Библиографическое описание:

Болтаевский А. А., Набиев С. М., Нур Ф. И., Сапатовски С. О. Перспективы развития зеленых городов в рамках построения биоэкономики. Исторические вызовы // Биоэкономика и экобиополитика. — 2015. — №1. — С. 113-116.



 

Modern age puts humanity in the face of new challenges, including the rise of global challenges. It is increasingly clear need for an alliance between man and nature, the city and nature. Creating favorable ecological environment is a priority in the framework of the transformation of urban space.

Keywords: ecological city, the biosphere, the metropolis, the future, «garden city» housing problem.

 

За прошедшее столетие человечество постепенно пришло к отказу от идеи «антропоцентризма», верховенства над природой. Науке не удалось улучшить ни духовную, ни физическую сущность человека, решить глобальные проблемы. Больше того, Э. Гидденс указывает, что «апокалипсис стал банальной возможностью, столь привычен он как противоположность повседневной жизни; поэтому, как и все параметры риска, он может стать реальностью» [2, с. 347]. Если раньше апокалиптические прогнозы пугали и выводили из привычного психологического равновесия, то сегодня СМИ развлекают обывателя рассказами о «конце света». Обострение противоречий цивилизации признается многими современными мыслителями. Налицо нарушение связей, сбои в принятии управленческих решений[1], усиление девиаций. Вполне реальным стал вопрос: есть ли будущее у городской цивилизации?

И тем не менее, сегодня, в веке XXI не только средний человек, но и ученые, исследователи бояться заглянуть в будущее, оно страшит неведомым, таит в себе какую-то опасность. Именно поэтому нет ясности относительно будущего современной городской цивилизации[10]. А. Франс устами одного из своих героев глубокомысленно констатировал: «люди не могут без ужаса заглядывать так далеко…Им тяжело признаться, что все их добродетели преходящи, и боги бренны» [13, с. 105].

Современная наука не дает бодрой уверенности знаний, а приводит к скепсису и сомнению. Последние десятилетия отмечены постепенным затуханием даже научной фантастики, которая прошла в своем развитии путь от оптимизма до явного пессимизма в отношении будущего: на смену ей в атлантической литературе приходит фэнтези, рождающее уже не грядущее, а что-то параллельное, напрямую не связанное с жизнью землян. На грани фэнтези балансируют аналитики, предсказывающие будущее городской цивилизации: например, французский исследователь Иона Фридман известен концепцией «сквозного города», предлагая размещать сельхозугодья под приподнятым над землей и пропускающим солнечные лучи городом [11, с. 137].

Город и тенденции его развития является темой изучения социологов, философов, архитекторов, инженеров. В современном мире свыше половины человечества проживает именно в городах. При этом город ближайшего будущего будет крупным по размеру: уже сегодня население свыше 700 городов планеты превышает 0, 5 млн. человек [14, p.1]. Повышенная концентрация людей на ограниченной площади не только приводит к социальным патологиям, но представляет собой настоящий вызов природе: ведь даже рукотворные парки и водоемы в городах суть искусственные биоценозы, которые не могут существовать в дикой среде. Экологичность это основная потребность современного человека, но как она может быть реализована в современном мире?

В конце XIX в. бурное развитие фабрично-заводской промышленности привело к разрастанию городов, росту жилищной проблемы. Современники нарисовали печальную картину повседневной жизни рабочего той эпохи, своеобразного живого придатка машины. Д. Лондон констатировал: «Новая раса создана — уличное племя. Они проводят жизнь за работою и на улице. У них имеются берлоги и норы, куда они вползают для спанья, — и это все. Нельзя так искажать значение слов и называть эти берлоги и норы домами» [7, с. 339]. Вокруг промышленных центров образовались поселки с непрезентабельными домами — при этом стоимость в проживания в них непрерывно возрастала: например, в 1910–1912 гг. арендная плата в подмосковных Перово, Чухлинке и Печатниках поднялась на 50–100, а кое-где на 140 % [5, с. 103]. Только переход к массовому домостроению позволил частично решить эту проблему, однако мы помним фразу булгаковского героя о том, что «москвичей испортил квартирный вопрос», а на одного россиянина в настоящее время приходится 20, 7 кв. м жилых помещений, что не только намного уступает США (70 кв. м), но даже меньше Китая (27 кв. м) [6].

