Автор: Малышева Мария Сергеевна

Рубрика: Общее и прикладное языкознание

Опубликовано в Филология и лингвистика №1 (3) март 2016 г.

Библиографическое описание:

Малышева М. С. Понятийный слой концепта «поэт» в лирике И. А. Чернухина — пространство, время, человек // Филология и лингвистика. — 2016. — №1. — С. 28-30.



 

В центре нашей работы — концептуализация действительности в лирике белгородского поэта И. А. Чернухина. В творчестве И. А. Чернухина выделяется ряд доминирующих концептов, которые становятся ядром, организующим когнитивный слой языковой личности поэта. Рефлексивность — основное свойство языковой личности. Поэзия — средство познания мира и самопознания. Начиная с 1960-х годов XX столетия в творчестве И. А. Чернухина нашли отражение представления о функции искусства, месте и роли поэта в обществе.

В творчестве белгородского автора находит отражение экстралингвистический материал: 1) пространственный; 2) человек; 3) временной, — а также метафорический способ представления концепта: «А я полюблю эту землю, / И ей поклянусь до креста, / Что правду одну лишь приемля. / Не трону без дела листа» [6, 110]. Доминирующее значение в понятийном слое занимает понятие эта земля, которое представлено, в свою очередь, в трех указанных ипостасях: 1) пространство (эта земля); 2) время (не ограничено); 3) человек (мир героя). По словам В. Н. Телия, «рождение метафоры тесно связано с концептуальной системой носителей языка, с их стандартными представлениями, с системой оценок, которые существуют вне языка и лишь вербализуются в нем» [2, с. 78]. Творчество белгородского поэта в этом смысле не является исключением. «Поэт» для И. А. Чернухина — это и любовь к родной земле, и теснейшая связь поэта-творца с малой родиной, и клятва в верности, и религиозность (крест), и борьба за правду в творческом акте. В связи с этим не менее важной при вербализации концепта «Поэт» в творчестве И. А. Чернухина становится обращение к теме выбора и нравственного самоопределения поэта.

В стихотворении «Слова» (1998) И. А. Чернухин размышляет о выборе поэта: а был ли у него другой путь? Мог ли поэт поступить иначе, предать свои идеалы и убеждения? При этом, репрезентация исследуемого концепта в стихотворении происходит посредством зарисовки жизненного пути поэта: «Я жил, как жил... / Не важно, что неважно, / А важно, что душа была чиста. / Всё начиналось с белого листа / И трепетно, и честно, и отважно» [3, 24]. Наиболее устойчивым способом метафоризации в данном пласте лирики И. А. Чернухина становится представление образа поэта посредством номинации его чувств и качеств: душа была чиста, трепетно, честно, отважно.

В творчестве поэта, по И. А. Чернухину, переплетается физической (нерв, рисунок, звук) и метафизическое (сладкие муки, восторг, благодарение, обида) начала: «Бумага под рукой меняла виды / И обретала нерв, рисунок, звук. / Переплетались в них от сладких мук / Восторг, благодарение, обида» [3, 24]. По И. А. Чернухину, такая репрезентация возвышает поэтическое творчество и образ поэта над всеми другими искусствами, поскольку поэзия сочетает в себе и характер (нерв), и образ (рисунок), и поэтическую музыку (звук), и диалектику (нерв, сладкие муки).

Не менее важно при исследовании концептуализации действительности в творчестве регионального поэта и привлечение экстралингвистического материала. Так, И. А. Чернухин, говоря о творческом пути поэта, обращается к эстетической функции поэзии как средства постижения мира: «Слова шли горлом... / Робко, как невольник, / Я постигал туманный белый Свет, / Опасный, как Бермудский треугольник, / Загадочный, как женщина, как смерть» [3, 24]. При этом, поэт использует экспрессивные средства: эпитет «загадочный» создает эмоциональный тон, который усиливает сравнение мира с Бермудским треугольником, женщиной и даже смертью. Как видим, такие разные метафоризированные образы выстроены в один сопоставительный ряд, но это нельзя назвать случайностью в творчестве И. А. Чернухина, который путем постижения глубины «Поэта», опасностей окружающего мира, ищет собственный творческий идеал. Для его «Поэта» процесс развития связан с поисками поэтического слова, которое И. А. Чернухин ставит наравне с молитвой: «Я им дышал, / И принимая битвы / За честь свою и за свои права, / Шептал я, как старинные молитвы, / Свои новорождённые слова» [3, 24]. Знак равенства между поэтическим словом и молитвой не случаен: это становится главным условием его духовного развития, способствует его внутреннему нравственному определению, приближает к поэтическому идеалу.

Концептуальное поле «Поэт» неразрывно связано с рассуждениями в лирических стихотворениях о доле поэта, о его пути и возможности выбора. И здесь И. А. Чернухин обращается к одной из значимых фигур античности — Овидию. Стихотворение «Овидий» (1983) представляет собой метафоризированное размышление на тему: а каким должен быть путь поэта? Неужели его доля — быть обреченным, как некогда Овидий, на страдания, непонимание (Овидий, по версии, представленной в Энциклопедическом словаре Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона [7], из-за несоответствия пропагандируемых им идеалов любви официальной политике императора Августа в отношении семьи и брака был отправлен в ссылку на север Римской империи, в западное Причерноморье, где провёл последние десять лет жизни)? И. А. Чернухин видит только один путь для поэта: «Всё с болью выстрадать, не плача: / Любовь и ненависть... и страх, / Удачу рядом с неудачей, / И злой навет... и кличку «враг». / Всё выстрадать и мир увидеть / Глазами светлыми от грёз.».. [5, 108]. Неслучайно и обилие антонимов при создании образа поэта, подчеркивающих его противоречивую природу. В то же время И. А. Чернухин, создавая прецедентное имя — Овидий, абстрагируется от политической составляющей биографии античного поэта. «Поэт» здесь номинируется и как «боль», и как противопоставленные друг другу номинации чувств «любовь» и «ненависть», «удача» и «неудача», и как «страх», а также как «грезы». Совокупность антитез и противоречий — вот что такое, по И. А. Чернухину, «Поэт». При этом, «Поэт» не должен никому показывать свои эмоции и чувства. Подчеркивая эту мысль, в стихотворение вводится обращение к Овидию: «Зачем ты снишься мне, Овидий, — / Мне тяжело во сне от слёз» [5, 108], — в котором творческая жизнь «Поэта» представляется как «сон» и «слезы».

Невозможным была бы репрезентация концепта «Поэт» в творчестве И. А. Чернухина вне контекста исторический эпохи, вне его социального окружения. Это обусловлено тем фактом, что сами эмоции недоступны прямому наблюдению, поскольку их весьма сложно, а иногда и невозможно, «перевести в слова», что заставляет говорящего сравнивать эмоцию, им описываемую, с другим явлением, с его точки зрения, — похожим [1]. «Поэт» И. А. Чернухина определяется через его отношение к обществу, взгляды на творчество. «Поэт» — герой лирического творчества И. А. Чернухина нередко противопоставляет себя общественному мнению, взглядам и идеалам своих современников. Именно таким предстает он нам в стихотворении «Вызов» (1993).

Привлекая экстралингвистический материал к процессу концептуализации действительности, И. А. Чернухин ставит своего «Поэта» выше всех конъюктурных аспектов современности: «Мне не с кем давно состязаться, / Я эту игру позабыл. Мне некого больше бояться — Я ужасов книгу закрыл» [4, 109]. Эта отстраненность, исключительность «Поэта» выражается посредством метафорических отрицаний: «не с кем состязаться», «некого бояться», — а также путем номинации поэтического труда и его результатов как «игра», «книга ужасов». В вербализации исследуемого концепта немаловажную роль играет и историко-литературный материал. Творческий идеал «Поэта» — А. С. Пушкин, солнце русской поэзии. Именно ему И. А. Чернухин отдает право судить современных «поэтов»: «Куда вы, барании ушки, / И вы, золотые уста?.. / На ваши творения Пушкин / Не выдал бы вам и листа. / Нахально переть... на арапа. / (Тут Шариков нужен язык!) / К тому же маститая лапа / И к ней государственный лик» [4, 109]. Вербализируя концептуальное поле «Поэт», И. А. Чернухин прибегает к приему антитезы. С одной стороны, «Поэт» — это «барании ушки» и «Шариков язык». Так белгородский автор подчеркивает никчемность поэзии современной. С другой же стороны, — «золотые уста» и «Пушкин», — противопоставляемые И. А. Чернухиным поэзии современности.

Особое внимание в репрезентации концепта «Поэт» в анализируемом поэтическом тексте уделяется представлению современных «поэтов». И. А. Чернухин посредством литературного слова показывает, как эти «поэты» ничего не стесняются, рвутся к власти, используя свой «талант» как средство саморекламы: «Тогда вам и чёрт не помеха. / Все двери открыты палат... / Гуляйте, умельцы успеха / И свой возносите талант. И слава придёт к вам, и критик / Напишет внушительный труд. / Потом вас потянут на митинг / И в верхний Совет изберут. / Проявите власть и натуру. / И даже презренье к рублю» [4, 109]. И. А. Чернухин ярко характеризует современную «творческую интеллигенцию», в описании использует иронию, ряд контекстуальных метафор: «двери открыты палат», «слава придет к вам», «внушительный труд», «проявите власть и натуру», — главной из которых является «умельцы успеха».

Как видим, «Поэт» у И. А. Чернухина представлен не только положительной коннотацией, но всесторонне, всеобъемлюще, вариативно. «Поэт» — это не только идеал, но и антиидеал. Стихотворение «Вызов» заставляет задуматься о пути поэта и функции искусства. Может ли быть поэтическое слово средством рекламы, приложением к деньгам и власти? Должен ли поэт быть верен своим идеалам, слушать голос сердца, творить по велению души? И кто он вообще такой — «Поэт»? Ответы на эти вопросы, данные И. А. Чернухиным, однозначны.

Его «Поэт» противопоставляет себя и свои идеалы социальным и моральным ценностям своих современников. Не деньги и власть, а родная земля, совесть, душа становятся основой его поэзии: «Но вашу литературу / Я все-таки не полюблю. / А я полюблю эту землю, / И ей поклянусь до креста, / Что правду одну лишь приемля. / Не трону без дела листа. / Я слово своё не нарушу / И совесть свою не предам... / А вольное сердце и душу / Высокому небу отдам» [4, 110]. Несмотря на негативную коннотацию концепта «Поэт» в данном тексте, И. А. Чернухин возвращается к своим творческим идеалам, в которых «Поэт» — это любовь к родной земле, «клятва до креста», «правда», верность слову, «совесть», «верное сердце», «душа», «высокое небо».

Таким образом, концептуальное поле «Поэт» в творчестве И. А. Чернухина представлено специфически и неоднородно. Его «Поэт» — это и «нерв», «рисунок», «звук», и «сладкие муки», «обида», и «ненависть», «страх», и «игра», «книга ужасов», и «барании ушки», «Шариков язык», но это и «Пушкин», и «золотые уста» и, прежде всего, это «любовь», «восторг», «благодарение», и все самые светлые человеческие чувства. Верность своим моральным установкам, твердость духа, горячая любовь к Родине — отличительные черты «Поэта» — героя стихотворений И. А. Чернухина. Именно сформировавшаяся посредством концептуализации в поэзии личность «Поэта» отличает его творчество от произведений современников.

 

Литература:

 

  1.                Русская языковая картина мира и системная лексикография / В. Ю. Апресян, Ю. Д. Апресян и др. — М.: Языки славянских культур, 2006.
  2.                Телия В. Н. Метафоризация и ее роль в создании языковой картины мира // Роль человеческого фактора в языке. Язык и картина мира. — М.: Наука, 1988.
  3.                Чернухин И. А. Стихотворения. Баллады. Поэмы. — Белгород: Отчий край, 2003.
  4.                Чернухин И. А. Город надежды: книга стихов, — Белгород: ОАО «Белгородская областная типография», 2006. — 320 с.
  5.                Чернухин И. А. Долина: лирика / Игорь Чернухин; ред. Савин П. И. — Белгород: Белгород. областная тип., 2009. — 196 с.
  6.                Чернухин И. А. Земное время. Стихотворения. — Белгород: Крестьянское дело, 1999.
  7.                Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: в 82 тт. и 4 доп. тт. — М.: Терра, 2001. — 40 726 стр. — Т. 21А. — [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://dlib.rsl.ru/viewer/01003924218#?page=1

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle

Посетите сайты наших проектов