Библиографическое описание:

Блинова Н. А. Направления развития российско-китайского сотрудничества // Вопросы экономики и управления. — 2016. — №5. — С. 19-23.



The article analyzes the results in a separate area of cooperation between Russia and China in the sphere of industrial production in such sectors as energy, automotive industry, aircraft industry, machine tools, and evaluated the current prerequisites for sustainable development in the future.

Keywords: Chinese investment, the mechanisms of Russian-Chinese cooperation, infrastructure projects, preconditions for the development of small and medium businesses of the two countries

Сотрудничество России и Китая к 2016г. году распространяется на несколько сфер экономической деятельности (промышленность, торговля, банковская деятельность), образование, туризм, транспорт и логистика. Одним из показателей, по которым можно судить о степени интенсивности сотрудничества выступают прямые инвестиции и государственное регулирование инвестиций обеих стран. Абсолютная величина ежегодного объема инвестиций в 2015 г. из Китая в Россию по сравнению с 2006 годом сократилась в 6 раз и составляет 6 млрд. дол. По данным Росстата, который вел наблюдение до 2013г. Китай находится на последних местах по показателю «Изменение объема поступивших иностранных инвестиций в экономику России по основным странам-инвесторам». Данный показатель в 2012 и 2013 г.г. составил 5 млрд. дол. и 0,74 млрд. дол. соответственно, в то время как например, иностранные инвестиции Нидерландов за анализируемый период составляли 21,123 млрд. дол. и 14,77 млрд. дол.. Общая динамика снижения уровня иностранных инвестиций в 2012 и 2013г. в Россию вызвана как внешними факторами, обуславливающими нестабильность мировой экономической системы, так и внутристрановые процессы, сдерживающие иностранных инвесторов от вложений. Таким образом, доля иностранных китайских инвестиций в структуре иностранных инвестиций в Россию находилась на уровне 0,57 % в 2012 г. из 129,580 млрд.дол. и 3,647 % из 137, 828 млрд.дол в 2013г. На фоне успешных шагов экономической интеграции и гармонизации законодательства о финансовых рынках стран ЕАЭС, встреч на самом высоком уровне для целей расширения экономического сотрудничества стран АСЕАН, сложившийся уровень китайских инвестиций в российскую экономику имеет существенный потенциал увеличения. По данным Портала внешнеэкономической информации прямые инвестиции России в Китай весьма скромные и находились на уровне 0,22 млрд.дол. в 2013г., что в 3 раза меньше данного показателя в 2006г., который составлял 0,67 млрд.дол. К 2015 году экономическое состояние каждой из страны накопило определенное количество социальных, политических и финансовых рисков, которые каждый в отдельности и в комплексе с международными рисками оказывают разнонаправленное влияние на экономические системы двух стран и на уровни взаимных инвестиций. Под влиянием абсолютно независимых причин и особых путей развития двух стран, формировавшиеся риски несут как опасность, так и возможности решения первоочередных внутренних проблем и внешних проблем России и Китая. Обратимся к некоторым глобальным возможностям, которые могут быть реализованы в самое ближайшее будущее на базе рисков «тихоокеанского разворота» и «санкционной политики», которым подверглись Китай и Россия соответственно. В первую очередь, это политическое и экономическое сближение, изучение особенностей и возможная гармонизация законодательства двух стран, наличие фактических условий, позволяющих на их базе принимать решения и реализовывать такие решения для достижения «своих внутренних» экономических целей Китая и России. Срез и причины социальных рисков двух стран различаются в масштабах и в подходах к оценке человеческого капитала. Однако, такой риск как социальное неравенство в России требует создания условий наращивания располагаемых доходов населения, а в Китае вынужденного торможения экономического роста, для сдерживания негативных проявлений такого неравенства. Экономики обеих страны существенно зависят от уровня производительности труда, мобильности населения, демографического состояния, уровня урбанизации населения и плотности населения, вместе с тем, данные факторы инвестиционной активности в России и в Китае также имеют экономический потенциал, в случае управления данными рисками и реализации благоприятных прогнозов в будущем. Особое влияние на инвестиции двух стран оказывают экономические реформы, направленные на дерегулирование, открытость, бюджетную либерализацию и либерализацию кредитно-денежных отношений. При этом, если сопровождающие данные реформы риски защиты прав внутренних и внешних инвесторов, а в частности риски защиты прав собственности будут успешно преодолены, то уровень прямых иностранных инвестиций в сфере малого и среднего бизнеса может существенно возрасти, снимая определенные внутренние напряжения экономических систем обеих стран.

Другим показателем, характеризующим направления, степень и уровень развития российско-китайского сотрудничества выступает виды и количество инвестиционных проектов, реализуемых каждой из стран. Так, общее количество российских проектов с прямыми инвестициями в Китае достигло 2,5 тысяч, что свидетельствует о довольно высоком уровне инвестиционной активности в Китае среднего и малого бизнеса». [1] Принципиальное отличие имеет структура китайских инвестиций в России, поскольку общее количество проектов, которые находятся на разной стадии реализации насчитывает 53, при том, что имеется и 6 проектов, от реализации которых китайская сторона отказалась. Таким образом, существует потенциал наращивания китайских инвестиций в российскую экономику на уровне среднего и крупного бизнеса, поскольку существующие инвестпроекты реализуются на самом высоком уровне в формате ВtoG и носят характер инфраструктурных. Над бизнес-сотрудничеством в разных сферах экономики между китайскими и русскими предпринимателями еще предстоит поработать, а именно отрегулировать направления взаимодействия в производственной сфере, оценить спектр сдерживающих финансовых, административных и иных факторов, выявить наиболее перспективные формы и направления сотрудничества для отечественной экономики, отдельных регионов и субъектов федерации. Существующие договоренности на государственном уровне создают перспективу для интенсификации производства обеих стран и обновлении сотрудничества в области станкостроения и промышленной робототехники, автоматизации производств. Так, наиболее перспективным выглядит снятие ряда ограничений в области сотрудничества обеих стран в инновационной сфере. Косвенным подтверждение готовности китайской стороны к углублению и расширению инвестиционной активности могут стать отдельные официальные заявления представителей уездных управ различных провинций, таких как Гуйчжоу, руководителей крупных международных и китайских корпораций, таких как Генеральный директор Lenovo Group Ltd Ян Юаньцин, по словам которого компания «уделяет повышенное внимание России и собираемся увеличить инвестиции в развитие нашего бизнеса здесь в ближайшем будущем». [2]

Таким образом, наличие существующих ограничений, сдерживающих взаимные инвестиционные процессы к 2016 году нарастило существенный потенциал в наращении экономического сотрудничества. Не смотря на поручение президента России закрыть 10 действующих ОЭЗ [3], а также приостановку создания новых таких зон и изменения в Федеральный закон «Об особых экономических зонах в РФ», которые предусматривают большую ответственность регионального уровня власти за эффективность функционирования инвестиционной инфраструктуры, база реализации взаимного инвестиционного потенциала, как на уровне крупных и средних ВtoG проектов, так и, на уровне малых и средних предприятий двух стран, создана.

Россия продолжает расширять свое экспортное присутствие в электроэнергетике, не только осуществляя поставку электроэнергии в Китай, но и путем участия в строительстве электростанций, в том числе плавучих. Окончание ранее начатых проектов намечается на 2017г. Китайская сторона проявляет особый интерес в дальнейшем сотрудничестве в данной сфере. «В стоимостном выражении удельный вес электроэнергии с 2009г. в российско-китайском экспорте продолжает расти с 5 % до 21,5 % на 2015г». [4]

Новый импульс оживления экономических отношений в энергетической области возник после переговоров и встреч в 2014г. Тогда планировалось, что «инвестиции в создание объектов добычи и транспортировки газа составят 55 млрд. дол». [5] Начатое российско-китайское сотрудничество в энергетической отрасли имеет стратегическое значение для обеих стран и положительно сказывается на углублении экономических связей в других сферах, поиске новых путей взаимовыгодных моделей взаимодействия. Долгосрочные газовые контракты сроком на 30 лет, 20 летнее проектное финансирование в газовой отрасли, строительство первой очереди завода СПГ уже к 2018–2019г.г., перспективны и для России, и для Китая, основу энергоресурсов которого составляет уголь. Участие обеих стран в крупных инфраструктурных проектах, связанных с модернизацией в энергетической сфере обуславливает создание совместных предприятий.

К 2016г. расширение сотрудничества наметилось и в транспортной и машиностроительной сфере, а именно в автомобильной, авиационной и станкостроительной сфере промышленного производства. Уже в 2017–2010г.г. планируется завершение строительства автозаводов как в субъектах РФ, так и на территории особых экономических зон (Липецкой ОЭЗ, ОЭЗ Алабуга). Существенным толчком к этому послужило снятие с Российской стороны ограничений на создание 100 % иностранных предприятий в отрасли автомобилестроения. «Показатели экспорта-импорта в области автомобилестроения и автокомпонентов специальной техники по состоянию на 2015г. не достиг уровня 2008г. и зависим от сложившейся конъюнктуры Мирового рынка». [4] Замедление мировой экономики сказывается и на отдельных направлениях сотрудничества. «Экспорт комплектующих и принадлежностей моторных транспортных средств из России в Китай составил 12 % в структуре российского экспорта автомобильной продукции, однако их доля в общем импорте автомобильной продукции в Китай составила около 0,5 % в 2015г.». [4] Достигнуты договоренности в отдельных направлениях сотрудничества в авиастроительной отрасли, но поскольку эта отрасль отличается долгим по сравнению с другими отраслями циклом производства, практические результаты российско-китайского сотрудничества неоднородны, но российская сторона продолжает отстаивать свое участие в различных проектах.

В период с 2005 по 2015г.г. «показатель экспорта российской продукции машиностроительного комплекса (станков и оборудования) в Китай сократился в 3 раза при падении общего российского экспорта в 2 раза». [4] Эксперты отмечают, что особое значение имеет структура экспорта Китая в области машиностроительного комплекса. Так, российский экспорт в данной отрасли отличается моно структурой и базируется на продаже за рубеж станков для металлообработки, в то время, как китайский экспорт станков и оборудования «охватывает каждый вид продукции» [4] и нарастил общий показатель за тот же период в 1,5 раза, а импорт китайского станочного оборудования в Россию в 2 раза укрепив свои конкурентные позиции на Мировом рынке. Объем экспорта станков из Китая в абсолютном выражении превосходит российский.

Развитие взаимовыгодного сотрудничества России и Китая в сфере роботизации промышленности может серьезно заинтересовать Китай с позиции создания совместных продуктов роботизации и обновления промышленных технологий. Общая стратегия развития российско-китайской промышленной робототехники может дать новый толчок развития наукоемкого производства двух стран. При этом совместные усилия должны быть направлены на преодоление конкурентных преимуществ таких лидеров данной отрасли как Швейцарская АВВ и ряда японских компаний. Постановка выполнения совместной работы, нацеленной на создание конкурентоспособного совместного российско-китайского продукта промышленной робототехники усилит экономики обеих стран, создаст предпосылки развития других отраслей внутри каждой страны на ином, инновационно-промышленном уровне. Китай выступает крупнейшим импортером автоматизированных и роботизированных промышленных технологий. Отечественное программное обеспечение, датчики, общие системы управления в структуре совместного продукта промышленной робототехники, позволили бы на базе совместного российско-китайского производства, защищенного законодательством обеих стран, использовать результаты такого сотрудничества в целях ускорения экономического роста в России и снижения зависимости от импорта в данной сфере Китая. Принцип конкурентного развития при таком подходе к совместной деятельности реализуется не для завоевания внешнего или мирового рынка автоматизированных и роботизированных промышленных технологий, а для целей роботизации отечественной экономки, создания новых сфер международного сотрудничества, создания условия для обновления и укрепления экономик обеих стран. По данным экспертов «уровень роботизации промышленности в КНР остается низким по сравнению с развитыми странами, что определяет интерес к местному рынку со стороны крупнейших производителей промышленных роботов». [6] Универсальные линии автоматизации среднего и малого бизнеса для предпринимателей различных отраслей экономики России и Китая могли бы существенно усилить вклад предпринимателей в ВВП каждой из стран. Такой подход не противоречит и развитию российской экономики в рамках действующей экономической и промышленной политики, направленных на импортозамещение и инновации в различных отраслях. «Китайский бизнес готов инвестировать существенные ресурсы в Россию. Сотрудничество по крупным проектам, но Китай хотел бы вкладывать, и в средние, и в малые проекты». [7]

Формы российско-китайского сотрудничества не отличаются серьезным разнообразием. Предусмотренные действующим российским законодательством возможности осуществления инвестиций, а именно «вложения капитала в виде денежных средств, паев, акций и др. ценных бумаг; кредитов; технологий, машин, оборудования; лицензий, любого другого имущества, интеллектуальных ценностей и пр.». [8], используются не полностью. В рамках действующего российского законодательства «к инвестициям относятся приобретение в полную или частичную собственность предприятий и организаций, покупка акций и прочих ценных бумаг, взносы в уставный (складочный капитал) совместных предприятий, кредиты юридическим и физическим лицам, а также банковские вклады и приобретение недвижимости». [8] На практике перечисленные механизмы реализации осваиваются медленно, имеют ряд ограничений и вызывают затруднения как с китайской стороны, так и со стороны российских предпринимателей. В это связи ведется консультативная деятельность для преодоления возникающих административных, финансовых и иных затруднений на уровне инвестиционных корпораций субъектов РФ, заинтересованных в привлечении не только китайских, но и иностранных инвестиций других стран. Подобная работа ведется и на федеральном уровне. Сегодня в нормативно-правовую базу осуществления иностранных инвестиций входят и отдельные положения и статьи ГК РФ, Приказ МинФина России от 29 апреля 2008г. № 48н «Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету «Информация о связанных сторонах» ПБУ 11/2008 и др. Так, постановление Правительства РФ от 29.09.1994г. (ред. от 18.09.2004) № 1108 «Об активизации работы по привлечению иностранных инвестиций в экономику РФ», большинство положений, которого утратили силу, основной задачей остаётся регулирование деятельности Консультативного совета по иностранным инвестициям в России. По ряду причин под контроль Банка России перешел и учет прямых иностранных инвестиций, ведется реестр организаций, получивших прямые иностранные инвестиции.

Важное значение для реализации всего спектра форм международного финансово-экономического сотрудничества имеет уровень интеграции банковской деятельности двух стран. Развитие сотрудничества в банковской сфере ведется в направлении расширения BtoC финансирования путем присоединения к китайской платежной системе, унификации привлечения кредитных линий и финансирования импорта сделок BtoB. Дальнейшее развитие сотрудничества предъявляет новые требования не только к кредитным, но и к страховым, лизинговым и другим типам финансовых и налоговых агентов, организаций и консультантов. Заканчивающее свое действие в 2016г. соглашение об операциях по обмену валютой объемом 150 млрд. юаней играет существенную роль дальнейшем развитии российско-китайского сотрудничества.Инвестиционная и кредитная сферы при общем подходе являются наиболее приоритетными для расширения сотрудничества, но при условии осуществления «эффективных» прямых инвестиций и кредитных ресурсов, полностью обеспеченных соответствующим уровнем темпов роста ВВП и производительности труда каждой из стран.

Литература:

  1. Основные итоги инвестиционного сотрудничества России и Китая, Министерство экономического развития
  2. Фонд прямых иностранных инвестиций, http://rdif.ru/WhyRussia
  3. Песков назвал ОЭЗ крайне неэффективным институтом, — Российская газета 09.06.2016г., https://rg.ru/2016/06/09/peskov-nazval-oez-krajne-neeffektivnym-institutom.html
  4. Обзор российско-китайских торговых и инвестиционных возможностей в некоторых отраслях промышленности, — Институт исследований развивающихся рынков; Московская школа управления Сколково, Москва 2016г.
  5. Российско-китайские проекты в 2014г., РИА Новости 14.10.14г., http://ria.ru/spravka/20141014/1028257929.html
  6. Параскевов А. В., Левченко А. В. Современная робототехника в России: реалии и перспективы (обзор), — политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета, Выпуск№ 104 / 2014
  7. Материалы Международного нефтегазового-форума, апрель 2016г., www.rcef.pro
  8. Методологические рекомендации по созданию реестра, финансовых связей организаций, получающих прямые инвестиции из-за рубежа, Банк России, 2014г.
  9. Федеральный закон № 160-ФЗ от 9 июля 1999г. «Об иностранных инвестициях в РФ»
  10. Указания Банка России от 28 декабря 2014г. № 3519-У «Об утверждении порядка предоставления в Банк России первичных статистических данных о прямых инвестициях».

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle

Посетите сайты наших проектов