Автор: Сосновских Александр Валерьевич

Рубрика: Государство и право

Опубликовано в Молодой учёный №8 (112) апрель-2 2016 г.

Дата публикации: 10.04.2016

Статья просмотрена: 42 раза

Библиографическое описание:

Сосновских А. В. Проблемы цензуры в начале XX столетия в Российской империи // Молодой ученый. — 2016. — №8. — С. 775-777.



К началу XX века в России наблюдалось увеличение числа выпускаемых периодических изданий. Революция, начавшаяся в империи в 1905 году, породила неразбериху в сфере цензуры. Попытки «замалчивания» происходящего провалились, контроль над прессой был утерян. Более трёхсот изданий были закрыты, деятельность ещё большего числа — приостановлена. Однако наиболее интересно «поведение» власти относительно способов воздействия на население по отношению к сопротивлению к представителям власти, что выражается, в первую очередь, в уголовно-правовом воздействии. В этой сфере были изданы многие нормативные акты, которые были направлены на ужесточение правового регулирования, с целью ослабить оппозицию власти. «Политически активных» граждан подвергали аресту, были ужесточены меры за участие в забастовках, начали работать военно-полевые суды, происходило усиление роли полиции. Именно изменение законодательства в этой сфере в первую очередь говорит о желании государства, в лице наделенных властью субъектов, изменить обстановку внутри страны. Возможно, эти меры сыграли роковую ошибку для императора.

Ключевые слова: политический кризис, цензура, оппозиция, профсоюз, забастовка, военно-полевые суды, «политически активное» население, уголовная ответственность.

Политический кризис в практически любом государстве, думается, можно проанализировать на примере изменения правового регулирования (и иных форм влияния) цензуры. В частности, в Российской империи начала XX века также можно наблюдать подобные аналогии. На территории Российской империи цензура появилась задолго до первых законов или предписаний, официально регламентирующих её характер и полномочия — и, что немаловажно, задолго до самого появления империи как таковой.

«Кровавое» воскресенье и последующая за ним революция повлекли изменения цензуры в государстве. Трансформация регулирования цензуры могла развиваться в двух плоскостях: ее ужесточение или смягчение. Думается, третьего варианта развития событий для России не существовало. Смягчение правового регулирования средств массовой информации (далее по тексту — СМИ) и иных организации, составляющих ядро распространения общественного мнения было маловероятно в условиях революционных волнений, а ужесточение было бы логичным проявлением «силы» государства, направленной на ослабление настроенных антиправительственных структур, что, собственно, происходило в первые десятилетия XX века.

Важность правового регулирования цензуры для государства нельзя оспорить и преуменьшить. СМИ и иные организации и структуры формируют фон внутри государства, который либо смягчает политический произвол (кризис и иные политические проблемы), либо наоборот усугубляет ситуацию [3, с.22]. Печатные средства, телеграф и иные источники информации и связи являются важными для существования государства, поэтому при смене политической власти именно они в первую очередь являются целью для захвата власти и переворота. Контроль СМИ, а, значит, и цензуры может усилить власть, но в тоже время усилить оппозиционно-настроенные взгляды в обществе.

В настоящей работе мы будет трактовать понятие «цензуры» широко, включая в него не только контроль государственных органов за способами распространения информации внутри и вне страны, но способы воздействия на население по отношению к сопротивлению к представителям власти, что выражается, в первую очередь, в уголовно-правовом воздействии.

Революция, начавшаяся в империи в 1905 году, породила неразбериху в сфере цензуры [4, с.49]. В ходе революции 1905 года правительство Российской империи неоднократно обращалось к пересмотру уголовно-правового и судебного законодательств, что свидетельствует об изменении цензуры в политической сфере. Именно изменение законодательства в этой сфере в первую очередь говорит о желании государства, в лице наделенных властью субъектов, изменить обстановку внутри страны, ужесточив санкции или введя новые составы преступления, которые будут способствовать аресту «политически активных» граждан.

В июне 1905 г. издано Мнение Государственного совета о некоторых изменениях и дополнениях Закона 7 июня 1904 г. «О порядке производства по делам о преступных деяниях государственных», а в марте 1906 г. Указ «О мерах к сокращению времени производства наиболее важных уголовных дел», предусматривавшие усиление санкций за сопротивление представителям власти.

В декабре 1905 г. был принят Указ «О временных правилах о наказуемости участия в забастовках на предприятиях, имеющих общественное или государственное значение». Виновные (активные участники забастовок) наказывались лишением свободы на срок от восьми месяцев до полутора лет. Аналогичному наказанию подвергались участники «преступных сообществ», а в некоторых случаях и до четырех лет. Более того, заработная плата за период забастовки не выплачивалась.

