Автор: Рузметов Сурожбек Аллаберганович

Рубрика: Филология

Опубликовано в Молодой учёный №10 (114) май-2 2016 г.

Дата публикации: 19.05.2016

Статья просмотрена: 7 раз

Библиографическое описание:

Рузметов С. А. К вопросу о появлении образа реального человека в африканской мифологии // Молодой ученый. — 2016. — №10. — С. 1488-1490.



Африка — самый жаркий материк на Земле, который занимает второе место по площади после Евразии. Здесь насчитывают от 500 до 7000 народов и этнических групп. В культурно-этнографическом отношении территория Африки распадается на Североафриканскую и Тропическо-африканскую.

Как отмечает В. Элленбергер, мифологию африканских народов некоторые считают более бедной в сравнении с океанийской и американской. Но это не совсем так. Африканская мифология только несколько более однообразна: в ней чаще фигурирует бог как творец и создатель всех вещей... Земля и небо, судя по мифам, существовали искони [6]. Бытует немалое количество мифов о происхождении воды, человека, животных, некоторых растений и т. д.

Часто, у различных африканских народов, существуют разные версии одного и того же мифа, поэтому по мнению некоторых исследователей, сюжеты африканских мифов достаточно однородны, что позволяет рассматривать их обобщенно.

Появление реального человека — свойственно мифологии и религии всех народов. Можно сказать, что им насквозь проникнута вся древняя мифология. Иногда он уподобляется Вселенной, предстает ее творцом. Подобное описание Творца содержится в «Махабхарата»:

Горы — его кости, земля — плоть,

Его кровь — океаны; пространство — чрево;

Ветер — его дыханье; сила — огонь; потоки — жилы;

Солнце и Месяц слывут его глазами;

Небо вверху — голова, его стопы — обитель земная,

Его руки — стороны света [3, с. 40].

В различных мифах человек создаётся из разных материалов. Наиболее распространённым материалом является глина и земля. Из глины создаёт людей Прометей в древнегреческой мифологии, Энки и его жена Нинмах в шумерской мифологии, Мардук и Эйя в аккадской мифологии, Хнум в египетской мифологии, Ульгем в алтайской мифологии, Амма в мифологии догонов, Иоскеха в ирокезской мифологии и другие боги различных народов. В мифах некоторых народов материалом для создания человека служит дерево. Существуют также и более экзотические варианты, например, из орехов у меланезийцев и перуанских индейцев или из костей животных, птиц и рыб у некоторых племён североамериканских индейцев [2, с. 87–89].

У многих народов в антропогонических мифах сотворение мужчины предшествует сотворению женщины, распространён также миф о том, что мужчины и женщины сделаны из различных материалов (во многих мифах южноамериканских индейцев) [2, с. 87–89].

Появление реального человека в африканской мифологии связывают с образом Хубеане. В энциклопедии «Мифы народов мира» под ред. С. А. Токарева дается следующая информация о нем: Хубеане (Хобиане, Чувеане, Кхутсоане, Кудьяне-Косане, в мифологии некоторых бантуязычных народов божество («великий бог»), первопредок («первый человек»). Имя его отца — Хуве, или Хове (отсюда и Хувеане — уменьшительное от Хове); в других вариантах отца Хубеане зовут Ходи, Ривимби или Левиви [4, с. 40]. В данной словарной статье также приводится миф о том, что он спустился с неба, чтобы сделать землю и людей… Хубеане создал ребёнка из глины и вдохнул в него жизнь. Он прятал его в дупле дерева и каждое утро тайно поил молоком… Никто не знал, откуда у Хубеане ребёнок. Вскоре распространяются слухи о том, что он занимается колдовством. Односельчане потребовали от отца избавиться от Хубеане, пока тот не заколдовал всю деревню. Для этого они дали отцу Хубеане яд, которого мать добавила в молоко. Хитрец заподозрил что-то и вылил молоко на землю. После этого и нескольких других «стараний» стало ясно: люди никак не смогли перехитрить его и решили жить с ним в мире.

В африканской мифологии почти не встречается подобный Хубеане герой, сочетающий в себе черты творца, хитреца и обманщика одновременно.

Э. Вернер отождествляет Хубеане с героем средневековых нидерландских и немецких легенд и народных книг Тилем Уленшпигелем и фольклорным персонажем мусульманского Востока, героем юмористических и сатирических миниатюр и бытовых сказок Ходжой Насреддином. Необходимо отметить, что образы вышеуказанных героев совпадают частично: их объединяет честное лукавство и благородная хитрость, их ум проявляется в основном в умении избегать ловушек своих недоброжелателей. У него способность воскресать после смерти уступила место поразительной изобретательности, направленной на ускользание от смерти.

В книге «Мифы народов Африки» Э. Вернер приводится другая легенда о Хубеане.

Хубеане сначала отличился своей тупостью — он буквально воспринимал даваемые ему указания и выполнял их наоборот. Легенда гласит: в один день он с матерью отправился собирать бобовые плоды. В лесу мать поймала бушбока (лесную антилопу), положила в корзину и отправила сына отнести ее домой. По пути он встретил соседа, который спросил его о том, что он несет в корзине. Несмотря на мамин наказ, Хубеане ответил, что несет бобы, и добавил, что там есть и бушбок. [1, с. 131].

