Библиографическое описание:

Андреева О. И. За роялем ребенок с синдромом Дауна // Образование и воспитание. — 2015. — №1. — С. 69-73.

В статье актуализируется проблема инклюзивного образования в нашей стране и неготовность к нему педагогического сообщества. На примере педагогического опыта Вертий И. И. показана возможность развития эмоциональной сферы детей с синдромом Дауна через обучение игре на фортепиано. Автор обосновывает социальный заказ на разработку специального курса обучения музыке детей с ограниченными возможностями здоровья в системе профессионального музыкально-педагогического образования.

Ключевые слова: дети с ограниченными возможностями здоровья, инклюзивное образование, обучение игре на фортепиано.

 

Что заставляет уходить в бессмертье

Мельчайшие частички бытия?

Их разделяют звезды и столетья,

И вместе с ними исчезаю я.

Но исчезая, во Вселенской книге

Я оставляю четкие черты.

И в каждом атоме, и в каждом миге

Меж мной и Вечностью наведены мосты.

 

Это стихотворение написала девочка Соня. У нее аутизм, она имеет статус инвалида, и совершенно беспомощна в жизни. Она не способна полить цветы из лейки, в которую уже налита вода. И не потому, что у нее что-то с руками, а потому, что она не может совершать произвольные действия — действия, определяемые ее волей и сознанием [1]. Ее поведение внешне кажется «имбецильным», она не может говорить, но она пишет удивительные стихи. Она может что-то, чего не можем мы. Может быть, она знает то, чего не знаем мы. И она имеет судьбу, как бы сложенную из другого материала, чем у большинства из нас.

Возникает вопрос: что же следует считать ограничением возможностей здоровья подобных Соне «особых» детей, особенность которых связана с психофизиологическими нарушениями организма, такими как Синдром Дауна, Синдром Вильямса, аутизм, ДЦП, мышечная дистрофия и пр., считать не в прагматическом социальном смысле, а в более глубоком значении?

Несомненно, что уровень цивилизованности общества во многом оценивается его отношением к людям с умственными и физическими недостатками, особенно к детям с ограниченными возможностями здоровья. И создание оптимальных условий для успешной коррекции в развитии, воспитании, обучении, социально-трудовой адаптации «особого» ребенка и его интеграции в общество, безусловно, относится к числу важнейших задач. Проблемы детей с ограниченными возможностями здоровья касаются почти всех жизненных аспектов нашего общества — от законодательных актов и социальных организаций, которые призваны оказывать помощь этим детям, до атмосферы, в которой они живут. Но главное — у этой проблемы есть человеческий, нравственный, духовный аспект, важный и первостепенный. «Особые» дети — не абстрактные единицы, а реальные люди, имеющие лицо и характер, каждый из которых проходит свой единственный и неповторимый жизненный путь. Просто они не такие, как все, и никогда такими, как все, не станут.

По данным Минобрнауки, 5 % от общего числа всех учащихся — инвалиды, их 250 тысяч. 140 тыс. детей обучаются в обычных школах, 40 тысяч — на дому и 70 тысяч — в специнтернатах. А 200 тысяч не имеют возможности освоить программу даже начальных классов [2].

В течение длительного времени доминировала установка на воспитание и образование детей с ограниченными возможностями здоровья только в рамках государственной системы специальных школ и учреждений интернатного типа и практически полностью исключала семью из процесса воспитания и развития «особого» ребенка. Хотя истиной, не требующей доказательств, является то, что лучшим местом для любого ребенка, в том числе и «особого», является его родной дом. Ребенок с ограниченными возможностями здоровья имеет одинаковые для всех детей потребности, главная из которых — потребность в любви и окружении людьми, которые любят его и которых любит он. Именно родители таких детей, не отказавшиеся от них, любящие, и видящие в них своих единственных и неповторимых, являются двигателями в глобальной проблеме развития, воспитания, обучения, социальной адаптации детей с ограниченными возможностями здоровья. Именно родители, и только потом неравнодушные и готовые присоединиться к ним психологи, медики, педагоги, юристы стоят у истоков всех инициатив в этой области, от социальных до законодательных.

А проблем действительно очень много, начиная с выбора единого термина, заменяющего слово «инвалид», которое становится клеймом и приговором для ребенка на всю жизнь, и заканчивая созданием безбарьерной среды и инклюзивного образования. Но все же главной проблемой является психологическая депривация «особых» детей. Значит развитие эмоциональной сферы этих детей — проблема архиважная.

Уникальный способ решения этой проблемы нашли родители «особых» детей в городе Азове — маленьком городе на юге России. Детей с синдромом Дауна и тяжелой формой ЗПР стали обучать игре на фортепиано и вокалу. Возможно ли это? Как много здоровых детей бросают музыкальную школу, не желая преодолевать трудности обучения! А ведь речь идет о «солнечных» детях, интеллект которых обычно снижен до уровня умеренной, а нередко и глубокой умственной отсталости. Даже у взрослых с синдромом Дауна умственное развитие не превышает уровень нормального семилетнего ребенка. Люди с синдромом Дауна имеют прописанные на генетическом уровне нарушения мелкой моторики, фонематического слуха, зрения, органическое поражение центральной нервной системы, общее недоразвитие речи, врожденный порок сердца, гипотонус мышц. Большинство из этих нарушений является основным фактором поражения интеллекта и отрицательно влияет на формирование навыков крупной моторики. А крупная моторика, в свою очередь, является ключевой сферой физического развития и двигательной активности, позволяющей взаимодействовать с окружающим миром.

А началось все так. В 2008 году в городе Азове Ростовской области мамы детей с синдромом Дауна пришли к профессиональному педагогу-музыканту со странной, на первый взгляд, просьбой — попытаться обучать их детей игре на фортепиано. Но в нашей стране это непозволительная роскошь. Потому что, по критериям Минздрава и Минобразования, дети с такой геномной патологией считаются необучаемыми. Практически путь в дошкольное или внешкольное учреждение общего профиля им заказан.

Но на удивление всем педагог согласился. И чтобы наглядно опровергнуть глубочайшее заблуждение о необучаемости детей с синдромом Дауна и тяжелой формой ЗПР, педагог решился на беспрецедентный шаг — стал на безвозмездной основе обучать особых детей игре на фортепиано.

Прошло 6 лет. За это время значительно расширился контингент детей и взрослых, посещающих музыкальные занятия. Спектр занятий, в свою очередь, также расширился и пополнился другими видами музыкальной деятельности — занятиями вокалом, музыкальным театром, игрой на детских музыкальных инструментах, логоритмикой, танцами, хоровым пением, которые, как показал опыт, являются не менее эффективным средством интеллектуального и физического развития людей с психофизиологическими нарушениями организма.

Безусловно, мгновенных результатов в развитии «особых» детей не было, да и быть не могло, этот процесс невозможно подогнать под какие-либо нормы и стандарты. Каждый ребенок обладает собственным, уникальным, присущим только ему потенциалом, заложенным в нем природой. Но у них есть одна общая черта — они любят музыку и с огромным удовольствием посещают музыкальные занятия.

Но когда на сцену выходят «особые» дети и достойно исполняют на фортепиано музыкальное произведение, у сидящих в зале здоровых людей на глазах появляются слезы. Это состояние трудно передать словами.

«Нельзя полагаться на то, что наши малыши, как многие обычные дети, рано или поздно сами всему научатся. Сидеть, ползать, ходить, говорить, думать — этому детей с синдромом Дауна надо учить изо дня в день, начиная с самого раннего возраста. Для того, чтобы воспитать и обучить такого ребенка, нужны знания, приобретая которые незаметно овладеваешь новой профессией — мама особого ребенка», — рассказывает Ирина Степанова.

«Слегка оправившись от шока после рождения дочери, я стала искать хоть малейшую информацию по обучению и воспитанию детей с синдромом Дауна. Опытные специалисты «Даунсайд Ап» дали нам жизненно важные для моего ребенка рекомендации и снабдили нас специальной литературой. Так мы узнали, что нам обязательно нужно заниматься музыкой и творчеством. Какое счастье, что мы нашли такого профессионального педагога-музыканта, как Вертий Ирина Ивановна».

«Мы видим, что наш сын очень счастлив и горд своими успехами — а для нас, родителей, самое большое счастье — видеть светящееся от радости лицо своего ребенка, когда огромный зал бурно аплодирует ему. И это счастье подарила нам Ирина Ивановна», — говорит мама другого «особого» ребенка.

«Мы считаем, что музыкальные занятия оказывают, в самом прямом смысле этого понятия, терапевтическое воздействие на психику и организм наших детей а, следовательно, можно смело заявлять, что для наших детей занятия музыкой носят жизненно необходимый характер».

А вот что говорит сам педагог: «Эти ребята каждый день меня удивляют. Они напрочь сломали стереотипы! Оказалось, что это ласковые и добрые ребята, которым нужно всего лишь чуть больше любви и внимания, и по своей целеустремленности они не только отстанут от сверстников. А порой и опережают их. Наши занятия я считаю музыкальной терапией, методику разрабатываю сама, собирая какую–то информацию в Интернете, пробую, отбираю самое эффективное».

О детях, с которыми занимается Ирина Ивановна, писали в газетах и журнале для родителей «особых» детей «7 лепестков», делали телерепортажи городские и областные телекомпании, снят документальный кинофильм «Вера, Надежда, Любовь», который стал призером Международного кинофестиваля «Православная инициатива». Ежегодно дети, посещающие музыкальные занятия Ирины Ивановны, принимают участие в городских концертах и фестивалях, вот уже несколько лет представляют город на областном фестивале «Я через сердце вижу мир». В декабре 2014 года эти ребята получили Дипломы отборочного тура VI Международного парамузыкального фестиваля в Москве.

Анализируя 6-летний педагогический опыт Вертий Ирины Ивановны по развитию эмоциональной сферы детей и взрослых с ограниченными возможностями здоровья в процессе обучения игре на фортепиано, занятий вокалом и других видов музыкально-эстетической деятельности, можно констатировать его эффективность и сделать следующие выводы:

1.                  Игра на фортепиано способствует развитию мелкой моторики детей, что в свою очередь облегчает приобретение навыков самостоятельного ухода за собой и предопределяет возможность приобретения навыков ручного труда, т. е. овладения определенными ремеслами.

2.                  Музыкальные занятия возводят жизнедеятельность «особых» детей на другой уровень — у них формируется мотивация учения. И надо отметить, что процесс формирования мотивации заключается не в простом возрастании положительного отношения к музыкальным занятиям, а в стоящем за ним усложнении структуры мотивационной сферы, входящих в нее побуждений, установление новых, более зрелых, иногда противоречивых отношений между ними.

3.                  Преодолению эстрадного волнения посвящены многие работы музыкальной психологии. Это серьезная проблема даже для музыкантов-профессионалов. Но Славик Д. и Юля Г. уже играют на таком уровне, что если ошибаются (что свойственно любому исполнителю), практически без потерь выходят из ситуации. Это показатель не только стрессоустойчивости и силы личности, но и социальной адаптации ребят.

4.                  Концертная деятельность детей с ограниченными возможностями здоровья имеет мощный воспитательный эффект как для самих «артистов», так и для слушателей в плане воспитания толерантности и гуманизма.

5.                  Музыка, которая по выражению В. Д. Днепрова представляет собой «звучащее мироощущение», необычайно расширяет эмоциональный спектр личности «особого» ребенка и усиливает его собственную энергию.

6.                  Не только наблюдения родителей, но и обследования психолога свидетельствуют, что в результате занятий музыкой у этих ребят во все большей и большей степени наблюдается положительная динамика в психофизическом состоянии их организма — активизируется мыслительная деятельность, улучшается речь, память, слух, координация движений, значительно укрепляются мышцы всего тела, особенно опорно-двигательного аппарата, повышается жизненный тонус.

Отсюда сам собой напрашивается вывод, что занятия музыкой жизненно необходимы людям с ограниченными возможностями здоровья.

Сегодня распространение в нашей стране процесса интеграции и инклюзии детей с особыми образовательными потребностями психического здоровья в образовательном учреждении является не только отражением времени, но и представляет собой реализацию прав детей на образование в соответствии с «Законом об образовании» Российской Федерации.

Бесспорно, что главная роль в создании развивающей среды для «особых» детей принадлежит педагогу, его профессиональному мастерству, чуткости и терпению. В городе Азове такой педагог есть — Ирина Ивановна Вертий. А в других городах? По всей нашей стране таких энтузиастов не более десяти.

И хотя очевидно, что в нашей стране созрел социальный заказ на разработку специального курса обучения музыке детей с ограниченными возможностями здоровья, ни одно учебное заведение не осуществляет подготовку специалистов для работы в этом направлении. Анализ образовательных программ педагогических учебных заведений показывает, что музыкальное образование теперь не является педагогической профессией, а воспитатели, педагоги дополнительного образования и учителя начальных классов не изучают даже основ дефектологии и коррекционной и специальной педагогики. И хотя новый Закон «Об образовании в РФ» дает возможность «особым» детям учиться в обычной и музыкальной школе, совершенно ясно, что к инклюзивному образованию наше педагогическое сообщество не готово. Пока эта проблема не будет решена, право на развитие детей с ограниченными возможностями здоровья будут попраны, потому что одного энтузиазма явно не достаточно.

И в заключение, возвращаясь вновь к теме личности «ребенка с ограниченными возможностями». А именно, к той девочке, стихотворением которой начата эта статья. Соня пишет: «Вы что думаете, как получаются счастливые люди? Вы счастливы? Совместимы ли счастье и болезнь? Счастье личное и тяжелая жизнь в стране?» «Люди разные, как звезды. Я люблю всех, Сердце вмещает все звезды Вселенной» [1].

Жизнь таких детей рождает вопросы, касающиеся не только их самих, но и всех нас.

 

Литература:

 

1.         Сошинский С. А. Дети-инвалиды: социальные проблемы и неожиданные открытия [Электронный ресурс] Сошинский С. А. — Режим доступа: http://pravmir.ru/stat-content/sc_printer_1895.html. — Дата обращения 21.07.2014

2.         Почему в наши школы не ходят дети-инвалиды? [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://civilg8.ru/5209.php — Дата обращения 3.11.2014

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle

Посетите сайты наших проектов