

He understood you? — Did he understand you?

Ready? — Are you ready? [7, С: 431–440].

В результате этого можно сделать вывод, что на лексическом уровне речь Маркуса является типичным примером речи английского подростка. В ней присутствуют характерные черты разговорного, неформального стиля с элементами жаргонизмов.

Для анализа речи персонажа на уровне тезауруса нами была выбрана первая глава романа, которая начинается с диалога Маркуса и его мамы. Практически вся глава представляет собой диалог, который иногда прерывается внутренним монологом мальчика. Репликидиалогадостаточнокороткие.

−Have you split up now?

−Are you being funny?

−Why would I want to be funny?[4, с. 1].

Диалог продолжается, подкрепленный внутренними ремарками Маркуса. Они характеризуются длинными конструкциями, частым повторением сочинительного союза and (и), перечислений. Мы можем сказать, что речь Маркуса в этот момент спонтанна.

«(…) When Marcus and his mum argued, you could hear the important bits: too much, too expensive, too late, too young (….)» [4, с. 2].

«(…) and there were more people and places in it: his mother’s boyfriends and his father’s girlfriends; flats and houses; Cambridge and London» [4, с. 3].

Все это дает нам первые представления о мальчике: он старается размышлять как взрослый, трезво оценивая ситуацию. Мы можем использовать эти особенности при составлении его речевого портрета.

Об эмоциональном состоянии мальчика в начале романа мы можем судить по его внутреннему монологу в конце первой главы:

«….He didn’t want to watch any of the soaps, because soaps were full of trouble, and he was worried that the trouble in the soaps would remind his mum of the trouble she had in her own life» [4, с. 4].

Для анализа речи персонажа на уровне прагматикона, мы выявили несколько коммуникативных тактик и стратегий, которыми пользуется Маркус при общении. Это:

− тактика просьбы и требования;

− стратегия убеждения;

− тактика предупреждения и угрозы.

Рассмотрим тактику просьбы итребования на примере телефонного разговора Маркуса и Уилла:

−«Hi, Will, it's Marcus.

−Hi. Funnily enough, I was just wondering—

−Suzie said you want to take me out for the day somewhere.

−Yeah, well, that's just—

−I'll come if my mum can come.

−I'm sorry?

−I'll come if you can take my mum too. And she hasn't got any money, so either we'll have to go somewhere cheap or you'll have to treat us.

−Right. Hey, say what you mean, Marcus. Don't beat around the bush.

−I don't know how else to say it. We're broke. You're not. Youpay.» [4, с. 45].

В данном диалоге Маркус звонит Уиллу с просьбой о том, чтобы он сводил их с мамой в ресторан. Маркус использует короткие, утвердительные предложения, не давая своему собеседнику шанса отказаться. Также он перебивает его, продолжая настаивать на своем.

Стратегия убеждения:

«…You're going to get changed, aren't you?

−Why?

−Because you look a wreck, and he's going to take us to Planet Hollywood for lunch.

−Will didn't know that last bit yet, because Marcus hadn't told him, but he wouldn't mind. She looked at him. 'Why does it bother you what I wear?

−Planet Hollywood.

−What about it?

−You don't want to look like an old bag there. In case one of them sees you.

−In case one of who sees me?

−Bruce Willis or one of them.

−Marcus, they won't be there, you know.

−They're there all the time. Unless they're working. And even then they try to make films in London so they can go for lunch.

−Fiona laughed and laughed.

−Who told you that?

−It's just well known.» [4, с. 47].

В данном диалоге Маркус убеждает свою мать переодеться для похода в ресторан, оперируя тем, что в таком месте как «PlanetHollywood» можно встретить знаменитостей. Он довольно убедительно говорит о возможности встретить Брюса Уиллиса или «одного из них», так что мама ему верит и переодевается. На самом же деле Маркус преследовал иную цель — чтобы Фиона понравилась Уиллу и он впоследствии на ней женился. Отсюда можно сделать вывод, что мальчик довольно серьезен в своих намерениях «свести» двух людей, поэтому и применяет для этого стратегию убеждения.

С этой же целью Маркус применяет стратегию предупреждения иугрозы, когда ловит Уилла на лжи.

«You haven't got a kid, have you?» [4, с. 54] — говорит он, озадачивая Уилла, который и не подозревал о том, что мальчику известен его секрет.

