Автор: Лавроненко Роман Аркадьевич

Рубрика: Государство и право

Опубликовано в Молодой учёный №9 (113) май-1 2016 г.

Дата публикации: 04.05.2016

Статья просмотрена: 234 раза

Библиографическое описание:

Лавроненко Р. А. К вопросу о необходимости дальнейшего совершенствования механизма противодействия легализации (отмыванию) денежных средств или иного имущества, приобретенного преступным путем // Молодой ученый. — 2016. — №9. — С. 864-869.



В статье рассматриваются криминологические предпосылки и перспективы дальнейшего совершенствования правовой и организационной составляющей механизма противодействия легализации (отмыванию) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем.

Ключевые слова: противодействие, легализация (отмывание), конфискация, офшоры, финансовый мониторинг.

В настоящий момент противодействие легализации (отмыванию) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем остается одним из приоритетных направлений в борьбе с организованной и террористической преступностью. В своей сущности легализация (отмывание) выступает в качестве негативного социального явления, в основе которого лежит процесс сокрытия незаконного происхождения доходов, искажение информации о природе их происхождения. Таким образом, нарушаются сложившиеся экономические отношения, создаются новые, строящиеся на противозаконной основе. Последние обозначаются в науке, как «теневая экономика», существование которой наносит ущерб как интересам отдельных граждан (главным образом, вовлеченных в предпринимательскую деятельность), так и стратегическим интересам государства [1] [2] [3]. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 7 июля 2015 г. № 32 «О судебной практике по делам о легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, и о приобретении или сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем» также отмечено, что «…легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, добытых преступным путем, создает основу теневой экономики, причиняет вред экономической безопасности и финансовой стабильности государства, затрудняет раскрытие и расследование преступлений, обеспечивает возможность преступным группам (организациям) финансировать и осуществлять свою противоправную, в том числе террористическую, деятельность» [4].

По справедливому мнению, П. В. Агапова, сама логика развития организованной преступности предполагает создание и наращивание преступного капитала, легализацию денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, и внедрение их в легальный бизнес; обеспечение безопасности и эффективности оборота легализованных денежных средств или иного имущества; получение с них дохода и их использование с целью дальнейшего закрепления, и развития в различных сферах жизнедеятельности [5; С. 229]. В настоящий момент теневые экономические процессы усложняются и приобретают международный и трансграничный характер, о чем свидетельствует активное использование офшоров для легализации денежных средств, добытых преступным путем [6]. На это, в частности, было обращено внимание в Постановлении Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации от 26.03.2014 № 101-СФ «О вопросах противодействия на современном этапе легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, финансированию терроризма и деофшоризации российской экономики», в котором было инициировано введение запрета на предоставление мер государственной поддержки организациям (в том числе участвующим в реализации государственных и муниципальных программ), бенефициарными и промежуточными владельцами которых являются лица, зарегистрированные в офшорных юрисдикциях, а также запрет на участие государственных корпораций и акционерных обществ с государственным участием в офшорных схемах [7].

Новацией в преступной деятельности по легализации денежных средств, добытых преступным путем становится активное использование виртуальной валюты [8] и соответствующих программ, обозначаемые как «миксеры» (Bitmixer.io, SharedCoin, Blockchain.info, Bitcoin Laundery, Bitlaunder, Easycoin). Указанные сервисы являются разновидностями анонимайзеров, обеспечивающих сокрытие цепочки операций в цепочке блоков путем привязывания всех операций к одному и тому же биткоин-адресу. «Миксеры» или «смесители» направляют операции посредством сложной серии квази-произвольных фиктивных операций, что чрезвычайно затрудняет привязку конкретных виртуальных денег (адресов) к конкретной операции. Сервисы «миксеров» работают, получая распоряжение от пользователя на отправку денежных средств по конкретному биткоин-адресу. После этого «миксеры» «смешивают» эту операцию с операциями других пользователей таким образом, что становится неясно, кому пользователь намеревается направить денежные средства [9; С. 11].

В первую очередь, хотелось бы обратить внимание на сохраняющиеся недостатки уголовно-правового регулирования в сфере противодействия легализации преступных доходов. Согласно ст. 6 Конвенции против транснациональной организованной преступности, каждое государство-участник признает в качестве уголовно наказуемых перечень деяний, направленных на легализацию преступно полученных денежных средств или имущества, которые применяются к самому широкому кругу основных правонарушений [10]. Полностью поддерживаю внесенные законодателем изменения [11] и мнение ряда ученых (в частности, В. Н. Курченко) о своевременности и обоснованности установления уголовной ответственности за легализацию (отмывание) преступных доходов, полученных в результате совершения всех без исключения умышленных преступлений (в том числе, предусмотренных ст. 193, 194, 198, 199, 199.1, 199.2 УК РФ) [12; С. 98].

