Библиографическое описание:

Нур Ф. И., Набиев С. М., Мастихин А. А., Филиппова М. Г., Тахир А. М., Витушкин И. И., Скляренко С. А. Проблемы развития агролесоводства в России и на Африканском континенте // Биоэкономика и экобиополитика. — 2015. — №1. — С. 19-23.



 

Использование агролесоводства в промышленных масштабах, как научная проблематика известна давно, чему свидетельством большой объем научных работ по данной тематике. Однако стоит отметить, что долгое время эта проблематика интересовала в большей степени специалистов по лесному хозяйству, ну или как максимум специалистов в целом по сельскому хозяйству. В настоящее время ситуация несколько меняется, данная проблема становится актуальной и для научных работников и профиля пищевой промышленности, чему имеется ряд причин, суть которых представлена в настоящей работе.

Ключевые слова: биотехнология, политика, экономика природопользования, биоэкономика.

 

Problems of development of agro forestry in Russia and on the African continent

1F.I. Nur, 1S.M. Nabiyev, 1A.A. Mastihin, 1M.G. Filippova, 2A.M. Tahir, 3I.I. Vitushkin, 3S.A. Sklyarenko

1 Moscow State University of Food Production, Moscow, Russia

2 Ural State University, Ekaterinburg, Russia

3 Research and Production Company NAUKAPROM ltd, Moscow, Russia

Keywords: biotechnology, policy, environmental economics, bioeconomy

Экономические аспекты развития агролесоводства в России и на Африканском континенте в рамках научных исследований в последние годы значительно актуализировались. Терминологически агролесоводство можно сформулировать как «концепция мероприятий промышленного характера в лесном комплексе направленная на улучшения условий к ведению сельскохозяйственной деятельности, либо мероприятия в сельском хозяйстве направление на увеличение в нем объемов лесной растительности».

В целом, «агролесоводство, т.е. сочетание лесоводства и сельского хозяйства, - перспективный путь для улучшения качества почв. В тропиках широко распространено многоэтажное сельское хозяйство – травянистые многолетники, кустарники, деревья. Сегодня его осваивают и фермеры Германии. Древесные насаждения посреди поля служат припятствием для ветра, задерживают воду, привлекают птиц, жуков и микроорганизмов, дают тень, плоды и древесину. Осенью падающая листва удобряет почву. В Сахеле вернулись к массовым посадкам традиционного африканского «дерева-удобрения» (faidherbiaalbiba), в листьях которого содержится очень много азота. Его корни длиной более 20 м забивают питательные вещества и воду с большой глубины. «Дерево-удобрение» способствовало увеличению сельскохозяйственных площадей в одном только Нигере примерно на 250 000 га в год. За последние 20 лет лесонасаждения увеличились на 5 млн га. Тони Ринодо, эксперт по вопросам сельского хозяйства организации WorldVision, отмечает, что «это самый крупный (позитивный) экологический сдвиг в Западной Африке, а возможно, и на всех континенте». Деревья могут заменить минеральные удобрения, которые не по карману многим мелким фермерам, они улучшают плодородие почвы и повышают урожаи. Поэтому Международный лесоводческо-сельскохозяйственный центр в Найроби предлагает обучающие программы в Малави, Танзании, Мозамбике, Зимбабве и Замбии, в которых участвуют 400 000 крестьян. Оправдали себя и посадки деревьев на кофейных плантациях, в животноводстве наличие деревьев повышает надои коров» [1, с.223-224].

Научными сотрудниками биологических научных центров не так давно была обнаружена богатая и разнообразная агломерация птицеводческого хозяйства в тени лесных кофейных хозяйств. Эти удивительные совокупность хозяйств располагается в восточной части Эфиопии. В рамках данной территории происходит практика построения своего рода лесосельскохозяйственного кластера как по выращиванию сельскохозяйственных культур (кофе), так и по животноводству, в т.ч. птицеводству. Сочетание лесного и фермерского хозяйства обеспечивает здесь в целом среду обитания для многих видов диких животных. Данная практика помогает среди прочего сохранять водные пути данного региона в чистоте, а почвы в биобезопасности. Агролесоводство в данном процессе помогает во многом и для получения одного из любимых лакомств в мире - шоколада. И если сегодня данное явление не кажется еще чем-то масштабным, то в связи с прогнозами изменения климата, в последующем данное направление может стать одним из наиболее перспективных. Несмотря на преимущества данного явления, далеко не все фермеры сегодня готовы перенимать подобную практику агролесоводства. Данный сегмент общества продолжает считать в большинстве своем и сегодня, что достойный урожай можно получить только на земле, а не в лесной чаще.