Пользуясь временным ступором Уилла, Маркус продолжает:

−«Where's your loo? I'm dying for a pee.

−Just down the hall there. (…)

−You've only got one bedroom,' said Marcus when he got back.

−Have you been nosing around?

−Yeah. You've got one bedroom, you've got no children's toys in the bathroom, there are no toys in here... You haven't even got any photos of him.

−What business is it of yours?

−None. Apart from you've been lying to me and my mum and my mum's friend.

−Who told you where I lived?

−I followed you home once.

−Where from?

−I saw you out wandering around and I followed you.

−Why?

−Dunno. Something to do.

−Why don't you just go home, Marcus?

−All right. But I'm going to tell my mum.

−Ooooh. I'm scared.

−I'll do you a deal. I won't say anything to my mum if you go out with her.» [4, с. 54].

Вернувшись из ванной, Маркус смело предъявляет Уиллу доказательства, которые он успел собрать: ни фото малыша, ни игрушек в доме. Он загоняет Уилла в угол, прямо говоря ему о его лжи. В завершение диалога мальчик угрожает мужчине тем, что он расскажет маме и ее подруге, за которой ухаживал Уилл, о его лжи, если тот не согласится встречаться с его мамой. Это так же характеризует Маркуса как мальчика, который серьезен в своих намерениях и не боится угрожать разоблачением взрослому мужчине.

Проанализировав речь персонажа на трех уровнях: лексическом, тезаурусном и уровне прагматикона, мы сделали вывод о том, что Маркус Брювер является типичным примером английского подростка. На лексическом уровне в его речи встречается разговорная и жаргонная лексика, междометия, неоформленные синтаксические конструкции. На уровне тезауруса можно сделать вывод о том, что на речь героя влияют всевозможные факторы, связанные с его представлением о картине мира: он чувствует себя «белой вороной» в школе, ему не хватает отцовской заботы. Его мама пыталась покончить с собой, поэтому, он чувствует ответственность за нее. Маркус размышляет почти как взрослый, взвешивая все «за» и «против». Он сам принимает решения, строит планы о том, как наладить их с мамой жизнь. Это, на уровне прагматикона, мотивирует его на использование тактики убеждения, просьбы и требования и даже предупреждения и угрозы в диалогах. Все это говорит о серьезности его намерений. В несобственно-прямой речи и внутреннем монологе автор предоставляет персонажу наибольшую свободу с точки зрения его самохарактеристики. Именно поэтому мы можем составить представление о персонаже практически без вмешательства автора. Анализ речевой партии подростка на разных уровнях с учетом контекста позволил нам составить убедительное и достаточно определенное представление об индивидуальном характере героя и, конечно же, об уровне мастерства писателя.

Литература:

  1. Англо-русский словарь общей лексики «LingvoUniversal» [Электронный ресурс] lingvo-online.ru. URL: http://www.lingvo-online.ru/ru
  2. Китайгородская, М. В. Русский речевой портрет / М. В. Китайгородская, Н. Н. Розанова. — М.: 1995.
  3. Мюллер, В. К. Новый большой Англо-русский словарь / В. К. Мюллер — М.: «Альта-Принт», 2007. — 864 с. — ISNB 978–5-98628–099–8
  4. Hornby, N. About a boy / N. Hornby. — London. Penguin Books, 1998.
  5. Longman Dictionary of American English (4th ed., 2009) / Pearson Limited.
  6. Longman Dictionary of Contemporary English. [Electronic resource] // ldoceonline.com. URL: http://www.ldoceonline.com/
  7. Student Grammar of Spoken and Written English / Longman Pearson Education Limited. 2003.
Основные термины (генерируются автоматически): роман, мама, лексический уровень, речь, стратегия убеждения, речь персонажа, описание взросления, BBC, тактик просьбы, текст романа, том, уровень, начало романа, междометие, автор, анализ речи персонажа, английский подросток, внутренний монолог, глава, глава романа.


Ключевые слова

тезаурус, речевой портрет, речевая характеристика, Ник Хорнби, речь персонажа, прагматикон, лексические особенности речи подростка

Похожие статьи

Внутренний монолог и несобственно-прямая речь в романах...

Внутренний монолог представляет собой форму внутренней речи персонажа, но ассоциативно-эмотивного мира при сохранении автономности линии персонажа и линии автора.

Средства создания речевой портретной характеристики героя...

разговорная речь, часть предложения, главный герой романа, самый автор, речь, речевое поведение, речевая характеристика героя, речевая манера, отрицательное местоимение, языковая личность.

Практика анализа фрагмента текста: диалог персонажей.

Библиографическое описание: Царегородцева М. В. Практика анализа фрагмента текста: диалог персонажей.

Часто диалоги или монологи играют роль ключевых эпизодов, которые являются одним из самых значимых приемов постижения целостного смысла произведения.

Особенности речевого поведения персонажей романа...

Лингвостилистический анализ художественного текста — это приемы выделения особенностей текста на синтаксическом, морфологическом, лексическом, морфемном и фонетическом уровнях.

Лингвистический анализ портретной и речевой характеристики...

Материалом исследования послужил текст романа на английском языке.

Будучи средством индивидуализации, речь персонажа художественного произведения одновременно является некоторым обобщением черт, типичных для речи людей определенного социального...

Стилистические приемы как средство усиления прагматического...

Интерпретационно-текстовый анализ языковой личности Барака Обамы позволяет сделать вывод о том, что публичные речи американского политика построены на конвергенции стилистических приёмов (грамматических, лексических, синтаксических), которые позволяют...

Репрезентация диалога культур в романах «О дивный новый...»

В статье рассматривается понятие «диалог культур», специфические типологические черты романов-антиутопий, а также репрезентация проблематики диалога культур в английских антиутопических романах «О дивный новый мир» О. Хаксли и «1984» Дж. Оруэлла.

Освоение драматических произведений читателями-школьниками...

Если в эпическом произведении — это и повествование, и описание, и диалог, то в драме — только диалог.

В результате читателю приходится «воссоздавать» психологический облик персонажей, их внутреннее состояние, лишь опираясь на сказанное ими в монологах и...

Речевые особенности персонажей как средство создания...

Выделяются особенности речи персонажей на уровне стилистических приемов и средств создания экспрессивности. Большое внимание уделяется также завуалированному социально-классовому противостоянию героев, многогранности их личностей.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle

Похожие статьи

Внутренний монолог и несобственно-прямая речь в романах...

Внутренний монолог представляет собой форму внутренней речи персонажа, но ассоциативно-эмотивного мира при сохранении автономности линии персонажа и линии автора.

Средства создания речевой портретной характеристики героя...

разговорная речь, часть предложения, главный герой романа, самый автор, речь, речевое поведение, речевая характеристика героя, речевая манера, отрицательное местоимение, языковая личность.

Практика анализа фрагмента текста: диалог персонажей.

Библиографическое описание: Царегородцева М. В. Практика анализа фрагмента текста: диалог персонажей.

Часто диалоги или монологи играют роль ключевых эпизодов, которые являются одним из самых значимых приемов постижения целостного смысла произведения.

Особенности речевого поведения персонажей романа...

Лингвостилистический анализ художественного текста — это приемы выделения особенностей текста на синтаксическом, морфологическом, лексическом, морфемном и фонетическом уровнях.

Лингвистический анализ портретной и речевой характеристики...

Материалом исследования послужил текст романа на английском языке.

Будучи средством индивидуализации, речь персонажа художественного произведения одновременно является некоторым обобщением черт, типичных для речи людей определенного социального...

Стилистические приемы как средство усиления прагматического...

Интерпретационно-текстовый анализ языковой личности Барака Обамы позволяет сделать вывод о том, что публичные речи американского политика построены на конвергенции стилистических приёмов (грамматических, лексических, синтаксических), которые позволяют...

Репрезентация диалога культур в романах «О дивный новый...»

В статье рассматривается понятие «диалог культур», специфические типологические черты романов-антиутопий, а также репрезентация проблематики диалога культур в английских антиутопических романах «О дивный новый мир» О. Хаксли и «1984» Дж. Оруэлла.

Освоение драматических произведений читателями-школьниками...

Если в эпическом произведении — это и повествование, и описание, и диалог, то в драме — только диалог.

В результате читателю приходится «воссоздавать» психологический облик персонажей, их внутреннее состояние, лишь опираясь на сказанное ими в монологах и...

Речевые особенности персонажей как средство создания...

Выделяются особенности речи персонажей на уровне стилистических приемов и средств создания экспрессивности. Большое внимание уделяется также завуалированному социально-классовому противостоянию героев, многогранности их личностей.

Задать вопрос