Прошло время, Хубеане подрос, его отправили пасти овец и коз. По пути к пастбищу он увидел мертвую зебру. Вечером, когда он вернулся, жители деревни спросили его, где сегодня кормилось стадо. Хубеане ответил, что «У черно-белой скалы». Вернувшись на следующий день к тому же месту, он увидел, что гиены уже грызут скелет зебры. Когда вечером ему задали тот же вопрос, он ответил, что повел овец к «гиеновой скале». Люди, уже изрядно озадаченные «черно-белой скалой», ничего не могли понять, поэтому на следующий день несколько человек отправились вместе с Хубеане и, к своему недовольству, обнаружили, что потеряли ценный запас мяса. «Когда ты в следующий раз увидишь тушу мертвого животного, — сказали они Хубеане, — забросай ее ветками, а сам беги в деревню и зови людей». На следующий день Хубеане камнем убил маленькую птичку, забросал ее ветками и созвал всю деревню — жители были разочарованы. Несколько человек взяли на себя труд объяснить Хубеане, что он должен был привязать птичку к поясу и принести ее домой. В следующий раз Хубеане попытался проделать это с убитой им антилопой — при этом туша животного волочилась по земле и шкура его была безвозвратно испорчена. Одним словом, Хубеане был источником постоянных огорчений для своих родных и остальных жителей деревни. Эти и другие подобные поступки, наконец, вывели жителей деревни из себя, и они решили избавиться от Хубеане. Сначала они подсыпали яд в его пищу, но он настоял, что будет есть только из миски своего брата; потом они вырыли яму на том месте, где обычно сидел Хубеане, утыкали дно острыми кольями и прикрыли яму ветками, но Хубеане пришел и сел в другом месте. Тогда жители деревни спрятали человека в связку тростника, чтобы он мог проткнуть Хубеане копьем, когда тот подойдет поближе. Но Хубеане снова что-то заподозрил и выбрал эту связку, чтобы попрактиковаться в метании дротиков. Поняв, что они никогда не смогут застать Хубеане врасплох, окружающие решили оставить его в покое [1, с. 131–133].

Частично придерживаясь точки зрения Э. Вернер по поводу сходства образов Хубеане и Ходжи Насреддина, отметим, что подобные попытки погубить хитреца встречаются и в сказаниях о Ходже Насреддине. Достаточно привести эпизод из главы 37 книги Л. В. Соловьева «Повесть о Ходже Насреддине»:

… Ходжу Насреддина приговорили к смерти. Оставалось избрать способ казни.

— О, великий владыка! — сказал Арсланбек. — Мое мнение, что этого преступника необходимо посадить на кол, дабы он окончил жизнь свою в жесточайших мучениях.

Ходжа Насреддин даже бровью не дрогнул; он стоял и безмятежно улыбался, подставив лицо солнечному лучу, падавшему в зал через верхнее открытое окно.

— Нет! — решительно сказал эмир. — Султан турецкий уже сажал на кол этого богохульника, но он, по-видимому, знает средство переносить без вреда для себя подобный способ казни, иначе он не ушел бы живым из рук султана.

Бахтияр посоветовал отрубить Ходже Насреддину голову.

— Правда, это один из наилегчайших видов смерти, — добавил он, — но зато самый верный.

— Нет! — сказал эмир. — Халиф багдадский рубил ему голову, а он все-таки жив.

Поочередно поднимались сановники, предлагали повесить Ходжу Насреддина, содрать с него кожу. Эмир отверг все эти советы, потому что, наблюдая тайком за Ходжой Насреддином, не замечал признаков страха на его лице, что было в глазах эмира явным доказательством недействительности предлагаемых способов. [7].

По сути, весь уклад жизни древнего человека регулировался мифологией. В мифах ярко выразилась неиссякаемая потребность человека в творчестве, его жажда познания окружающего мира и самого себя. Говоря о Хубеане, можно подчеркнуть, что никакого «сверхъестественного» в его образе не выявлялось, кроме того, как он создал ребёнка из глины и вдохнул в него жизнь. Иными словами его образ был наделен всеми человеческими «атрибутами».

Литература:

  1. Вернер Э. Мифы народов Африки / Пер. с англ. Т. Е. Любовской. — М.: ЗАО Центрполиграф, 2007.
  2. В. В. Иванов. Антропогонические мифы // Мифы народов мира: Энциклопедия. — М., 1980.
  3. Махабхарата. Книга I: Мокшадхарма. (пер. с санскрита Б. Л. Смирнова). — Ашхабад, 1983.
  4. Мифы народов мира. Энциклопедия. (В 2 томах). Гл. ред. С. А. Токарев. — М., 1988.
  5. Токарев С. А. Религия в истории народов мира. — М., 1964.
  6. Элленбергер В. Трагический конец бушменов. — М., 1956.
  7. Соловьев Л. В. Повесть о Ходже Насреддине. — Л., 1990.
  8. https://ru.wikipedia.org/wiki/Африканская_мифология
Основные термины (генерируются автоматически): африканской мифологии, Мифы народов, народов мира, Мифы народов мира, реального человека, Появление реального человека, африканских народов, «Мифы народов, Ходже Насреддине, мифологию африканских народов, «Мифы народов мира», Мифы народов Африки, вариантах отца Хубеане, различных африканских народов, отцу Хубеане яд, жители деревни, бантуязычных народов божество, «Мифы народов Африки», боги различных народов, подобный Хубеане герой.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос