Авторы: Моршинина Галина Михайловна, Моршинин Андрей Русланович

Рубрика: Высшее профессиональное образование

Опубликовано в Образование и воспитание №5 (10) декабрь 2016 г.

Библиографическое описание:

Моршинина Г. М., Моршинин А. Р. Конфликтоустойчивость как целевой ориентир профессиональной подготовки будущих врачей // Образование и воспитание. — 2016. — №5.



В современных социально-экономических условиях, когда осуществляется реформирование и поиск оптимальных условий и факторов эффективного функционирования системы отечественного здравоохранения, происходит возрастание требований к качеству профессиональной подготовки и степени развития профессионально значимых характеристик представителей медицинских специальностей.

Профессиональная специфика труда в сфере здравоохранения проявляется не только в повышенном внимании к порядку и правильности осуществления медицинских манипуляций, но и в постоянном напряжении и эмоциональной насыщенности процесса терапевтического общения с пациентом, испытывающим страдания, переживающим и тревожащимся о результатах лечебного процесса и возвращении утраченного здоровья.

Сегодня возможно констатировать, что в деятельности медицинских работников повышается общий уровень социальной активности, а вместе с ним увеличивается количество и разнообразие возможных конфликтных ситуаций. При этом поведение, способствующее успешному разрешению одной ситуации, не гарантирует благополучного разрешения другой. Для продуктивного выхода из профессиональных конфликтов необходима гибкая и одновременно устойчивая психологическая система, обусловливающая поиск оптимального разрешения целого комплекса конфликтных ситуаций.

Конфликтоустойчивость медицинского персонала, осуществляющего лечебно-профилактическую деятельность, выступает как сложное, многокомпонентное образование, являющееся своеобразным проявлением психологической устойчивости работника.

Проблема психологической устойчивости активно разрабатывается в современных научных исследованиях, признается одной из наиболее актуальных и перспективных в плане позитивного влияния потенциальных способов развития данного интегрального качества на продуктивность профессиональной деятельности.

В «Словаре русского языка» С. И. Ожегова «устойчивость» объясняется как существительное к термину «устойчивый», то есть: «1.... Стоящий твердо, не колеблясь, не падая... 2. Не подверженный колебаниям, постоянный, стойкий, твердый» [10, с. 730].

Устойчивость, наряду с изменчивостью, единством и активностью, является важнейшей психологической характеристикой личности и проявляется как некое смысловое единство, стержневое образование, постоянство психического склада. Исследователями признается, что в основе такого качества как устойчивость лежит определенный уровень самоорганизации, степень активности в ее осуществлении. Самоорганизация личности социально обусловлена. Социальная обусловленность самоорганизации не означает пассивного приспособления человека к его окружению, она характеризует деятельность преобразующую, творческую [1].

В отечественной науке проблема устойчивости личности активно исследуется психологами и педагогами с конца 60-х годов двадцатого века. Л. И. Божович на XVIII Международном психологическом конгрессе впервые сформулировала необходимость исследования устойчивости личности у детей. Ученым было доказано, что устойчивость личности характеризует человеческую деятельность в органической целостности составляющих ее элементов и связана, прежде всего, с направленностью личности [3].

Устойчивость личности не рассматривается в современной науке как фиксированность психических качеств, ригидность психических механизмов. Прежде всего, она может быть понята как соразмерность постоянства и изменчивости личностных структур. Подразумевается постоянство ведущих, главенствующих жизненных принципов и целей, доминирующих мотивов, способов поведения в типичных ситуациях. Изменчивость обнаруживается в динамике мотивов, поиске новых способов поведения и деятельности. Важными аспектами устойчивости являются также соразмерность позитивных и негативных чувств и эмоций, соразмерность между переживаниями благополучия и счастья и ощущением неудовлетворенности, чувством печали, страданием. Устойчивость представляет собой интегрированность личности в плане сохранения согласованности основных функций, стабильности их выполнения. Стабильность выполнения не обязательно предполагает стабильность структуры функций, но скорее предполагает ее достаточную гибкость [11].

По мнению В. Э. Чудновского, любые исследования устойчивости в существенной мере связаны именно с психологической устойчивостью личности. Автор в осмыслении устойчивости личности выделяет два взаимосвязанных момента. Во-первых, устойчивость личности как способность человека к сохранению своих индивидуальных позиций и противостоянию воздействиям, противоречащим его личностным установкам. В этом случае устойчивость личности обусловливается степенью разрушаемости ее ведущих мотивов и установок — оборонительный момент в терминологии В. Э. Чудновского. Во-вторых, устойчивость личности как способность человека воплощать в действительность свои личностные позиции, преобразуя обстоятельства и собственное поведение — это наступательный момент [13].

Рассматривая личность в качестве открытой, сложной и самоорганизующейся системы, О. Б. Дарвиш трактует психологическую устойчивость как динамику устойчивых состояний личности как системы, при которых она способна с определенной вероятностью идентифицировать и блокировать внешние и внутренние негативные воздействия. При отсутствии такой способности человек считается психологически неустойчивым [5].

Л. В. Куликов раскрывает понятие психологической устойчивости, анализируя отдельные аспекты его проявления: стабильность, уравновешенность, сопротивляемость. Помимо данных трех составляющих автор уделяет внимание вере как опоре устойчивости личности, рассматривая данный феномен как проявление самодостаточности, стойкости и решительной уверенности в своем жизненном выборе [8].

В. Д. Небылицын связывает понятие психической устойчивости со свойствами нервной системы и, операционализируя данное понятие, включил в него долговременную выносливость, помехоустойчивость, выносливость к экстренному перенапряжению, низкий уровень спонтанной отвлекаемости, адекватную реакцию на непредвиденные раздражители, переключаемость, устойчивость к действиям факторов внешней среды. Исследователь считает, что устойчивость непосредственно связана с понятием надежности человека и рассматривает данное личностное свойство как способность безотказно действовать в течение определенного интервала времени при заданных условиях [9].

Психологическую устойчивость медицинского работника мы трактуем как интегративное личностное качество, характеризующееся способностью к эффективному осуществлению профессиональной деятельности в случае особо напряженных и психологически сложных ситуаций, проявляющееся, с одной стороны, в выдержке и стабильности, а с другой — в определенной преобразовательной активности, а также в оптимизме, эмоциональном самоконтроле, в толерантности и эмпатии к пациенту, предполагающее стремление к профессиональному саморазвитию и преодолению профессиональных деформаций.

В соответствии с позицией А. Я. Анцупова и Г. В. Баклановского важным показателем психологической устойчивости является вариативность, которая рассматривается как гибкость, быстрота приспособляемости к постоянно меняющимся условиям жизнедеятельности, высокая мобильность психики при переходе от одной задачи к другой. Такое мобильное и гибкое поведение, ориентированное на активный поиск действенной стратегии разрешения противоречивых ситуаций, выступает, по мнению авторов, ведущей предпосылкой конфликтоустойчивости работника. При этом содержание конфликтоустойчивости исследователи раскрывают как способность человека оптимально организовать свое поведение в трудных ситуациях социального взаимодействия, неконфликтно решать возникшие проблемы в отношениях с другими людьми [2].

Под конфликтоустойчивостью Е. Н. Шаган понимает способность человека эффективно регулировать своё состояние и поведение в конфликтных ситуациях социального взаимодействия, решать возникшие проблемы в процессе отношений с другими людьми, исключая эскалацию конфликта и нарастание ответных конфликтогенов [14].

В своей работе М. С. Ракчеев рассматривает конфликтоустойчивость как интегральную профессионально-личностную характеристику, проявляющуюся в профессиональной компетентности работника и отражающую способность личности оптимально организовать свое поведение в конфликтных ситуациях взаимодействия в реализуемой деятельности. По мнению данного автора конфликтоустойчивость представляет собой сложное явление, структурируемое соответствующими компонентами, а именно: мотивационным, когнитивным, эмоционально-волевым, психомоторным и операциональным. В процессе профессиональной подготовки, обращает внимание исследователь, формирование конфликтоустойчивости может рассматриваться как целевой ориентир профессионального становления специалиста, способного квалифицированно выполнять свои профессиональные задачи [12].

Раскрывая структуру и формы проявления конфликтоустойчивости как личностно-профессионального качества, А. В. Бузмакова выделяет интегративную и компенсаторную конфликтоустойчивость. Интегративная конфликтоустойчивость, по мнению автора, характеризуется конгруэнтностью личностных качеств профессионала и типичного способа разрешения конфликта. Компенсаторная конфликтоустойчивость, напротив, проявляется в виде конструктивного разрешения конфликта при его неконгруэнтности личностным качествам данного специалиста [4].

Н. А. Жуковская аргументирует, что конфликтоустойчивость обусловливается наличием конфликтной компетенции, готовностью к реализации профессиональных функций с опорой на нравственно-этические и правовые основания профессиональной деятельности, актуализацией поведенческо-регуляторных механизмов в трудовом процессе при сохранении эмоциональной стабильности, низком уровне личностной и ситуативной тревожности. Данным автором формирование конфликтоустойчивости воспринимается в качестве важного аспекта социально-профессионального и личностного роста профессионала в актуальных общественных условиях [6].

Конфликтоустойчивость, по нашему мнению, представляет собой стремление и способность будущего врача к оптимальной организации своего поведения в трудных ситуациях профессионального взаимодействия, предвидению, предупреждению, а при необходимости к позитивному и корректному разрешению возникающих проблем в отношениях с руководством, коллегами и пациентами.

В структуру конфликтоустойчивости как сложного интегративного качества современного врача нами включаются три взаимосвязанных компонента, отражающих деятельность и личность профессионала в области лечебно-профилактической работы.

Мотивационно-ценностный компонент объединяет мотивы, ценности, интересы и склонности специалиста, оказывающие значимое влияние на степень проявления его конфликтоустойчивости в социально-профессиональной среде.

Эмоционально-волевой компонент характеризует способность врача к эмоционально-волевой регуляции психологического состояния в профессиональной деятельности при столкновении с потенциально-конфликтными ситуациями, а также отражает специфику эмоционально окрашенного отношения к другим участникам лечебно-диагностического процесса и к самому себе как представителю определенной медицинской специальности.

Когнитивно-деятельностный компонент связан с особенностями профессионального опыта врача, системой его знаний и умений, готовностью к успешному осуществлению профессиональной деятельности в напряженной конфликтной обстановке.

Эффективное решение проблемы формирования конфликтоустойчивости будущего медицинского работника в высшем учебном заведении представляется нам осуществимым в русле концепции личностно развивающего образования, разрабатываемой Э. Ф. Зеером [7], ведущими ценностями которой провозглашаются универсальные личностно-деятельностные способности: смыслотворчество, избирательность, рефлексия, сверхнормативная активность. Ценностно-смысловая направленность данной концепции заключается в развитии и саморазвитии субъектов образования в процессе их взаимодействия и сотрудничества.

Повышение уровня конфликтоустойчивости будущих врачей выступает производной от степени освоения ими определенных процедур и алгоритмов рационального профессионального поведения, осознания и интеграции в структуру личности социального и персонального опыта преодоления конфликтных обстоятельств и проявления выдержанности и определенной поведенческой гибкости при взаимодействии с конфликтными личностями в процессе осуществления учебно-профессиональной деятельности. В качестве перспективного педагогического средства формирования конфликтоустойчивости субъектов лечебно-профилактической деятельности существенный интерес представляет профессиональный тренинг, нацеленный на интенсивное освоение методик и приемов эмоционального и поведенческого самоконтроля и саморегуляции, конструктивных способов терапевтического общения в потенциально конфликтной ситуации.

Осуществление активного поиска решения проблемы формирования конфликтоустойчивости потребует определенной перестройки, соответствующего конструирования профессионального образовательного процесса, когда должны трансформироваться его целевые ориентиры, содержательные и операционно-деятельностные компоненты, обусловливая объективное отражение природы возникновения, специфики и логики протекания, ресурсов и методов преодоления конфликтных взаимоотношений в профессиональной медицинской деятельности.

Таким образом, конфликтоустойчивость, являясь профессионально значимым качеством будущего врача, позволяет выпускнику медицинских учебных заведений принимать решения и успешно осуществлять профессиональную деятельность в разнообразных, эмоционально сложных социальных условиях и может рассматриваться как актуальный целевой ориентир процесса профессиональной подготовки современных медицинских кадров, определяющих успешность функционирования отечественной системы здравоохранения.

Литература:

  1. Абульханова-Славская К. А. Стратегия жизни / К. А. Абульханова-Славская. — М.: Мысль, 1991. — 229 с.
  2. Анцупов А. Я. Конфликтология в схемах и комментариях: учебное пособие / А. Я. Анцупов, С. В. Баклановский — СПб.: Питер, 2009. — 304 с.
  3. Божович Л. И. Проблемы формирования личности: Избранные психологические труды. / Л. И. Божович; Под ред. Д. И. Фельдштейна. — М.: Изд-во ин-та практической психологии; Воронеж: НПО МОДЭК, 1997. — 349 с.
  4. Бузмакова А. В. Структурные характеристики конфликтоустойчивости учителей общеобразовательных школ / А. В. Бузмакова, Ю. В. Пошехонова // Вестник ЯрГУ. Серия Гуманитарные науки. — Ярославль: ЯрГУ, 2013. — № 4 (26). — С. 113–116.
  5. Дарвиш О. Б. Обеспечение психологической устойчивости личности как открытой самоорганизующейся системы. / О. Б. Дарвиш. // Известия Алтайского государственного университета. — 2011. — № 2. — С. 47–51.
  6. Жуковская Н. А. Развитие конфликтоустойчивости педагога / Н. А. Жуковская // Известия Саратовского университета. Серия Философия. Психология. Педагогика. — 2016. — Т. 16, вып. 2 — С. 216–220.
  7. Зеер Э. Ф. Психология профессионального образования: Учебник для студ. вузов / Э. Ф. Зеер. — М.: Академия, 2009. — 384 с.
  8. Куликов Л. В. Психогигиена личности: Вопросы психологической устойчивости и психопрофилактики / Куликов Л. В. — СПб: Питер, 2007. — 464 с.
  9. Небылицын В. Д. Темперамент / В. Д. Небылицын // Психология индивидуальных различий / Под ред. Ю. Б. Гиппенрейтер, В. Я. Романова — М.: АСТ, 2010. — С. 352–359.
  10. Ожегов С. И. Толковый словарь русского языка РАН: Российский фонд культуры. / С. И. Ожегов, Н. Ю. Шведова. — М.: АЗЪ, 1995. — 928 с.
  11. Психология здоровья: Учебник для вузов / Под ред. Г. С. Никифорова. — СПб.: Питер, 2003. — 607 с.
  12. Ракчеев М. С. Особенности конфликтоустойчивости курсантов — будущих пограничников / М. С. Ракчеев // Казанская наука. — 2013. — № 7. — С. 62–64.
  13. Чудновский В. Э. К вопросу о психологической устойчивости личности. / В.Э Чудновский. // Вопросы психологии. — 1978. — № 18. — С. 23–35.
  14. Шаган Е.Н Образовательная среда как фактор развития конфликтоустойчивости школьников / Е. Н. Шаган // Непрерывное педагогическое образование: Сборник научных статей. — Калининград: Изд-во РГУ им И. Канта, 2005. — Вып 1. — С. 111–113.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle

Посетите сайты наших проектов