Особенно важным для цензуры и влияния на граждан явился изданный в августе 1906 г. Советом министров Положение об учреждении военно-полевых судов. Они вводились в местностях, объявленных на военном положении или положении чрезвычайной охраны. Судебный процесс проходил при закрытых дверях и в срок не более двух суток. Приговор был окончательным и приводился в исполнение не позже следующих суток. [5,с.64]. Причем под судебное следствие попадали и гражданские лица.

В феврале 1906 г. было издано Мнение Государственного совета об установлении уголовной ответственности за распространение ложных сведений о деятельности правительственных установлений и должностных лиц. Объективная сторона этих преступлений заключалась в распространении сведений, «возбуждающих в населении враждебное к ним (правовым установлениям и должностным лицам) отношение»; «возбуждающих общественную тревогу слухами о правительственных распоряжениях, общественных бедствиях»; «возбуждающих вражду между классами населения, между сословиями, хозяевами и рабочими». [6,с.69].

Тенденция к усилению роли полиции неоднократно проявлялась на практике. [1,с.19]. Министерству внутренних дел предоставлялось право закрывать общества, если «их деятельность представляется ему угрожающей общественному спокойствию и безопасности». Запрещалась деятельность обществ, «управляемых из-за границы, если они носят политический характер». Государственные служащие могли образовывать только благотворительные и культурные, но не политические общества.

Профсоюзы, говорилось в Указе, «имеют целью выяснение и согласование экономических интересов, улучшение условий труда и поднятие производительности». Объединение профсоюзов запрещалось. Заявка о регистрации профсоюза подавалась фабричному инспектору, а их деятельность контролировалась Министерством торговли и промышленности.

Одновременно был принят Указ «О временных правилах о собраниях». Непубличные собрания можно было проводить без разрешения правительственных властей, в учебных заведениях — только учебные собрания. Собрания разрешалось проводить с разрешения полиции или губернатора, причем место их проведения должно было быть удалено от места пребывания императора, Государственного совета и Государственной думы на полверсты (в закрытых помещениях), на две версты (если собрания проходят под открытым небом). Нельзя устраивать общественные собрания в местах общественного питания. Об открытии собрания необходимо предупредить полицию за трое суток (о месте, времени и теме собрания).

В марте 1906 г. издан Указ «О временных правилах об обществах и союзах». Запрещались антиобщественные собрания, на собрание не допускались вооруженные лица. Поводами к закрытию собрания могли служить отклонение от темы, возбуждение вражды между частями населения, проведение неразрешенных денежных сборов, участие лиц, которым запрещено участвовать в собрании, мятежные возгласы, воззвания к насилию, неповиновению. Такие собрания полиция закрывала, а в случае неповиновения разгоняла. [2,с.107]. К участникам и устроителям незаконных собраний применялась уголовная ответственность.

Таким образом, ужесточение уголовной ответственности, а, значит, цензуры в широком его толкований в первом десятилетии XX века свидетельствует о тенденции отечественного правотворца к формированию стабильности в обществе путем подавления «политически активного» населения, а не путем диалога с ним. Возможно, данные меры предрешат судьбу империи в дальнейшем, однако, думается, что в то время политическая верхушка не могла идти на такие меры, но это всего лишь предположение.

Литература:

  1. Батурин Ю. М. Цензура против гласности: от Ивана Грозного до 1917 г. // Советское государство и право. Наука. Вып. 3.1989.
  2. Блюм Арлен. От неолита до Главлита. СПб. Искусство России, 2009.
  3. Горев Б. Победоносцев и цензура // Литературное наследство. М. 1935.
  4. Жирков Г. В. История цензуры в России XIX-XX века. Аспект-Пресс, 2001.
  5. Рейфман П. С. Из истории русской, советской и постсоветской цензуры. 2001–2003.
  6. Тэкс Чолдин. Империя за забором. История цензуры в царской России / пер. с англ. М. Галушкиной. Рудомино, 2002.
Основные термины (генерируются автоматически): Указ «О временных, XX века, «О временных правилах, правового регулирования, сфере цензуры, представителям власти, Российской империи, регулирования цензуры, лице наделенных властью, наделенных властью субъектов, История цензуры, правового регулирования цензуры, Государственного совета, Мнение Государственного совета, Трансформация регулирования цензуры, изменения цензуры, желании государства, изменении цензуры, ужесточение правового регулирования, постсоветской цензуры.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос