Библиографическое описание:

Увальжанова Л. А. Перспективы совершенствования таможенного регулирования в Евразийском экономическом союзе // Вопросы экономики и управления. — 2016. — №4. — С. 37-40.



Объектом исследования настоящей статьи являются процессы и инструментарий таможенного регулирования в Евразийском экономическом союзе. Выделены особенности Евразийского экономического союза как интеграционного объединения, проанализированы проблемы регулирования межнационального перемещения факторов производства. Выделены направления совершенствования нормативно-правовой базы, детерминирующей дальнейшие интеграционные процессы на территории бывшего Советского Союза.

Ключевые слова: евразийская интеграция, таможенный тариф, Всемирная торговая организация, Беларусь, Казахстан

Функционирование Таможенного союза на протяжении нескольких лет своего существования (2010–2014 гг.) в составе Российской Федерации, Республики Казахстан, Республики Беларусь сформировало условие для перехода на более высокую ступень экономического интеграционногосотрудничества, что вылилось в создание в 2014 году. В 2015 году к участникам присоединилась Армения. В качестве правовой основы функционирования ЕЭС выступает Договор обЕЭС, который включает более 30 Приложений к нему, то есть была проведена значительная и трудоемкая работа по формированию нормативно-правовой базы развитияЕЭС, его институциональных организаций [7].

Евразийский экономический союз (далее — ЕАЭС) представляет собой наиболее интегрированную часть пространства Содружества независимых государств, которая характеризуется всеми возможными атрибутами экономического объединения [2]:

‒ наличие общих таможенных границ;

‒ единый таможенный тариф;

‒ наличие наднациональных институтов.

В тоже время, можно отметить существование специфических характеристик ЕЭС (таблица 1).

Таблица 1

Особенности Евразийского экономического союза как интеграционного объединения

Специфические характеристики

Описание

Асимметричный характер интеграционной группировки

Четко установленное доминирующее положение России по социально-экономическим показателям: ВВП, объемам внешнеторговой деятельности, численности населения, удельного веса в обороте с государствами-партнерами

Количество участников интеграционной группировки

На данный момент количество членов ЕЭС ограничено число четырьмч государствами (Россией, Белоруссией, Казахстаном, Арменией), из которых членами Всемирной торговой организации (далее — ВТО) являются только Российская Федерация и Казахстан

Членство в ВТО

Россия вошла в ВТО в 2011 году, Казахстан — в конце 2015 года

Предпосылки формирования интеграционной группировки

Внутренние социально-экономические факторы были усилены возрастающими внешними глобальными политическими, экономическими, финансовыми, социальными рисками

Направление движения формирования интеграционной группировки

Формирование ЕЭС производится сверху вниз в соответствии с политическими посылами органов государственной власти

Факторы объединения государств в рамках ЕЭС

Единство исторического развития, общие традиции, наличие на всей территории русскоговорящего населения

Количественные характеристики

Численность населения членов ЕЭС интегрируемых государств 172,8 млн. человек. Распределение населения по странам представлено на рисунке 1.

Рис. 1. Распределение населения по странам- членам ЕАЭС [4]

Наиболее дискуссионным в данной связи представляется вопрос наднационального регулирования внешнеэкономической деятельности стран- членов интеграционной среди которых инструментов которых можно выделить [3]:

‒ таможенно-тарифное регулирование;

‒ нетарифное регулирование(лицензирование, количественные ограничения импорта и экспорта продукции, запреты различного вида и др.);

‒ меры торговой защиты (компенсационные, антидемпинговые, специальныезащитные); которые регулируютдоступ на рынок ЕЭС компаний третьих стран;

‒ упрощение и совершенствование процедур торговли

Перечень методов и инструментов внешнеэкономической деятельности обширен, однако на данный момент можно отметить некоторые проблемы, неурегулированные существующими механизмами [5,6]:

‒ не предусмотрен в нормативной базе вопрос «разрыва» единой таможенной территории ЕЭС в результате присоединения стран (Армении), которые не имеют общих границ с другими членами ЕЭС;

‒ несогласованность действий национальных органов власти членов ЕЭС по проблемам введения нашей страной ограничительных мер таможенного регулирования в отношении зарубежных государств, которые применяют в отношении России экономических санкций, связанных с усилением геополитической напряженности;

‒ сложность реализации безбумажного документооборота в процессе совершения широкого спектра внешнеэкономических операций, базирующейся на изменениях нормативной базы таможенного регулирования внешнеэкономической деятельности по поводу модернизации механизма таможенного регулирования;

‒ недостижение уровня предсказуемости и прозрачности операций внешнеэкономической деятельности;

‒ наличие на территории стран ЕЭС принципа «резидентства», представляющий собой серьезный барьер, ограничивающий процессы экономической интеграции;

‒ отсутствие полной согласованности по вопросам механизмов и инструментов таможенного регулирования ВЭД в современных условиях;

‒ наличие проблем, которые возникают в результате того, что не все члены ЕЭС являются членами ВТО, связанных с тем, что средневзвешенный уровень тарифной защиты согласно договоренности с ВТО уменьшается с 10,7 % до 7,5–8 %, что наиболее чувствительно для Российской Федерации и Казахстана, поскольку при формировании ЕЭС в Белоруссии и Армении тарифы ниже, причем для достижения необходимого соответствия внутри интеграционной группировки эти страны повысили средний уровень тарифов.

Помимо этого, немаловажной проблемой при дальнейшей интеграции и функционирования членов ЕЭС может стать его расширение. Для достижения оптимальной и эффективной емкости внутреннего рынка, рост числа государств-участников является достаточно перспективным. Однако, успехТаможенного союза был обусловлен именно ограничением числа участников интеграционного проекта на Евразийском пространстве, заинтересованных во взаимодействии государств, обладающих примерно равными интеграционными потенциалами их экономик. В рамках ЕЭС не завершено формирование нормативно-институциональной базы, не отработаны многие проблемы взаимной торговли, производственной кооперации и специализации. Поэтому расширение ЕЭС в краткосрочной перспективе создает серьезные риски дезинтеграции. Многоуровневая, разноскоростная модель интеграции позволяет заинтересованным государствам в сотрудничестве сначала «экономически дозреть», а потом стать членом ЕЭС.

Таким образом, усиление интеграционного процесса в рамках формирования единого экономического пространства с участием таких государств, как Российская Федерация, Беларусь, Казахстан имеет довольно высокую экономическую эффективность и для каждого государства — члена союза в отдельности, и для всех интегрируемых государств в целом [1]. При этом наличие пробелов антимонопольного государственного регулирования, сопровождающих нормативно-правовое обеспечение, снижает возможность эффективного регулирования экономической концентрации и реорганизации производства. Эффект от подобного рода интеграции достигается в первую очередь за счет расширения торговых взаимосвязей и создания общего рынка товарообмена продукцией отраслей промышленности и сельского хозяйства, что из-за высокой конкуренции невозможно сделать на международных рынках (машиностроительная продукция, бытовая техника и т. д.);

Для решения указанных проблем представляется целесообразным взять курс на наиболее глубокий уровень интеграции, который предполагает вместе с осуществлением совместной торговой деятельностью, формирование общей системы реализации совместных целей экономической политики, которая в состоянии обеспечить результативное использование производственного и финансового потенциалов развития объединяющихся стран, что представляется наиболее важным, повысить статус нашего государства на политической арене, усилить геополитическую позицию Российской Федерации

Литература:

  1. Зуев Владимир Николаевич Методология классификации и оценки форм региональной интеграции // Евразийская Экономическая Интеграция. 2014. № 3 (24) С.25–43.
  2. Кадочников, П. А., Пташкина М. Г. О необходимости изменений в системе тарифных преференций ЕАЭС / Кадочников П. А., Пташкина М. Г. // Российский экономический журнал. — 2015. — № 6. — С. 3–9.
  3. Новиков М. Б. Анализ проблем функционирования единого экономического пространства Евразийского экономического союза и разработка мер по их решению // Наука и современность. 2015. № 37–2 С.130–138.
  4. Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики Российской Федерации. Электронный ресурс, режим доступа: http://www.gks.ru/
  5. Урусова Э. А., Межак А. К., Шумилова Т. Э. Таможенный союз и создание Единого экономического пространства // Проблемы современной экономики. 2014. № 1 (49) С.281–296.
  6. Хапилин С. А. Обеспечение конвергенции таможенной политики государств-членов Таможенного союза в условиях перехода к Евразийскому экономическому союзу // Бизнес в законе. 2014. № 6 С.180–184.
  7. Шохин, С. О. Проблема научного осмысления таможенных правоотношений / С. О. Шохин // Таможенное дело. — 2014. — № 3. — С. 34–36.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle

Посетите сайты наших проектов