Библиографическое описание:

Свистунов А. С., Нечипорук Т. В. Роль художественной категории пространства-времени в создании психологической характеристики персонажей в романе Ш. Джексон «Мы живём в замке» // Молодой ученый. — 2016. — №9. — С. 1285-1287.



 

В работе представлен краткий анализ пространственно-временной категории как одного из наиболее ярко выраженных и эффективных способов психологической характеристики персонажей произведений Ширли Джексон на примере романа писательницы «Мы живем в замке».

Ключевые слова: категория пространства-времени, хронотоп, саспенс, внутренний монолог, психологическая характеристика

 

Ширли Джексон — американская писательница, чьё творчество оказало большое влияние на развитие «готической» литературы второй половины XX века. Её роман «Мы живём в замке» (1962) признан классикой психологического «саспенса» — жанра, в котором написана большая часть произведений Джексон [2, c. 8].

Главная героиня романа — восемнадцатилетняя Мари Кларисса Блеквуд, от лица которой и ведется рассказ. Вообще, повествование от первого лица несколько ограничивает возможности автора в плане психологической характеристики персонажей, затрудняя как введение описаний и авторских рассуждений, обеспечивающих объективную, стороннюю точку зрения на происходящее, так и использование несобственно-прямой речи, которая отражает психологическую точку зрения персонажа [3, c. 100]. Однако эти потери могут компенсироваться (как и происходит в исследуемом произведении) большим количеством внутренних монологов и рассуждений героини, которые подчеркивают высокую степень индивидуальности и субъективности повествования. Это помогает раскрыть её внутренний мир и определить главный конфликт в романе: взаимная неприязнь и вражда семьи Блеквудов с остальными жителями посёлка, где живёт Мари Кларисса со своей старшей сестрой Констанцией и дядей Джулианом: «Поселковые издавна нас ненавидели…здесь мужчины никогда не стареют и вечно сплетничают, а женщины быстро старятся от пепельной, злой усталости» [1, c. 5]. Любой случайный контакт с местными жителями — коллизия, развивающая и углубляющая основной конфликт: «Подходя к магазинам, я всегда думала о гнили, о черной мучительной гнили, гложущей все и вся. Пускай тут все сгниет!» [1, c. 9]. Эмоциональный взрыв героини, постоянное чувство ненависти и злости выражено в приведённом примере градацией (нагнетанием). Каждый раз она твердит себе одно и тоже: «…чтоб вы все сдохли! Вот было бы здорово: прихожу однажды утром в лавку, а они все кричат от боли, корчатся на полу и умирают у меня на глазах…я никогда не стыдилась этих мечтаний и хотела только одного, чтобы они сбылись» [1, c. 12]. Таким образом, мы видим точку зрения героини, её внутреннюю позицию и отношение к иным персонажам романа.

Для характеристики главной героини и раскрытия центрального конфликта Ширли Джексон очень интересно использует категорию пространства-времени. Это прослеживается на разных уровнях текста романа, начиная с заглавия: «Мы живём в замке» представляет собой абсолютно сильную позицию, которая обозначает нераскрытое содержание текста [3, c. 107] и выполняет несколько функций одновременно:

  1.                Характеризует хронотоп произведения.
  2.                Отражает главный конфликт.
  3.                Выделяет сквозной образ текста, определённый символ [4, c. 180].

Говоря о хронотопе исследуемого произведения, — единстве художественного времени и пространства [3, c. 153], — стоит отметить, что именно заглавие характеризует его двойственность, двуплановость. Во-первых, в заглавии отражена идилличность, иными словами, единство места и «прикрепленность», привязанность главной героини романа к этому месту [3, c. 153]. Дополнительно в этом можно убедиться, сравнив переводы заглавия романа — «We Have Always Lived in the Castle». Общепринятый вариант — в переводе О.Варшавер — «Мы живём в замке». Однако с точки зрения английской грамматики и употребления the Present Perfect Tense (настоящего завершенного времени), возможен также и вариант «Мы всегда жили в замке», что ещё сильнее подчёркивает идилличность хронотопа романа и статичность пространственно-временной позиции Мари Клариссы. Время шло своим чередом, героиня росла, но окружающая её обстановка не изменялась: «Вещи, раз попавшие к нам в дом, переставляются редко: Блэквуды никогда не любили перемен... если что возьмём, непременно положим на место. Мы убираем под столами и стульями, под кроватями и картинами, под коврами и лампами, но не сдвигаем их ни на миллиметр. В нашем доме испокон века жили Блеквуды и всегда поддерживали строжайший порядок» [1, c. 3]. Блеквуды не хотели меняться, они боялись перемен: «Дом наш покоился на многих и многих слоях блеквудской собственности, благодаря этому он выдержал натиск внешнего мира» [1, c. 4]. Во-вторых, заглавие выражает локальность хронотопа, то есть определенный устойчивый образ. Это образ «замка», «спасительной крепости», который создала для себя сама Мари Кларисса. Это подтверждает и ещё один перевод романа, выполненный П. Лебедевым, где заглавие «We Have Always Lived in the Castle» переведено как «В убежище». Героиня закрылась в своём внутреннем мире, тем самым абстрагировавшись от мира внешнего, жестокого и ненавистного ей: «Им сюда не проникнуть, — убеждала я себя, а в темноте на потолке качались черные тени деревьев, — им сюда не проникнуть, тропинка закрыта навсегда…я втащила сумки и тщательно заперла калитку, и замок подёргала — держит ли? Теперь я в безопасности» [1, c. 24]. Этой безопасности приходит конец с приездом в дом Блеквудов брата Чарльза, который становится главным врагом Клариссы. Героиня решает поджечь дом, чтобы раз и навсегда избавиться от брата. Это переломный момент книги. Во-первых, он очень ярко подтверждает главный конфликт — обитателей дома и жителей внешнего мира: «Пускай себе горит, — смеялась женщина…давно пора было подпалить. С ними вместе. — Ишь размечтался. Пожарники их сразу вытурили. — А жаль» [1, c. 124–125]. Во-вторых, он никоим образом не меняет систему ценностей главной героини: «…когда потушат огонь, я проведу Констанцию обратно в дом, и мы возьмемся за уборку» [1, c.123]. Полуразрушенный дом остался все тем же «замком» для Мари Клариссы. Дом, в котором «…вольно гуляют сквозняки…два стула разбиты в щепки, на полу месиво осколков…ящики со столовым серебром и кухонной утварью вырваны из гнезд и разбиты о край стола и стены…» [1, c. 136] — по-прежнему единственное место, где Мари Кларисса и Констанция чувствуют себя в безопасности: «…мы живём тут очень, очень счастливо. Моими новыми охранными сокровищами стали замок на парадных дверях, доски на окнах и баррикады около дома» [1, c. 173]. Таким образом, заглавие романа, содержащее в себе символ «зáмка», помогает через хронотоп раскрыть характер героини.

Ещё одним средством связи категории пространства-времени с психологической характеристикой персонажей служат ключевые слова романа — одна из важнейших составляющих семантической организации текста. К примеру, в романе много раз встречается слово «Луна», которая в воображении Мари Клариссы представляется ей волшебным, недоступным для других местом: «…на Луне, — начала я, но замолчала…на Луне всегда есть всё. И салат, и тыквенный пирог. На Луне дядя Джулиан выздоровеет, и там всегда будет светить солнце. — Я тоже хочу на твою Луну» [1, c. 91]. В финале романа этой «Луной» для сестёр становится полусгоревший дом: «– Я так счастлива, — наконец вымолвила Констанция в изнеможении. — Маркиса, я так счастлива. — Я же говорила, что тебе понравится на Луне» [1, c. 172]. Следовательно, дом — главный пространственный образ произведения — многозначен и связан не только с символом «зáмка», но и «Луны» как надёжного и неприступного убежища.

Начиная со второй половины романа, в рассуждениях и внутренних монологах Мари Клариссы обязательно присутствуют ключевые для неё слова: «мелодия Глостер Пегас». Героиня выдумала эти три слова, чтобы защититься от брата Чарльза, который вторгся в дом Блеквудов, разрушив тем самым его «защиту»: «Я надумала выбрать три слова-заклинания: пока кто-то не произнесет их вслух, ничто не изменится. Первое слово — мелодия — я вывела ложкой на гренке, на абрикосовом джеме, потом сунула гренок в рот и быстро проглотила. На треть я уже спасена…надо придумать второе волшебное слово, я уже почти выбрала — Глостер. Сильное слово, годится» [1, c. 55]. Почувствовав, что её «замок» ослаб, Мари Кларисса часто убегает из «спасительного» убежища и находит новое на поляне недалеко от дома: «Я прошла поляну…возле протоки, в укромном месте — моё убежище. Меня никто никогда не ищет, и в потайном убежище нет нужды, но мне нравится лежать тут и знать, что никому меня не найти» [1, c. 65]. Брат Чарльз становится для героини смертельным врагом. Он — пришелец из внешнего мира: «Я прислонилась к двери и представила: вот я открываю, а он лежит на аллее мертвый…я же загадала три волшебных слова! — Я замерла, прижав к себе свитер. — Три слова — мелодия Глостер Пегас, — и пока их не скажут вслух, нам ничто не грозит» [1, c. 70]. Таким образом, ключевые слова романа непосредственно связаны с пространственно-временной позицией героини.

Роман «Мы живем в замке» — одно из лучших произведений «саспенса»; по своей значимости для развития жанра он не уступает другим психологическим триллерам [2, c. 8]. Способы создания психологической характеристики персонажей и специфика категории пространства-времени в романе можно считать показательными и традиционными с точки зрения жанровых особенностей психологического «саспенса».

 

Литература:

 

  1.                Джексон Ш. Мы живём в замке. — М.: Слово/lovo, 2004. — 174 с.
  2.                Невский Б. Помни о смерти: Современная готическая литература // Мир фантастики. № 8, 2004. — с. 6–9.
  3.                Николина Н. А. Филологический анализ текста: Учеб. пособие для студ. высш. пед. Учеб. Заведений. — М.: Издательский центр Академия, 2003. — 256 с.
  4.                Теория литературы: Учеб пособие для студ. филол. фак. высш. учеб. заведений: В 2 т. / Под ред. Н. Д. Тамарченко. — Т.1: Н. Д. Тамарченко, В. И. Тюпа, С. Н. Бройтман. Теория художественного дискурса. Теоретическая поэтика. — М.: Издательский центр Академия, 2004. — 512 с.
Основные термины (генерируются автоматически): психологической характеристики персонажей, Мари Кларисса, «Мы живём, категории пространства-времени, Мари Клариссы, главной героини, художественной категории пространства-времени, Джексон «Мы живём, создании психологической характеристики, Роль художественной категории, главной героини романа, «we have always, Have Always Lived, точку зрения, романе Ш, романа писательницы «Мы, точку зрения героини, характеристики главной героини, монологов и рассуждений героини, Мари Кларисса Блеквуд.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос