Автор: Галица Евгения Владимировна

Рубрика: История образования и педагогики

Опубликовано в Образование и воспитание №1 (1) февраль 2015 г.

Библиографическое описание:

Галица Е. В. Формирование интереса и желания учиться у ученика по В. А. Сухомлинскому // Образование и воспитание. — 2015. — №1. — С. 11-13.

«Сердце отдаю детям» — главная книга В. А. Сухомлинского. И на первый взгляд может показаться, что это всего лишь ёмкий литературный оборот для выражения любви к детям. Но это не совсем так. Это стало описанием свершившегося факта — учёный отдал детям свою жизнь, своё здоровье, своё сердце [1, с. 267].

Нельзя сказать, что В. А. Сухомлинский занимался познавательным интересом, но, как и любой педагог, учитель, он, естественно, за время своей педагогической деятельности не раз задумывался над вопросом формирования интереса и желания к учёбе у своих учеников. Задумывался, так как считал, что «каждый ребёнок был миром — совершенно особым, уникальным» [1, с. 6]. Целью для учёного было воспитание человеческой личности, её всестороннее развитие и нравственное совершенствование, но достичь этой цели также сложно, как и постичь самого человека. Очень важным словом здесь является всестороннее развитие — по мнению В. А. Сухомлинского, который развивает мысль А. С. Макаренко о том, что в воспитании не может быть одного средства, показывает, что не только нельзя пользоваться единственным средством, но также нельзя исключить хоть какую-нибудь одну сторону из системы воспитания. Упустив что-то одно, можно не решить никакой другой задачи [1, с. 7].

Отсюда и понятно, почему педагог считал, что воспитывать и обучать только на уроках невозможно. Учитель должен встречаться с учеником и вне класса, вне рабочей обстановки, т. к. урок — это не самоцель, урок «должен давать знание, развитие и интерес к чему-то особенному» [1, с. 8]. То есть урок должен заинтересовать чем-то и породить желание дальше что-то изучать, читать, смотреть, искать. Подобно учебному процессу и внеклассная работа — не самоцель, а её цель состоит в том, чтобы ученик нашел в чем-то интерес, чтобы «разгорелся огонёк духовной деятельности, чтобы укрепилось чувство собственного достоинства» [1, с. 8]. И тогда, по мнению Сухомлинского, он станет лучше учиться.

Сухомлинский хорошо разбирался в детях, в своих учениках. Такой вывод можно сделать, читая некоторые его высказывания, где он объясняет, что к детям нельзя относиться точно так же, как и к взрослым, нельзя оперировать теми же понятиями, категориями, пытаться заставить учиться теми же доводами и объяснениями, что и взрослых. И цели учения, по мнению педагога, у взрослых и детей разные. «Умственный труд детей отличается от умственного труда взрослого человека. Для ребёнка конечная цель овладения знаниями не может быть главным стимулом его умственных усилий, как у взрослого. Источник желания учиться — в самом характере детского умственного труда, в эмоциональной окраске мысли, в интеллектуальных переживаниях. Если этот источник иссякает, никакими приемами не заставишь ребёнка сидеть за книгой» [2, с. 57].

Продолжая сравнивать учеников и взрослых, учёный пытается убедить, что главное различие состоит в понимании конечной цели самого процесса обучения. Учеников не могут заставить учить такие доводы как надо учиться хорошо, надо выполнять свой ученический долг и т. д. Подростки во всём стремятся иметь свою, личную точку зрения и поэтому убеждать в чем-то их нужно не прямыми, а косвенными доводами. «Сильное воздействие оказывает не прямое, а косвенное убеждение, когда личность педагога как бы отходит на задний план» [3, с. 111]. Это кажется логичным, т. к. мало найдется людей, а тем более подростков, с их завышенной самооценкой и самомнением, которые бы безмолвно согласились признать авторитет и мнение другого человека, пусть даже и педагога, который, по большому счёту, для этого и находится рядом. Рядом, чтобы научить, показать, подсказать. Гораздо привлекательнее кажется позиция индивидуальности, где можно выразить и отстоять, если это понадобится, свою позицию по любому вопросу.

«Ученик должен осмысливать приобретаемые знания как результат своего умственного труда» [3, с. 112], еще и еще раз повторяет Сухомлинский.

Безусловно, это трудная задача — научить чему-то, не просто сообщить сумму знаний, а показать путь, как эти знания можно добыть. «Чем больше школьники овладевали навыками умственного труда, тем меньше выражали они нежелание учиться. За 12 лет мы столкнулись только с одним учеником, который злостно, преднамеренно не хотел выполнять заданий. У всех остальных нежелание трудиться было следствием неумения работать» [3, с. 131]. Конечно, говоря об общей тенденции, никогда не стоит забывать, что из любого правила есть исключения. Но изначально считается, что ребёнок хочет, желает узнать новоё и ждёт, что ему покажут, как это сделать. Эту мысль подтверждает и Сухомлинский: «Нет и не может быть детей, которые бы не хотели учиться с самого начала учения. Неумение трудиться порождает нежелание, нежелание — лень. <…> Главное средство предупреждения этих пороков — учить воспитанников самостоятельно трудиться в младшем возрасте» [3, с. 133].

Любой педагог, который имеет хоть немного практического опыта работы с обучающимися, согласится с тем, что желание чему-то научить детей пропадает при отсутствии желания учиться у самих детей. Если нет ответной реакции на их лицах и в их действиях, то и у педагога пропадает всякое желание. Этот процесс взаимозависимый. И наоборот, если педагог видит, что ученикам интересно и у них есть желание познавать новое, то и у педагога это желание только усиливается. «Все наши замыслы, все поиски и построения превращаются в прах, если нет у ученика желания учиться. А оно приходит только с успехом в учении. Получается как будто бы парадокс: для того, чтобы ребёнок успевал, хорошо учился, надо, чтобы он не отставал, учился хорошо» [4, с. 8]. Но это лишь кажущийся парадокс. Интерес к учению может быть только там, где есть вдохновение, желание познавать, рождающееся от успеха, от создания ситуации успеха [7], уверенность ребёнка в собственных силах. Не может быть интереса, если ребёнок чего-то боится, не уверен в правильности своих выводов, догадок, результатов. Очень важно об этом говорить, обращать внимание, поощрять, благодарить.

Не менее важным аспектом учения Сухомлинский считает творческую составляющую. Периодически учёные задумываются о роли творчества для формирования познавательного интереса [5], есть ли такая же взаимозависимость между творческим подходом и интересом, как между ответной реакцией на действия учителя и желанием учить и учиться. «Учение может стать для детей интересным, увлекательным делом, если оно озаряется ярким светом мысли, чувств, творчества, красоты, игры» — так описывает свою позицию по отношению к творчеству В. А. Сухомлинский [2, с. 108].

Кроме того, по мнению великого педагога, любознательность [6] и любопытство являются извечными и неискоренимыми свойствами человека [4, с. 2], а значит, на основе именно этих природных свойств и нужно строить процесс обучения. Нужно чем-то заинтересовать на начальном этапе, а дальше потребность, жажду познания будет уже не остановить. Где нет любознательности, значит, нет школы. Если на уроке, по мнению учёного, после рассказа учителя, нет никаких вопросов, всё, якобы, понятно — это первый признак равнодушия, незаинтересованности в рассказанном и показанном, отсутствии интеллектуальных потребностей, а есть лишь тяжёлая, скучная обязанность учиться.

Итак, по В. А. Сухомлинскому, для того, чтобы сформировать у ученика интерес к обучению необходимо, во-первых, опираться на его любознательность и любопытство как природные свойства личности, с помощью которых можно сформировать потребность познавать, делать открытия, искать ответы на взволновавшие вопросы; во-вторых, главной целью педагога должно быть всестороннее развитие личности, а достичь этого можно только совмещая учебную и внеучебную деятельность; и самое главное, педагог должен чётко осознавать различия между учеником и взрослым — для детей главное — это эмоции, эмоциональная окраска самого процесса обучения, а не конечный результат, как для взрослых, в возможности почувствовать, ощутить свой собственный успех, поверить в собственные силы, найти свой индивидуальный путь обучения, используя весь свой творческий потенциал.

 

Литература:

 

1.         Сухомлинский В. А. О воспитании (Сост. и авт. вступит. очерков С. Соловейчик). Изд. 2-е. М., Политиздат, 1975. 272 с.

2.         Сухомлинский В. А. Сердце отдаю детям. Киев, Радянська школа, 1969.

3.         Сухомлинский В. А. Воспитание коммунистического отношения к труду. М., Изд-во АПН РСФСР, 1959.

4.         Сухомлинский В. А. Этюды о коммунистическом воспитании. Народное образование, 1967.

5.         Галица Е. В., Александрова Е. А. Творческая составляющая в структуре познавательного интереса // Творческая личность как объект психолого-педагогических исследований (материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием) / Отв. за вып. Н. И. Исаева, С. И. Маматова — Белгород: Изд-во БГИИК, 2014. — 178 с. — С. 50–53.

6.         Галица Е. В. Понятие «интерес» сквозь призму взаимоотношений родителей и детей // VI Международная конференция «Теория и практика образования в современном мире». С-Пб, 2014.

7.         Галица Е. В. Взгляды А. Г. Ободовского и П. Г. Редкина на роль интереса при обучении // European science review. Scientific journal. № 2 2014 (March — April). 270 p. — P. 73–75. ISSN 2310–5577.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle

Посетите сайты наших проектов