Однако само по себе наличие жилого пространства не решает вопрос экологичности. Вспомним здесь «фенольные» дома, построенные в начале 1970- гг. в Москве, упомянем менее нашумевшие «асбестовые дома»; но, главное — нарушение принципов градостроительства, вследствие которых даже новостройки могут оказаться зоной дискомфорта: слабая инсоляция (вспомним фразу «куда редко заглядывает солнце, туда часто заходит врач»), отсутствие озелененного пространства, близость шумных магистралей, неустроенность быта, в частности, удаленность от жилого сектора детских садов и школ, магазинов и учреждений здравоохранения. В конечном итоге, комфортной может быть жизнь только здорового человека, а для сохранения здоровья необходима благоприятная экосреда.

Еще Томас Мор указывал, что жители утопийских городов ценят близость к природе: «к задним частям домов на всем протяжении улицы прилегает сад, широкий и отовсюду загороженный задами улиц» [9, с. 90]. Однако принцип экологичности стал ведущим в разработке городского пространства относительно недавно. Начнем с предтечи «зеленого города» английского утописта Эбенезера Говарда. Согласно его концепции, для человека принципиальным является общение с живой природой, вследствие чего постоянная тяга к деревне, дачам, прогулкам в парках и т. д. Как совместить город, деревню и природу? Это может сделать «город-сад», максимальное количество жителей которого не может превышать 30 тыс. человек. При превышении образуется новый город и т. д. Вот как описывал свой идеал сам автор: «Шесть великолепных бульваров, каждый шириною в 15 футов, пересекают город от центра к периферии. В центре находится кругообразная площадь, мерою около 5 с половиной акров, на которой разбит прекрасный, хорошо орошенный сад. Вокруг этого сада находится более крупное общественное здание — городская дума, главный концертный и лекционный зал, театр, библиотека, музей, картинная галерея и больница — причем для каждого здания отведен отдельный, просторный участок земли» [3, с. 20]. Говард решил и проблему отходов: «городские отбросы утилизируются в сельскохозяйственной части имения». Промышленные предприятия должны были быть вынесены на окраины, а сама территория города-сада принадлежать общине.

В Российской империи в начале XX в. было так же разработано несколько подобных проектов: «Новая Варшава», «Царский лес» близ Риги, поселок Прозоровское близ Раменского, предместье-сад на Ходынском поле в Москве. Конечно, это было каплей в море, не решив ни жилищных, ни санитарных проблем

После революционных событий 1917 г. и последовавшей за ними Гражданской войны, началась эпоха социальных преобразований, которая не могла не затронуть и город. Концепция «города-сада» получает развитие в Советской России, но уже в другой трактовке: «будущее принадлежит зеленому и солнечному коммунистическому городу-саду»», такая идея звучала в работах отечественных авторов 1920-х гг. П. И. Лопатин так рисовал картину будущего столицы: «На северо-запад от Москвы, вдоль верхнего течения Москвы-реки, теперешние дачные поселки — Крылатское, Хорошево, Серебряный Бор, Покровское-Стрешнево — обращены в образцовые города-сады, куда после делового дня съезжаются москвичи на трамваях, автобусах, метрополитенах» [8, с. 18].

Лишь немногие высказываются против зеленых городов. Так, например, вызывает удивление слова французского исследователя М. Рагона: «Прогулки по паркам, в конечном счете, нагоняют скуку и отрицательно действуют на нервную систему» [11, с. 211]. Эти слова вряд ли имеют под собой основание: именно природа, «живая среда» не только оздоровляют человека, но и предоставляют ему возможность заниматься активным досугом (в умеренном поясе, как в зимнее, так и в летнее время), спасаться в жаркую погоду от зноя, а, самое главное, предоставляют возможность спастись от стрессов и т. д. Поэтому так велико стремление людей бежать из городов в деревни, на дачи, на природу, причем не только в теплое время года.

Уже в 1970–1980-е гг. исследователи приходят к выводу, что город будущего должен соединять человека, природу и технику, то есть экологичным: «экополис вместо мегаполиса», как заметил выдающийся советский архитектор А. Э. Гутнов [4]. В то же время ясно, что город будущего это крупное территориальное образование, в котором проживают сотни тысяч людей. Это значит, что необходима эволюция в сторону «зеленой экономики» [15], развитие парковых и лесопарковых зон, как в черте города, так и в пригородных зонах, новый подход к «зеленому градостроению».

Если в старых городах центральная зона часто представляет собой сплошную застройку с редкими зелеными вкраплениями (в Париже на одного жителя приходится 1, 5 кв. м зеленой площади [12, с. 592]), то при проектировке новых жилых массивов есть тенденция сохранять свободное пространство с существующим рельефом и травяным покровом. Это, на наш взгляд, прообраз будущего «зеленого города». Здесь же упомянем строительство экогородов в Швеции, Дании, Китае…

Есть ли перспективы у эко-городов? Каким видят современные диспутанты мегаполис будущего? На эти и подобные им вопросы нет однозначного ответа. Ведь грядущее человечества становится все более неопределенным, все менее просчитываемым (см. выше). А ученое сообщество раздираемо серьезными противоречиями. Оно, как будто, застигнуто врасплох… Ясно одно: насилие над природой должно быть прекращено.

Сохраняются и задачи, стоящие перед социальными экологами и географами: количественно измерить изменения, которые вносит человек в географическую среду в разных зонах и районах. Большинство авторов предрекают единение технополисов и эко-городов. Переход к новым энергосберегающим технологиям улучшит городскую среду, исчезнут источники загрязнения, «грязные» технологии «уйдут» под землю (ср. с концепцией города-небоскреба, растущего вверх и вниз), телекоммуникации сделают ненужным перемещение грузов на большие расстояния. Использоваться будут исключительно возобновляемые источники энергии. Однако до реализации этих планов пока еще далеко: возможно, что для этого необходимо совершенно новый человек: Человек Экологичный.

 

Литература:

 

  1.                Борковская В. Г. Управление качеством. Зарубежный опыт // Строительные материалы, оборудование, технологии XXI века. 2011. № 8 (151). С. 48–49.
  2.                Гидденс Э. Постмодерн // Философия науки. Антология. М.: Аспект-пресс, 1994. С. 340–347.
  3.                Говард Э. Города будущего. СПб.: «Польза», 1911. 176 с.
  4.                Гутнов А. Э. Есть ли будущее у города будущего // Валев П. Города будущего. М.: «Стройиздат», 1985. С. 140–160.
  5.                Дадонов В. Социализм без политики. Города сады будущего в настоящем. М.: И. Н. Кушнеров, 1913. 120 с.
  6.                Жилищное строительство в России: реалии и перспективы. URL: http://www.vira.ru/exp/reviews/res_zhilstroy.html (дата обращения: 08.10.2015).
  7.                Лондон Д. Люди бездны // Собрание сочинений: в 20 т. Т. 19. М.: ТЕРРА, 1999. С. 225–382.
  8.                Лопатин П. И. Город будущего. М.: Издание ЦК Союза Текстильщиков, 1928. 30 с.
  9.                Мор Т. Утопия. М.: «Алгоритм», 2014. 256 с.
  10.            Прядко И. П. Современное градопланирование: соотношение рационально-регулируемого и стихийного// Промышленное и гражданское строительство. 2013. № 12. С. 60–63.
  11.            Рагон М. Города будущего / пер. с французского. М.: «Мир», 1969. 294 с.
  12.            Руководство по коммунальной гигиене. Т. 1. М.: Медгиз, 1961. 707 с.
  13.            Франс А. На белом камне // Франс А. Полное собрание сочинений. Т. VI. М.-Л.: «Земляи фабрика», 1930. С. 11–171.
  14.            MasterCard Worldwide. Worldwide Centers of Commerce Index, 2008. URL:http://www.mastercard.com/us/company/en/insights/pdfs/2008/MCWW_WCoC-Report_2008.pdf (дата обращения: 05.10.2015).
  15.            Towards Green Growth? Tracking progress. Paris: OECD, 2015. 95 p.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle

Посетите сайты наших проектов