По-прежнему остро стоит вопрос о необходимости введения в уголовный закон конфискации имущества как вида уголовного наказания. В. В. Лунеев справедливо отмечает, что исключение конфискации из перечня наказаний необоснованно и существенно снижает эффективность борьбы с экономическими преступлениями [13; С. 18]. Ряд других видных ученых также неоднократно писали о целесообразности придания конфискации статуса уголовного наказания [14] [15]. Здесь следует отметить и то, что невозможность имплементации положений ряда основополагающих международных актов в сфере борьбы с организованной преступностью также связана с отсутствием в российском законодательстве института конфискации имущества («in rem», или «вещная конфискация»), законность происхождения которого не доказана [16; С. 98].

Существенное значение имеет совершенствование организационного механизма противодействия легализации (отмыванию) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем. Согласно ст. 7 Конвенции против транснациональной организованной преступности к мерам по борьбе с отмыванием денежных средств относятся:

1) установление всеобъемлющего внутреннего режима регулирования и надзора в отношении банков и небанковских финансовых учреждений, а также, в надлежащих случаях, других органов, являющихся особо уязвимыми с точки зрения отмывания денежных средств;

2) учреждение подразделения по финансовой оперативной информации, которое будет действовать в качестве национального центра для сбора, анализа и распространения информации, касающейся возможных случаев отмывания денежных средств [17].

В Российской Федерации внутренний режим регулирования и надзора включает в себя в соответствии в Федеральном законе от 07.08.2001 № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма»:

1) обязательный контроль — совокупность принимаемых уполномоченным органом мер по контролю за операциями с денежными средствами или иным имуществом на основании информации, представляемой ему организациями, осуществляющими такие операции, а также по проверке этой информации в соответствии с законодательством Российской Федерации;

2) внутренний контроль — деятельность организаций, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом, по выявлению операций, подлежащих обязательному контролю, и иных операций с денежными средствами или иным имуществом, связанных с легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем, и финансированием терроризма [18].

Обязательный контроль осуществляется уполномоченным органов, статус которого на международном уровне конкретизирован в рекомендациях Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ). Так, новая редакция Сорока рекомендаций ФАТФ прямо предусматривает обязанность стран создать подразделение финансовой разведки, которое должно функционировать на постоянной основе. При этом данный институт национально-специфичен и может существовать в двух разновидностях:

1) подразделения финансового типа (США, Бразилия, Южная Корея, Турция, Украина);

2) подразделения полицейского типа (Австрия, Великобритания, Швейцария, Дания) [19; С.14].

Соответственно, в первом случае орган финансовой разведки подчиняется финансовому ведомству, а во втором — министерству внутренних дел.

В Российской Федерации Федеральная служба по финансовому мониторингу (Росфинмониторинг) является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, финансированию терроризма и финансированию распространения оружия массового уничтожения, по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в этой сфере, по координации соответствующей деятельности других федеральных органов исполнительной власти, других государственных органов и организаций, а также функции национального центра по оценке угроз национальной безопасности, возникающих в результате совершения операций (сделок) с денежными средствами или иным имуществом, и по выработке мер противодействия этим угрозам [20]. На мой взгляд, весьма целесообразной является инициатива Совета Федерации Федерального Собрания РФ по созданию на базе Росфинмониторинга национального центра по оценке угроз национальной безопасности, возникающих в результате легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, финансирования терроризма [7].

Учитывая вышеизложенное, представляется, что система противодействия легализации (отмыванию) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, должна продолжать совершенствоваться с учетом приоритетов, обозначенных в документах стратегического планирования в сфере национальной безопасности, а также появляющихся новых вызовов и угроз.

Литература:

  1. Бондарь Е. О., Изутина С. В. Актуальные тенденции развития системы противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма в Российской Федерации с учетом изменения международных стандартов // Современное право. 2014. № 10. С. 97–100.
  2. Верещагин С. Г. Политика государства по борьбе с теневой экономикой, уклонением от уплаты налогов и противодействию легализации «грязных денег» // Бизнес в законе. Экономико-юридический журнал. 2006. № 3–4. С. 38–55.
  3. Тимченко В. А. Особенности функционирования теневой экономики // Бизнес в законе. Экономико-юридический журнал. 2007. № 2. С. 64–67.
  4. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 07.07.2015 № 32 «О судебной практике по делам о легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, и о приобретении или сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2015. № 9.
  5. Агапов П. В. Основы теории регламентации ответственности и противодействия организованной преступной деятельности: монография / под науч. ред. д-ра юрид. наук, проф. Н. А. Лопашенко. СПб.: Изд-во СПб ун-та МВД России, 2011.
  6. Бурцев А. С., Оганесян К. О. Оффшорные юрисдикции как инструмент финансирования терроризма // Вопросы современной юриспруденции. 2015. № 10–11. С. 186–191.
  7. Постановление Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации от 26.03.2014 № 101-СФ «О вопросах противодействия на современном этапе легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, финансированию терроризма и деофшоризации российской экономики» // СПС «Консультант: Высшая школа» (по состоянию на апрель 2016 г.).
  8. Трубникова Е. И. Криптовалюта: инструмент теневых схем или денежная система свободного общества? // Вестник Самарского государственного университета. 2014. № 6. С. 151–158.
  9. Отчет ФАТФ «Виртуальные валюты. Ключевые определения и потенциальные риски в сфере ПОД/ФТ». Июнь, 2014.
  10. Конвенция против транснациональной организованной преступности (принята в г. Нью-Йорке 15.11.2000 Резолюцией 55/25 на 62-ом пленарном заседании 55-ой сессии Генеральной Ассамблеи ООН) (с изм. от 15.11.2000) // СЗ РФ. 2004. № 40. Ст. 3882.
  11. Федеральный закон от 28.06.2013 № 134-ФЗ (ред. от 29.06.2015) «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части противодействия незаконным финансовым операциям» // СЗ РФ. 2013. № 26. Ст. 3207.
  12. Курченко В. Н. Толкование легализации преступных доходов // Российский юридический журнал. 2012. № 5.
  13. Лунеев В. В. Проблемы российского уголовно-правового законотворчества (часть II) // Криминология: вчера, сегодня, завтра. 2013. № 3.
  14. Волженкин Б. В. Загадки конфискации // Известия вузов. Правоведение. 2008. № 2. С. 4–20.
  15. Лопашенко Н. А. Конфискация имущества: монография / Н. А. Лопашенко. –М.: Юрлитинформ, 2012. — 160 с.
  16. Жубрин Р. В. Международно-правовое сотрудничество в борьбе с легализацией преступных доходов // Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации. 2014. № 5 (43).
  17. Конвенция против транснациональной организованной преступности (принята в г. Нью-Йорке 15.11.2000 Резолюцией 55/25 на 62-ом пленарном заседании 55-ой сессии Генеральной Ассамблеи ООН) (с изм. от 15.11.2000) // СЗ РФ. 2004. № 40. Ст. 3882.
  18. Федеральный закон от 07.08.2001 № 115-ФЗ (ред. от 30.12.2015) «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» // СЗ РФ. 2001. № 33 (часть I). Ст. 3418.
  19. Зимин О. В. Краткая характеристика подразделений финансовой разведки как основного элемента в национальной системе противодействия легализации (отмыванию) преступных доходов // Вестник Сибирского юридического института МВД России. 2008. № 1.
  20. Указ Президента РФ от 13.06.2012 № 808 (ред. от 08.03.2016) «Вопросы Федеральной службы по финансовому мониторингу» // СЗ РФ. 2012. № 25. Ст. 3314.
Основные термины (генерируются автоматически): денежных средств, противодействия легализации, Российской Федерации, добытого преступным, механизма противодействия легализации, добытых преступным, транснациональной организованной преступности, преступных доходов, добытого преступным путем», легализации денежных средств, сбыте имущества, СЗ РФ, легализации преступных доходов, Верховного Суда РФ, «О противодействии легализации, Федерации Федерального Собрания, финансированию терроризма, современном этапе легализации, отмывания денежных средств, Совета Федерации Федерального.

Ключевые слова

конфискация, противодействие, легализация (отмывание), офшоры, финансовый мониторинг.

Похожие статьи

Сравнительный аспект Постановлений Пленума ВС РФ №23 и №32, посвященных вопросам судебной практики по делам о легализации денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем

Обобщение наиболее используемых в криминальном мире способов легализации денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем

К вопросу об объекте и предмете преступления, предусмотренного ст. 174 УК РФ «Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, добытых другими лицами преступным путем»

О целях личного потребления имущества в свете нового Постановления о легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, и о приобретении или сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем

Современное состояние легализации (отмывания) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle

Похожие статьи

Сравнительный аспект Постановлений Пленума ВС РФ №23 и №32, посвященных вопросам судебной практики по делам о легализации денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем

Обобщение наиболее используемых в криминальном мире способов легализации денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем

К вопросу об объекте и предмете преступления, предусмотренного ст. 174 УК РФ «Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, добытых другими лицами преступным путем»

О целях личного потребления имущества в свете нового Постановления о легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, и о приобретении или сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем

Современное состояние легализации (отмывания) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем

Задать вопрос