Автор: Ханджани Лейла

Рубрика: Вопросы переводоведения

Опубликовано в Филология и лингвистика №2 (2) ноябрь 2015 г.

Библиографическое описание:

Ханджани Л. Перевод Корана на русский язык: история, современное состояние, перспективы развития // Филология и лингвистика. — 2015. — №2. — С. 36-39.



 

Среди многочисленных сложных проблем, которые изучает современное языкознание, важное место занимает изучение лингвистических аспектов межъязыковой речевой деятельности, которую называют «переводом» или «переводческой деятельностью». Перевод Священных Книг особенно сложен, так как для них характерны аллегоричность, символичность языка. В этих текстах содержатся божественный, эзотерический смысл, сверхнаучные знания, предсказания.

Ключевые слова: перевод, Коран, религия, русский язык, арабский язык.

 

Коран — один из самых сложных текстов для перевода. Некоторые специалисты в области перевода Корана считают, что перевод этой Божественной книги не способен полностью передать внутренний дух Корана, а лишь некоторые слои или знамения их смыслов. Следует признаться, что ни один перевод не смог в полной мере передать возвышенные в этой Небесной Книге. В то же время считаем, что перевод Корана является необходимым ибо Коран является средством направления людей на путь истины, таким образом, перевод Корана на другие языки является неизбежным.

На русский язык Коран впервые был полностью переведен только в начале 18 в. По инициативные Петра I за эту работу взялся руский дипломат, «доктор Падуанского университета» Петр Постников. Сделанный с малоудачного французского перевода Дю Рие, этот труд, вышедший в свет в декабре 1716 г., по словом И. Ю. Крачковского, великое множество «недоразумений». Об этом нам говорят и первые слова заглавия, звучавшие так: «Алкоран о Могомете или закон турецкий» [1, с. 43].

В 1722 г. в Петербурге вышел перевод большой работы Дмитрия Кантемира «De religione et statu Imperi Turcic». В переводе с латыни она была названа «Книга система или состояние мухамеданския религии». Автор не скрывал свое нетерпимого и враждебного отношения к основоположнику ислама Мухаммаду и его учению. Для Кантемира Коран — это «лжеблетеный сгромождение, басен собрание», «изобретение повреждебного разума».

В 1790 г. известный литератор, директор Казанской гимназии, член российской академии наук М. И. Веревкин напечатал свой вариант перевод текста Корана Ю Рие. Он был опубликован под названием «Книга Алкоран аравлянина Магомета, который в шестом столетии выдал оную за ниспосланную к нему с неба, себя же последним и величайшим из пророков Бжьих».

Через два года появился «Алкоран Магомедов», перевод которого с английского варианта Джона Сэля был сделан поэтом А. В. Колмаковым. Этот труд, как и все предыдущие переводы Корана, был переполнен церковно-славянской лексикой, вследствие чего терминологической был далек от живого арабского языка подлинника.

По поучению Екатрины Великой в 1787 г. в России было впервые осуществлено типографское издание арабского оригинала Корана. Для этой цели был специально отлит арабский шрифт, который в дальнейшем использовался для производства репринтных изданий (в 1787–1798 годы было сделано еще пять допечаток этого текста Корана). Тем не менее вплоть до 70-х годов 19 в. Российские мусульмане, а также русскоязычные читатели были вынуждены довольствоваться, выполненным неспециалистам с несовершенных европейских переводов. Большую популярность, в частности, приобрел перевод, сделанный К. Николаевым с французского текста А. Б. Казимирско и выдержавший пять изданий (1864, 1865, 1876, 1880, 1901 гг.). Название этого труда звучала так: «Коран Магомета. Переведен с арабского на французский переводчиком французского посольства в Персии Казимирским с примечаниями жизнеописанием Магомета» [2, с. 120–121].

Автором первого перевода полного текста Корана с арабского языка на русский стал генерал Д. Н. Богуславский, бывший одним из первых вольнослушателей факультета восточных языков Петербургского университета. В 1859 г. Он был приставлен к имаму Шамилю, со державшемуся под домашним арестом в г. Калуге. Будучи в 1860-х гг. Драгоманом (переводчиком) российской дипломатической миссии в Стамбуле, Богуславский подготовил полный перевод Корана, однако этот труд так и остался неопубликованным при жизни автора. Он был издан по сохранившейся рукописи только в 1995 г.

В 1878 г. 74-летний востоковед, питомец Московской духовной академии и миссионер Г. С. Саблуков осуществил новый перевод Корана на русский язык. В течение долгих лет он преподавал арабский, татарский и греческий языки в Казанской академии, хотя в области восточных языков был самоучкой. Г. С. Саблуковым были подготовлены две крупные работы, связанные с изучением Корана: «Приложения к переводу Корана», где дается предметный указатель к Корану, а также «Сведения о Коране, законоположительной книге мохаммеданского вероучения», содержащие систематизированный свод мусульманских исследований, посвященных Корану, и анализ его «внутренних качеств». После смерти автора (1880) его перевод Корана с параллельным арабским текстом был издан два раза (1894 и 1907 гг.) и вплоть до 1963 г. оставался единственным, хотя и малодоступным в СССР, источником, который был сделан непосредственно с языка оригинала. В конце 20 в. были выпущены в свете репринтные издания перевода Корана Г. С. Саблуковым (1990, 1991 гг. В Москве; 1993 г. в Каире). С течением времени, однако, выявились недостатки саблуковского перевода: «Для арабиста ясный были его многочисленные неточности. Для неспециалиста местами он был трудно читать из-за особенностей русского языка перевода, перегруженного архаизмами, и зачастую из-за темноты выражений, не позволявшей добраться до обычного смысла». Стало очевидно, что перевод Г. С. Саблукова, весьма далек от адекватности, к тому же в нем «имелись специфические выражения, присущие христианской литературе и возникшие в процессе переводов на русский язык Библии и Евангелия» [3, с. 17–18].

В 1921 г. работу над переводом Корана с арабского языка начал выдающийся русский арабист Игнатий Юлионович Крачковский. Выпускник факультета восточных языков Петербургского университета (1905), он получил степен магистра восточной словесности (1915), стал доктором филологических наук и действительным членом Академии наук (1921). Академик И. Ю. Крачковский работал преподавателем, заведовал кафедрой восточного факультета ЛГУ, руководил деятельностью Арабского кабинета Азиатского музея. Он является автором около 500 работ по арабскому языкознанию, литературоведению и другим отраслям знаний.

Скрупулезный анализ, необходимый при подготовке русскоязычного текста Корана заставил И. Ю. Крачковского посвятить этому труду 30 лет, однако эта работа так и не была завершено. Через 12 лет после смерти автора (1951) усилиями докт. ист. наук В. А. Крачковской, а также учеников академика был осуществлен выпуск первого издания этого труда (1963). Уже к середине 1980-х гг. Оно стало библиографической редкостью. Это работа по переводу Корана, как отмечал Е. А. Резван, «совпадала с началом кризиса советского исламоведения, связанного с тем, что подход к Корану и методы его анализа определялись в первую очередь задачами атеистической пропаганды, а сама книга и ее переводы подлежали изъятию из массовых библиотек» [4, с. 19]. В 1986 и 1990 гг. был осуществлен второй выпуск Корана, за которым на волне «перестройки» последовали многочисленные тиражирования этого текста различными издательствами. В итоге, в течение более чем 30 лет русскоязычные читатели были вынуждены пользоваться не вполне законченным, литературно необработанным, сохранившим в ряде мест форму подстрочника, лишенного параллельного арабского текста и полновесного комментария изданием.

Сверка текста Корана в переводе И. Ю. Крачковского с арабским подлинником, осуществленная доктором исторических наук Теодором Адамовичем Шумовским, выявила 505 случаев неверного перевода отдельных стихов (аятов), 184 случая прямого нарушения смысла...., употребление неологизмов (108 случаев), недопустимых в языке средневекового памятника, провинционализмов (33 случая), противопоказанных серьезному переводу. Таким образом, отмечает исследователь, возникли мертворожденные страницы, не дающие истинного представления о всемирно историческом произведении, чье слово живет уже около четырнадцати столетий. Неудивительно потому, что И. Ю. Крачковский в основу методики своего перевода положил отказ от рассмотрения Корана как преимущественно религиозно-философского и законодательного памятника. Он посвятил перед собой задачу дать адекватный перевод Корана как первого крупного произведения арабской литературы, написанного прозой, и в этих целях освободил его от традиционных толкованный. Сейчас уже трудно со всей определенностью сказать, являлся ли стол непродуктивный подход осознанным, или же он был вынужденным: беспартийный академик не мог не осознавать, что в сталинскую эпоху любое иное решение грозило поставить крест не только на его работе, но и на нем самом. Как бы там ни было, в итоге «Таким образом, извлечение из архива, незаконченная работа академика в полном соответствии с общим духом «периода застоя» послужила тормозом к дальнейшему изучению этого важнейшего памятника мировой культуры — Священного Писания мусульман» [5, с. 620].

В 1985 г. работу по передаче смыслов Корана начала выпускница Московского Лингвистического университета Валерия Михайловна Порохова. В 1991 г. после ряда публикаций ее стихотворного перевода Корана в журнале «Наука и религия» был выпущен в свет получивший широкую известность поэтический труд «Коран. Перевод смыслов и комментарии», выдержавший несколько изданий как в стране, так и за рубежом. Этот труд снабжен параллельным арабским текстом, подробными примечания к нему и толкованием неясных мест.

Написанный литературно грамотным русским языком поэтический перевод смыслов Корана, осуществленный принявшей ислам В. М. Пороховой, был с воодушевлением встречен заинтересованной публикой. Форма подачи материала, избранная автором перевода, использование им высокого поэтического стиля положительно сказались на литературных достоинствах данного труда, однако в ряде мест отразились на качестве передачи смыслов коранических ниспосланный. Специалисты, отмечая положительные стороны работы В. М. Пороховой, критиковали ее за чрезмерно пафосный стих и «невнимательное и порой небрежное отношение к точному значению отдельных слов» [6, с. 332]. Указывалось, что, «хотя в ее издании неоднократно подчеркивается, что перевод выполнен с арабского оригинала, она повторяет большинство ошибок дословного перевода И. Ю. Крачковского и английского перевода А. Йусуфа Али» [7, с. 620].

Новую попытку передать поэтическим языком содержание Корана предпринял Т. А. Шумовский. Первый выпуск его стихотворного перевода был опубликован в 1995 г. В предисловии к своему труду автор писал: «В этом переводе не следует искать пословного воспроизведения памятника: относительно к рифмованному тексту такое действие невозможно.... Но каждая мысль Корана развернуто, тщательно и отчетливо передана в этой книге богатыми средствами русского языка» [8, с. 124]. Однако и этот перевод, в прочем, как и другие, не избежал ошибок, порожденных, в частности, неосведомленностью [автора] об основных мусульманских воззрениях и религиозных предписаниях. К тому же Т. А. Шумовский расположил суры Корана в последовательности их ниспосланий и не сохранил в своей работе традиционное деление Корана на аяты, что крайне затрудняет поиск места, нужного, к примеру, для анализа или цитирования.

В 1995 г. был осуществлен выпуск Корана в переводе дагестанского профессора Мохаммед — Нури Османовича Османова, которому помогала группа российских исламоведов. Второе, переработанное и дополненное издание этого труда, вышло в свете в 1999 г. Текст Корана снабжен подробными примечаниями и комментариями, а в качестве приложения к нему дан труд Джалал ад-дина ас-Суйути «причины ниспослания».

Высокую оценку специалистов получил перевод Корана, который подготовила профессор Бетси Яковлевна Шидфар (1928–1993). Она не успела опубликовать его при жизни, и тот труд впервые вышел в свет в 2003 году.

В последние годы появились переводы Корана на русский язык, осуществленные востоковедами бывших союзных республик. Среди них следует выделить переводы Корана, подготовленные таджикским филологом Алимом (Алимджаном) Гафуровычем Гафуровым (2000), азербайджанским исламоведом Эльмиром Кулиевым(2002), а также переведенный Ч. Г. Гусейновым с огузского языка текст Корана средневекового ученого Ибн Гасана, расставившего коранические главы в хронологической последовательности их ниспослания (2000).

Растет число переводов Корана на русский язык, сделанных в странах дальнего зарубежья. Один из них под названием «Священный Коран» был опубликован (в переводе с английского) Ахмадийским обществом (Лондон). Значительным представляется также труд двух египетских переводчиков — профессора русского языка Каирского университета Айн-Шамс Сумайн аль-Афифи и ее коллеги по университету профессора русской литературы Абд ас-Салама аль-Манси. В 2001 г. в Казани вышло в свет подготовленное ими сокращенное толкование Корана «Аль-Мунтахаб фи тафсир аль-Куран аль-карим.

Толкование Корана на русском языке» («Аль-Мунтахаб»), а в 1993 г. эти авторы выпустили в мюнхенском издательстве «Бавария» 4-томный труд «значение и смысл Корана», в котором перевод Корана дополнен богатыми комментариями средневековых и современных мусульманских ученых. Второй, доработанный и исправленный, выпуск этой работы был опубликован в Москве издательством «Сауримо» в 2002 г.

Однако с сожалением следует признать, что сделано в этом направлении еще очень мало, и до сих пор остается актуальным следующее горестное замечание А. Е. Крымского: «Русская литература чрезвычайно бедно не только оригинальными, но даже и переводными сочинениями о Мохаммеде: как не странно, но Россия, несмотря на то, что исстари имела мусульманских подданных, всегда отличалась невежеством насчет их истории, религии и т. д». [9, с. 126].

 

Литература:

 

1.      Крачковский И. Ю. Очерки по истории арабистики. М., 1950. с. 43.

2.      Алиев А. А. Коран в России: источник знаний или объект мифотворчества. М., 2004. с.120–121.

3.      Беляев В. Грязневич П. Предисловие // Коран / Пер. и коммент. И. Ю. Крачковского. М., 1990 г., с. 17–18.

4.      Резван Е. А. Коран и коранистика // Ислам: Историографические очерки / Под общ. Ред. С. М. Прозорова. М., 1991. с.19.

5.      Османова М.- Н. О. Коран. перевод с арабского и комментарии, М., 1999. с. 620.

6.      Кулиев Э. Р. На пути к Корану. Б., 2003. с. 332.

7.      Османова М.- Н. О. Коран. перевод с арабского и комментарии, М., 1999 г. от переводчиа, с. 620.

8.      Алиев А. А. Коран в России: источник знаний или объект мифотворчества. М., 2004. с.124

9.      Алиев А. А. Коран в России: источник знаний или объект мифотворчества. М., 2004. с.126.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle

Посетите сайты наших проектов