Библиографическое описание:

Бутанина Е. С. Мотив сна в поэзии Ю. А. Курдина // Молодой ученый. — 2016. — №11.2. — С. 66-68.



Сон — важная часть жизни человека, период его 2продуктивной деятельности». Именно поэтому мотив сна имеет весомую актуальность в литературных произведениях. Реализация его в соответствии с определенной эпохой осуществляется различными путями. Эпоха барокко со свойственным ей стремлением к совмещению реальности и иллюзии закрепляла за понятием сна сакральный смысл. Известные писатели этого времени (П. Кальдерон, Дж. Мильтон) воспринимали жизнь как иллюзию, зачастую включая в свои произведения мотив сна: сон пастуха в «Потерянном рае» Дж. Мильтона, «сон» Сехизмундо в произведении П. Кальдерона. Примечательно, что Кальдерон де Барка не просто использует мотив сна на уровне содержания и композиции, но и выносит саму эту лексему в название произведения.

В эпоху романтизма мотив сна приобретает не менее значительную роль в творчестве писателей, тяготеющих ко всему ирреальному, ибо он идеально вписывается в романтическую концепцию двоемирия. В этом ключе мы упоминаем Новалиса и Гофмана: у Новалиса мы помним сон о голубом цветке в романе «Генрих фон Офтердинген» [11], у Гофмана — описание феномена сна в «Эликсирах сатаны» [2].

Сон для романтиков — это возможность творить, это ничем не ограниченное воображение, которое позволяет писателю вознестись над реальностью или выйти за её пределы.

Несмотря на исследование сна как физиологического процесса, его механизмы и подлинная природа так и остаются непознанными, что, в свою очередь, порождает множество определений. Одно из таких закреплено за психологом-аналитиком К. Г. Юнгом. «Сон есть специфическое выражение бессознательного» [16; С.32], — утверждает Юнг в одной из своих работ. Продолжая тему бессознательного, отметим определение Л. Н. Толстого: «Сон есть такое положение человека, в котором он совершенно теряет сознание» [13, С. 358].

Мотив сна укладывался в рамки творчества не только зарубежных, но и русских писателей. Ранее упомянутый Л. Н. Толстой использует его в «Анне Карениной» [15] и «Войне и мире» [14]. Но, пожалуй, наиболее существенную роль снам отводит Ф. М. Достоевский, который нередко выносит слово «сон» в название произведений: «Как опасно предаваться честолюбивым снам» [4], «Дядюшкин сон» [3], «Петербургские сновидения в стихах и прозе» [5]. Огромную смысловую нагрузку несут на себе сны Родиона Раскольникова в романе «Преступление и наказание» [6].

Лирика нашего современника Ю. А. Курдина легко интерпретируется в парадигме сна. Юрий Курдин родился в 1956 г. в деревне СальниковоАрзамасского района. Юрий Александрович является автором сборника стихов «Лирические отступления» [9], книги «Под стягом Всемилостивейшего спаса» [7], а также сценариев к нескольким видеофильмам. Член Союза писателей России, лауреат премии Союза писателей России и журнала «Новая книга России» им. Б. Шергина [1; С, 183].

В ходе анализа поэтических произведений Ю. А. Курдина, мы выявили семь основных путей реализации мотива сна, каждый из которых нуждается в особом пояснении. Во-первых, мотив «растревоженного сна» наблюдаем в стихотворении «Весёлый смех подруг звенит среди стволов...» [9, С. 5]. Стихотворение пронизано любовным пафосом. Настроение лирического героя омрачает некая печаль, связанная с невозможностью воссоединения с любимой. Приближение весны — это пробуждение природы, пробуждение чувств, однако героем владеет тревога из-за несказанных слов в адрес возлюбленной. Тревожный сон здесь приписывается образу берёз, и, можно сказать, что «растревоженный весёлым смехом» сон берёз соотносится с «растревоженным сердцем» лирического героя.

Во-вторых, мотив «волшебного сна» в стихотворении «Первый снег» [9, С. 19]. И снова сознанием поэта овладела тоска о весне. Любуясь одетым в «мягкое зимнее покрывало» лесом, герой вспоминает о времени пробуждения природы — времени, когда зацветает черемуха и виден «первый полёт бабочек». Сон здесь овладевает природой в целом, но сон этот — волшебный, поскольку «задумчивый, молчаливый лес» так же заставляет сердце героя «биться быстрее», как и цвет черёмухи весной.

В-третьих, мотив ожидания сна в стихотворении «Ветер низкие тучи сгонял в полукруг…» [9, С. 24]. В отличие от описания зимнего леса в предыдущем стихотворении, здесь герой находится лишь в ожидании этого времени года, он представляет, как зима «заметёт все дороги и тропки», как лес «совсем умолкнет и надолго уснёт». Так, мотив ожидания сна реализуется через ожидание героем зимнего времени года.

В-четвертых, жизнь как сон (очевидна аналогия с Кальдероном) в стихотворении «Не надо лишних утешений…» [9, С.17]. В данном стихотворении мы видим иную трактовку мотива сна. Поэт называет жизнь «тяжёлым сном», указывая на то, что судьба человека — бесконечно заблуждаться в собственном предназначении. Невозможность самоопределения привносит в жизнь человека отчаяние, огонь которого возможно лишь «залить вином из гастронома».

В-пятых, смерть как сон в стихотворении «Лебёдушка» [12, С. 286]. Новая ступень в реализации мотива сна, поскольку здесь он трактуется через образ смерти. Определение смерти как глубокого сна обусловлено звучащим в стихотворении мотивом прерванного полёта. Румынский философ Мирча Элиаде воспринимает «полёт» как символ освобождения от ограничений. Он пишет: «Полёт отражает способность некоторых произвольно покидать в пространственном отношении своё тело и путешествовать в форме духа по трём космическим сферам» [10, С. 458]. Таким образом, мотив полёта как освобождения от бремени телесного также соотносится с мотивом сна в стихотворении.

В-шестых, сон — это пустота в стихотворении «Песня» [1, С. 185]. Стихотворение относится к любовной лирике поэта. Оно пронизано чувством одиночества лирического героя. «Без тебя всё не радостно мне», — говорит он, обращаясь к возлюбленной. Вместе с героем «грустит» и его одинокий дом, комнаты которого заполонил серый полумрак. Отчаяние, овладевшее душой героя, пустота, царящая в его сердце, напоминает безрадостный сон, которым наполнена теперь его жизнь.

В-седьмых, мотив пробуждения ото сна в стихотворении «Храм» [12, С.286] связан с возрождением храма как культурно-исторической ценности. Поэт призывает «православный люд» пробудиться на благое дело, чтобы возродить святую обитель — бесценный дар предков. «Пробуждение» здесь напрямую связано с осознанием ценности культурно-исторического наследия.

Итак, рассмотренная нами система реализации мотива сна в поэзии Ю. А. Курдина позволяет сказать, что поэт, выступая несомненным гением мысли и слова, подвергает известный мотив трансформации. Причем, сон в каждом из стихотворений содержит в себе метафорический смысл. Это и «сон» объектов природы (зимний лес), и заблуждение в жизненном предназначении, и, наконец, смерть как глубокий сон, уход от телесности.

Мотив сна неоднократно звучит в произведениях Ю. А. Курдина, что свидетельствует о преемственности художественных образов и мотивов в литературе.

Литература:

  1. Арзамасское братство. Антология литературных произведений выпускников, преподавателей, сотрудников, студентов АГПИ. — Арзамас: АГПИ, 2004. 449 с.
  2. Гофман Э. Т. А. Эликсиры сатаны / пер. с нем. Н. Славятинского. М.: Республика, 1992. 528 с.
  3. Достоевский Ф. М. Дядюшкин сон. — Собрание сочинений в 15 томах. —Л.: Наука, 1988. — Т. 2. С. 357–391
  4. Достоевский Ф. М. Как опасно предаваться честолюбивым снам. — Собрание сочинений в 15 томах. —Л.: Наука, 1988. — Т. 1. С. 407–421
  5. Достоевский Ф. М. Петербургские сновидения в стихах и прозе. — Собрание сочинений в 15 томах. —Л.: Наука, 1988. — Т. 3. С. 482–503
  6. Достоевский Ф. М. Преступление и наказание. — Собрание сочинений в 15 томах. —Л.: Наука, 1989. — Т. 5. 574 с.
  7. Курдин Ю. А. Под стягом Всемилостивейшего Спаса: (К 450-летию Казан.похода Ивана Грозного): Лит.-краевед. исслед. / Ю. А. Курдин; Арзамас.гос.пед. ин-т им. А. П. Гайдара. — 2-е изд., перераб. и доп. — Арзамас: АГПИ, 2003. 211 с.
  8. Курдин Ю. А. Мифологические рассказы Арзамасского края // Личность. Культура. Общество. 2009. Т. XI№ 1 (46–47). С. 89–94.
  9. Курдин Ю. А., Пяткин С. Н. Лирические отступления. Стихи разных лет. — Арзамас: АГПИ, 2001. 78 с.
  10. МорозовИ. В. Основы культурологии. Архетипы культуры /Минск:ТетраСистемс, 2001. 607с.
  11. Новалис. Генрих фон Офтердинген. М.: Ладомир: Наука, 2003. 288 с.
  12. Рамзай-10: Литературное приложение к альманаху «Арзамасская сторона» / АГПИ им. А. П. Гайдара. — Арзамас: АГПИ, 2011. 446 с.
  13. Толстой Л. Н. Собрание сочинений в 22 т. М.: Художественная литература, 1978. Т. 1. 410 с.
  14. Толстой Л. Н. Собрание сочинений в 22 т. М.: Художественная литература, 1979–1981. Т. 4–7..
  15. Толстой Л. Н. Собрание сочинений в 22 т. М.: Художественная литература, 1981–1982. Т. 8–9.
  16. Юнг К. Г. Архетип и символ. М., 1991. 304 с.
  17. Fando R. A., Valeeva E. V. Conflict harmonization between natural-science and art education // Scienceand Education: materials of the II international research and practice conference, Munich, December 18th — 19th, 2012. Munich: Vela-Verlag, 2012. Vol. II. P. 643–646.
Основные термины (генерируются автоматически): Собрание сочинений, мотив сна, реализации мотива сна, мотив ожидания сна, Достоевский Ф, произведения мотив сна, романтизма мотив сна, лирического героя, Курдин Ю, Толстой Л, понятием сна сакральный, трактовку мотива сна, Художественная литература, Союза писателей России, описание феномена сна, пробуждения ото сна, парадигме сна, мотивом сна, исследование сна, стихотворении «Первый снег».

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос