Библиографическое описание:

Юсупова Г. С. Экономический рост и социальная дифференциация населения в Нижегородской области // Вопросы экономики и управления. — 2016. — №4. — С. 80-86.



В статье рассмотрены особенности социально-экономического развития Нижегородской области за период с 2008 по 2015 гг., определены тенденции изменения показателей, характеризующих социальное положение населения, изучена взаимосвязь между динамикой социального неравенства и экономическим ростом.

Ключевые слова: валовой региональный продукт, рост промышленного производства, увеличение объемов продукции сельского хозяйства, социально-экономическое развитие региона, прожиточный минимум, денежные доходы,минимальный размер оплаты труда, МРОТ

В условиях современного экономического кризиса особое внимание уделяется проблемам социально-экономического развития регионов. Рассмотрим особенности развития ключевых показателей региональной экономики и социальной дифференциации населения Нижегородской области за период с 2008г. по 2015 г. и выясним, существует ли между ними взаимосвязь.

Как известно, социальная дифференциация возникает и развивается в силу действия закона общественного разделения труда. Неизбежно происходит естественное разделение общества на группы, занимающие различное социальное положение по определенным критериям. Экономическая дифференциация вызвана различиями в активах, находящихся в собственности субъектов, а также размерами получаемых доходов. С научной точки зрения можно представить три подхода к объяснению причин происхождения социального неравенства:

  1. Различные модификации «теории насилия» — захват, кража, преступление и т. д. (Прудон: Частная собственность есть кража);
  2. Различия по способностям;
  3. Институциональный подход.

В экономически развитых странах принято считать приемлемым неравенство в доходах не превышающее коэффициент равный 5 (соотношение 20 % высоко- и низко-доходных общественных классов).

В экономической среде развернулась дискуссия о проблемах социального неравенства и взаимосвязи их с экономическим ростом. Появилась такая парадигма, согласно которой «общества с меньшим неравенством работают эффективней» [4, с. 7].

Проанализируем показатели социальной дифференциации населения Нижегородской области, определим, существует ли взаимосвязь между социальной дифференциацией и социально-экономическим развитием региона за период с 2008г. по 2013 г. Динамика коэффициента фондов, который характеризует степень социального расслоения и определяется как соотношение между средними уровнями денежных доходов первой (беднейшей) и пятой (наиболее богатой) квинтильными (20 %-ными) группами населения представлена на диаграмме (рис. 1).

Рис. 1. Динамика индексов социальной дифференциации населения Нижегородской области (в процентах к 2008 г.) [1, 2, 3]

За период 2008–2014 гг. значение коэффициента фондов выросло с 13,2 до 15,5, что в процентах соответствует росту до 117,4. Другими словами, если в 2008 г. доходы наиболее обеспеченного населения превышали доходы наименее обеспеченного в 13,2 раза, то к 2014 г. — уже в 15,5 раз. Положительным фактом является сохранение коэффициента фондов на неизменном уровне в последние два года — в 2013 и 2014 гг. Однако, в соответствии с международными нормами, в случае, когда в стране соотношение доходов полярных групп населения превышает 10:1, то делается вывод о социальной нестабильности. Как показывает диаграмма (рис. 1), с 2008 г. по 2014 г. в регионе наблюдается рост концентрации доходов «в руках» богатых. Свидетельством этого является динамика коэффициента Джини (индекса концентрации доходов), который характеризует степень отклонения линии фактического распределения общего объема доходов от линии их равномерного распределения.

Величина коэффициента Джини варьируется в пределах от 0 до 1. Чем выше значение показателя, тем более неравномерно распределены доходы. В регионе этот коэффициент вырос с 0,389 до 0,412, что составило 105,9 %.

Как видно, значение коэффициента Джини в последние два года также оставалось неизменным. В течение исследуемого периода удельный вес высшей (пятой) квинтильной, наиболее обеспеченной группы населения, хоть и незначительно, но повысился в 1,04 раза, при относительном сокращении в 1,09 удельного веса низшей (первой) группы. Высшей 20 % группе населения достается почти половина (47 %) всех денежных доходов населения [4].

Сопоставляя динамику показателей экономического роста (валовой региональный продукт, рост промышленного производства, увеличение объемов продукции сельского хозяйства) с динамикой показателей социальной дифференциации общества можно заключить, что кризис 2009 г. вызвал спад в экономике региона (в с/х — наблюдается временной лаг, спад произошел лишь в 2010 г.), но индекс Джини практически не меняется и очень незначительно повышается коэффициент фондов. Реально вернуться к показателям докризисной экономики в регионе удалось лишь в 2012г. (рис.2), но 2014–2015 гг.– сопровождались экономическим спадом. Соответственно, с 2012 г. произошло резкое увеличение коэффициентов фондов и Джини, а в 2014–2015 гг. — они оставались стабильными.

Рис. 2. Динамика индексов социально-экономических показателей НО (стоимостные показатели в сопоставимых ценах; в процентах к 2008 г.)

По данным официальной статистики, в области наблюдался экономический рост до 2013 г., за исключением кризисного 2009 г., в течение которого ВРП уменьшился на 11,8 %. В целом же за период с 2008г. по 2013г. ВРП вырос, примерно, на 4,2 %. Объем промышленного производства в области увеличился — на 4,5 %, продукция сельского хозяйства — почти не изменилась, точнее, увеличилась на 0,7 %. С 2014г. происходит вновь спад ВРП и промышленного производства. Продукция сельского хозяйства относительно увеличилась, но в 2015 г. происходит и здесь спад. Свою роль здесь сыграли общий экономический кризис в стране и санкции. Коэффициент фондов и коэффициент Джини в течение 2010 г. и 2011 г. оставались стабильными, при этом происходил постепенный выход из кризиса. Движение вверх коэффициента фондов сопровождалось замедлением роста ВРП. Так, в итоге, доходы более обеспеченных граждан превысили доходы бедных в 15,5 раз.

Движение коэффициента Джини с 0,389 в 2008 г. до 0,412 в 2014 г. соответствовало тому, что, в начале периода, доходы наиболее обеспеченных слоев населения составляли 45,2 % всех доходов, а в конце рассматриваемого временного интервала — уже 47 %. Это значит, что среднедушевые доходы остальных 80 % населения были 8959 рублей в месяц или превышали прожиточный минимум всего в 1,9 раза. А в 2013 г. — соответственно 16233 рубля, что составило 2,47 от прожиточного минимума.

Вместе с тем, численность населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума в области сократилась — с 407,2 тыс. чел. в 2010 г. до 279,7 тыс. чел. в 2014 г.

Размер прожиточного минимума, как известно, величина переменная, которая, в свою очередь, определяется множеством факторов. От его адекватной оценки зависит эффективность всех социальных программ, направленных на снижение дифференциации в доходах населения. Относительно динамики изменения величины прожиточного минимума, можно сказать, что, в общем, она соответствует, динамике индекса потребительских цен (ИПЦ) (рис. 3).

Величина прожиточного минимума в расчете на душу населения в среднем за 2013 г. составила 6577 руб. Соотношение среднедушевых доходов к величине прожиточного минимума увеличилось: с 2,85 до 3,73. Такая динамика свидетельствует о наличии положительных процессов в решении социальных проблем. Однако, 64,6 % населения области имели доходы ниже уровня среднедушевого дохода по области. За чертой бедности, то есть с доходами ниже прожиточного минимума, по итогам 2013 г., находится, примерно, 9 % населения области. К тому же, необходимо отметить, что алгоритм расчета величины прожиточного минимума как порога бедности в нашей стране, требует пересмотра. Безусловно, размер прожиточного минимума определяет статистику доли бедного населения. Если в развитых странах набор продуктов каждый год меняется и включает сотни наименований (например, 700 наименований в Великобритании, 475 — в Германии), то у нас это, практически, неизменный набор — 156 наименований, в котором больший удельный вес занимают традиционные продукты наименее обеспеченных слоев населения: картофель, хлеб и молоко. Не принимаются во внимание изменения вкусовых предпочтений, потребности в культурном и профессиональном росте, здравоохранении, не учтена реальная дороговизна жилищно-коммунальных услуг и пр.

Рис. 3. Динамика ИПЦ, среднедушевых денежных доходов, величины ПМ и доли населения с доходами ниже ПМ (в % к базису)

В расчете величины прожиточного минимума доля продуктов питания составляет половину (50 %), в то время как, в среднем, удельный вес их не превышает 25 % для городского жителя, а для сельской местности, с учетом более низкого уровня жизни в сравнении с городом, — 41,4 % от общей суммы потребительских расходов (рис. 4).

От адекватной оценки прожиточного минимума зависит эффективность всех социальных программ, направленных на снижение дифференциации в доходах населения. Как известно, Министерство труда и социальной защиты РФ проводит курс на постепенное приближение МРОТ к прожиточному минимуму, что должно привести к повышению пенсий и социальных пособий.

Положительная динамика среднедушевых доходов населения в Нижегородской области обусловлена комплексным действием разных факторов образования доходов: оплаты труда, предпринимательской деятельности, социальных выплат, доходов от собственности и других доходов.

Рис. 4. Структура потребительских расходов домашних хозяйств НО в 2013 г.

Главным источником денежных доходов стабильно остается труд — хотя доля его и сокращалась в течение последних шести лет на 9,6 процентных пункта с 46,3 % до 36,7 % (рис.5). Поэтому особенно важно соблюдение графиков и своевременная выплата заработной платы работникам предприятий и организаций. Однако, по состоянию на 1 января 2014 г. в НО задолженность по заработной плате работникам имели 13 предприятий, причем в сумме их задолженность составляла 37,2 млн. руб.

Рис. 5. Динамика структуры денежных доходов населения НО по источникам

Повышение роли социальных выплат выразилось в 3,5 процентных пунктах. Негативным фактом является то, что такой источник доходов, как предпринимательская способность не только не усиливает своего влияния в формировании благосостояния населения, а напротив, несколько ослабевает (на 2,3 процентных пункта). Более того, растет часть других доходов, которая в основном зависит от изменений величины скрытой зарплаты.

Анализируя структуру формирования ВРП с помощью счета образования доходов (табл. 1), можно сделать следующие выводы. Оплата труда и валовая прибыль примерно в равной степени являются факторообразующими, однако роль оплаты труда растет, а валовой прибыли и валовых смешанных доходов, напротив, падает с 53 % за 2008 г. до 48,8 % — в 2013 г. Относительно причин данного явления, можно выделить, во-первых, то, что ряд предприятий оказывается низкорентабельными, более того, в таких отраслях, как сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство, число убыточных предприятий росло с 23,2 % в 2009 г. до 25,4 % в 2013 г. В производстве и распределении электрической энергии, газа и воды — аналогичная тенденция — с 32,9 % до 43,6 %, соответственно.

Таблица 1

Структура формирования ВРП по видам доходов (в%)

Годы

2008

2009

2010

2011

2012

2013

ВРП в основных ценах в том числе:

100

100

100

100

100

100

Оплата труда

45,5

49,4

46,3

46,9

47,9

49,4

Другие чистые налоги на производство

1,5

1,9

1,6

1,7

1,9

1,8

Валовая прибыль экономики и валовые смешанные доходы

53

48,7

52,1

51,4

50,2

48,8

Во-вторых, средний возраст населения НО составляет 40,8 лет, что превышает данный показатель по России в целом. Несмотря на положительную тенденцию по увеличению рождаемости и снижению смертности, а также вопреки тому, что уровень смертности превышает рождаемость в 1,3 раза Нижегородская область имеет неблагоприятную возрастную структуру населения, что отражается на соотношении численности нетрудоспособного и трудоспособного населения: 738,5 чел. на 1000 чел. трудоспособного возраста в 2014 г.

В сложившихся условиях положительным фактором является расширение участия государства в формировании доходов населения области, что способствует снижению уровня социальной напряженности.

Литература:

  1. Нижегородская область. Статистический ежегодник 2014. Статистический сборник, Н. Новгород, 2014.
  2. Нижегородская область. Статистический ежегодник 2013. Статистический сборник, Н. Новгород, 2013.
  3. Доклад «Социально-экономическое положение Нижегородской области. Январь-декабрь 2015 г», 1 часть, ТО ФС госстатистики по НО, Нижний Новгород, 2015.
  4. Неравенство доходов и экономический рост: стратегии выхода из кризиса. / Под ред. А. Бузгалина и др. М. Издательство «Культурная революция», 2014.
  5. Юсупова Г. С. Социальная дифференциация населения Нижегородской области. //Вестник ВГАВТ — 2015. — Вып. 42, с. 220.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle

Посетите сайты наших проектов