Агролесоводческая высадка деревьев известна издавна, причем не только в Африке, но и в иных уголках мирового пространства. На Гавайях и других тропических островов в Тихом океане, например, фермеры имеют историю выращивания леса, с последующим сбором кокоса, бананов, плодов хлебного дерева и пр.

Управление количеством деревьев в данном секторе области помогает регулированию количества света, который достигает поверхности. При слишком большом количестве тени, ничего не сможет произрастать под данными деревьями. Однако в системе сильвопастур открывается то, что данный навес дает фермерам разумный баланс в сборе древесины в будущем и ежегодном сборе фуража.

Повышение количества крупного рогатого скота и растущих деревьев на той же земле не только обеспечивают два источника дохода, а также защищает от потерь в неурожайные года. Если цены на древесину падают слишком низко в течение одного года, фермер может ждать, чтобы собрать дрова и полагаться только на крупный рогатый скот для получения прибыли.

Коровы также могут извлекать выгоду при паске на пастбищах, которые им обеспечивают возникший навес. Это особенно актуально для теплых частей мира. Возникший навес помогает здесь этим животным не перегреваться на солнце.

Не только животные страдают от слишком большого прямого солнечного света. Несмотря на то, что растения нуждаются в солнечном свете, чтобы расти и процветать, однако избыток солнца может испечь их нежные листья, а также иссушить почву где они произрастают. Много тропических видов растений, которые лучше произрастают в тени. К примеру качество растений, таких как кофе, черного перца и ванили намного улучшается, если они произрастают в тени деревьев. То же самое касается дерева какао, бобы которого являются ключевым ингредиентом в шоколаде.

Некоторые фермеры выращивают кофе и другие тенелюбивые культуры при прямом соприкосновение с солнечными лучами, потому что считают, что тем самым они увеличивают объемы выработки продукции, однако очень часто на выходит производится продукт более низкого качества. Этим менее качественным растениям, скорее всего потребуются дополнительный объем химические пестициды или удобрения, чтобы достигнуть того качества, что имели продукты, произраставшие в тени. Потребители, за получения экопродуктов, согласно данных маркетинговых исследований готовы уже сегодня переплачивать за те сорта растений, что произрастали в тени, чтобы избегать применения данных химических веществ. К примеру, в упоминавшейся выше Эфиопии, кофе, выращенный в тени может приносить более чем $ 310 с гектара, чем той же культуры, выращенной на поле с прямым соприкосновением с солнечными лучами.

Одним из аспектов рассмотрения агролесоводства можно рассматривать и сектор пищевых лесных ресурсов. Конечным вырабатываемым продуктом в данной совокупности являются пищевые лесные ресурсы, поэтому вначале авторы обратились к истории вопроса по изучению данной тематики. Пищевые лесные ресурсы, как термин появился в России, в рамках Лесного кодекса только с 2007 года. До этого времени данная совокупность в быту наименовалась дикороссами, а в рамках официальных регламентов был только термин более широкой номенклатуры продукции под наименование «недревесных продуктов леса». Если быть точным в вопросах истории определения термина, то данное словосочетание вошло в научной оборот в 60-х г. ХХ в. заменив устаревшие к тому времени «ресурсы (продукты) побочного пользования лесом», которые так именовались в научных трудах с XIX в. К общей совокупности данного термина относят такие продукты побочного использования к лесном хозяйстве, как ягоды, орехи, грибы, лекарственное и техническое сырьё, пушнина и др. С 2007 г. данная совокупность была разделена на Недревесные лесные ресурсы и Пищевые лесные ресурсы, в рамках к которых к первой были отнесены – пни, берёста, кора деревьев и кустарников, хворост, веточный корм, еловая, пихтовая, сосновая лапы, ели для новогодних праздников, мох, лесная подстилка, камыш, тростник и другие подобные лесные ресурсы, а все остальное к пищевым лесным ресурсам (ПЛР).

В связи с этим, при анализе ретроспективы вопроса, необходимо понимать, что Истории научных изысканий у ПЛР своей отдельной не существует. Исследования в вопросах использования недревесных продуктов леса становятся актуальной для отечественной научной общественности с 60-х годов ХХ в. Начиная с того период и вплоть до наших дней основными исследовательскими центрами по данной проблематике стали «Всероссийский НИИ лесоводства и механизации сельского хозяйства (ВНИИЛМ)…, Всероссийкий НИИ охотнического хозяйства и звероводства (ВНИИОЗ РАН), Архангельский институт леса и лесохимии (АИЛиЛХ), Институт Леса в Петрозаводске (ИЛ КНЦ РАН) [2]. По расчетам научных отделов данных организаций среднемноголетний биологический запас дикорастущих ягод в лесах России к середине 1990-х гг. был равен 9,5 млн. тонн, орехов – 2,8, съедобных грибов 4,3, березового сока – 784,1 млн. тонн. Однако более 72% этих запасов находится в малодоступной азиатской части страны. Ресурсы лекарственных растений в лесах России на тот период были также значительны, однако расчет их не производился, и это при том, что на сегодня более 40% лекарств производится из растительного сырья, в т.ч. произрастающего в лесу, а большое количество лесных растений-медоносов создают надежную кормовую базу для пчеловодства

Современное состояние и перспективы использования недревесных ресурсов лесов сегодня также целостно и системно представляется к анализу в современной научной литературе [3]. В статье «Состояние и перспективы использования недревесных ресурсов леса»указанного сборника сотрудник Всероссийского НИИ лесоводства и механизации лесного хозяйства Б. М. Большаков – формулирует, что не смотря на то, что запасы основных видов пищевых лесных ресурсов довольно значительны, используются при этом они недостаточно массивно, в частности: лесные ягоды всего на 3–5% эксплуатационных запасов; кедровый орех – до 8%, грибы – около 15%.В то же время годовой объем от их реализации составляет более 4 млрд руб. Распределение запасов данных видов ресурсов по территории РФ неоднородно, более 80% их сосредоточены и сегодня в азиатской части страны [4].

Значительная часть собранного сырья используется населением для удовлетворения личных нужд, часть закупается для промышленной переработки. Кроме того, пищевые лесные ресурсы перспективны для экспорта. Спрос на них на зарубежных рынках постоянно растет. По данным Федеральной таможенной службы, в наибольших объемах экспортируются кедровые орехи (более 10–12 тыс. т), черника (до 13–15 тыс. т), брусника (3–5 тыс. т), клюква (2–3 тыс. т), папоротник-орляк (2 тыс. т) и грибы (2–3 тыс. т). В экспорте грибов первое место занимают белые (40–60%) и лисички (30–45%). Экспортируются такие сложные для заготовки и хранения, но деликатесные и высокоценящиеся дикорастущие ягоды, как княженика (1–2 т) и морошка (около 1 тыс. т).

Причем нельзя сказать, что в предыдущие десятилетия ситуация была значительно лучше, в частности в 70-х гг. ХХ в. прием ягод государством в лице потребкооперации осуществлялся только в объеме 55-60 тыс. т в год, а заготовка грибов в 90-х гг. ХХ в. составляла в среднем порядка 6,2 тыс. т, что соответственно составляла порядка 3% и 1% от общих запасов данных продуктов.

С количественной характеристикой рынка данной продукции к проблеме подходит Наталия Бобылева, формулируя, что "Среди лидеров по урожайности, например, кедрового ореха в 2011-2013 годах – Томская области и Республика Алтай. В этих регионах большое количество земель лесного фонда не передано арендаторам, но вместе с тем, на них идет активный сбор пищевых лесных ресурсов. В частности, в Томской области из 2,952 млн. га кедровых лесов немногим более 139 тыс.га переданы в аренду (это всего лишь 5%), а в Республике Алтай – из 5,061 млн.га в аренду отдано 122,27 тыс.га (или 3%).Большие трудности возникают с оценкой реальных объемов пищевых лесных ресурсов, в том числе, реальных объемов сбора урожая. Удалось установить только, что, например, в 2012 году в Алтайском крае собрана 101 тонна грибов, 35 тонн ягод, в Забайкальском крае – 27 тонн кедрового ореха, в Республике Алтай – 201 тонна, в Томской области - 1500 тонн, в Республике Бурятия – 49,8 тонны, в Кемеровской области – 30,5 тонны кедрового ореха. По большинству субъектов данных по этим и другим позициям нет. Между тем, убеждена Наталия Бобылева, отсутствие объективной информации о запасах и объемах сбора урожая, должного контроля – «это серьезные недоимки в бюджетную систему РФ от использования лесного фонда в таком виде». Взять, к примеру, Республику Алтай: в 2013 году здесь было сдано в аренду 122,2 тыс. га (не сдано в аренду – 4,938 млн. га). Сумма арендных платежей – 717 881 руб. А вот недополученные и не учтенные платежи – 28,9 млн. руб., за 2012 год – 126,4 млн. руб. Фактический объем собранного кедрового ореха составил 691 тонну. При цене 400 руб. за килограмм доход исчисляется в 276,4 млн. руб. Только с этой суммы налог на добавленную стоимость должен был бы составить – 49,75 млн. руб. При этом, какой объем средств поступил в казну субъекта, неизвестно. Безусловно, бизнесу в этой сфере крайне тяжело, поскольку население имеет свободный бесплатный доступ к пищевым лесным ресурсам. И если предприниматель должен платить налоги и зарплату, то к гражданам это не относится. Поэтому, продав с рук «лесной» товар, они, таким образом, по закону получают нелегальный доход". Во многом с данным мнением солидаризировались представители Минлесхоза Алтая на IX Красноярском экономическом форуме, проходившем в феврале 2014 г., предложивших привести в порядок лесное законодательство по направлению Пищевых и недревесных лесных ресурсов, т.к. имеет место "краткосрочное пользование при заготовке пищевых и лекарственных растений, по причине того, что пользование носит сезонный характер".

В рамках повышения эффективности функционирования комплекса агролесоводства по мнению авторов исследования желательно не только его систематизация, в т.ч. статистическая и юридическая, но и необходима его индустриализация. Переход на индустриальные рельсы данного комплекса возможно к реализации не только за счет роста объема сбора продукции, а также усовершенствования логистики и упаковки продукции, но и за счет внедрения методов из основных секторов сельского хозяйства, как химизации, так и в первую очередь генно-модифицируемость продукта.

 

Литература:

  1. Фюкс, Р. Зеленая революция: Экономический рост без ущерба для экологии/ Москва: 2016. – 330с.
  2. Миронов К.А. Состояние и перспективы исследований недревесных растительных ресурсов в подзоне южной Европейской тайги/ К.А. Миронов// Современные проблемы природопользования, охотоведения и звероводства. 2004- № 1. С.78-80.
  3. Состояние и перспективы использования недревесных ресурсов леса: сб.ст. (Международная научно-практическая конференция; Кострома, 10–11 сентября 2013). – Пушкино: ВНИИЛМ, 2014. – 208 с.
  4. Сергеев И. Пищевые лесные ресурсы - стратегическая составляющая отрасли// URL: http://www.umocpartner.ru/press-centr/news/pishhevye-lesnye-resursy-strategicheskaya-sostavlyayushhaya-otrasli/
  5. Пищевые и недревесные лесные ресурсы как отрасль и точка роста экономики России// URL: http://www.umocpartner.ru/press-centr/news/pishhevye-i-nedrevesnye-lesnye-resursy-kak-otrasl-i-tochka-rosta-ehkonomiki-rossii-14227/

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle

Посетите сайты наших проектов