Библиографическое описание:

Кузнецова И. В. «Испытано с ребенком» // Вопросы дошкольной педагогики. — 2016. — №2. — С. 79-80.



Рекомендации по работе с детьми-дошкольниками, имеющими зрительные нарушения. Рекомендации написаны в непривычной форме — рассказа-повествования от лица автора. Здесь: воспоминания, размышления о жизни, детях, музыке.

Ключевые слова: нарушения зрения, робость, зрительно-пространственная ориентировка, окклюзия, ограниченность движений, личность.

Пролог

Утро. Девять часов. В нашем детском саду начинаются занятия. Вхожу в музыкальный зал, вижу моих милых крошек, и яркими обрывками в памяти всплывает собственное детство. В нашей школе «пение и музыку» вела дама с необычным ярким макияжем и, по-видимому, забавным танцевальным прошлым. С высоты моих одиннадцати лет она казалась мне (и, как выяснилось, не только мне одной) очень-очень старой. Со всей своей страстью к движению она учила нас слушать музыку и даже выполнять какие-то нелепые «па». А мы смеялись весь урок и с большой неохотой повторяли за ней движения. «Почему?» — спрашиваю я себя сегодня.

Ребенок. Как же ты прост и сложен одновременно! Кто ты? Что прячешь внутри? Как я могу помочь тебе всё почувствовать и понять? Сможешь ли ты безболезненно войти в сегодняшний мир и взаимодействовать с ним?

Музыка! Конечно! Несомненно! Она обволакивает нас, будто мёд (эта услышанная когда-то мною аллегория прочно засела в моей памяти). Плачем мы или смеёмся, любим или ненавидим, думаем или танцуем… Музыка — с нами. Итак, вот они: мои детки. Детки необычные, с нарушением зрения. Их детские глазки не могут всецело воспринимать окружающее. Может, это — высший промысел? Или защитная реакция маленького хрупкого организма от ультрасовременного общества? Во всяком случае, я могу и должна, пускай немного, но помочь этим детям исполниться миром детства и чистоты, миром, насыщенным людьми и событиями, вкусить и проникнуться чарующими звуками музыки и тишины, отдать моим детям частичку себя, не надеясь на воздаяние. Да. Надо потрудиться. Потрудиться не только мне, но и самому ребёнку, и всем окружающим его взрослым, которым он небезразличен. Нам важно поверить, что наши совместные и большие усилия будут радостными, весёлыми и приносящими удовольствие. И… не напрасными.

Часть I

«Мужичок сноготок»

Мишутка. Не смотря на «значимое и весомое» имя, Мишутка — самый махонький среди своих сверстников. Очень крепкий. Ориентация в собственном теле у Миши — очень слабая. От этого — робость и боязнь двигаться. Осторожно присаживаюсь рядышком с ним на корточки. Мишутка сразу становится выше меня на целых полголовы. «Ух, ты…!!! Как ты подрос, Мишутка!» Ему уже не так страшно. Мы учимся вместе слушаться своего тела. Главное — заставить «приказ» удержаться на слуху, в голове: «Три шага вперёд… Помаши рукой «Привет!»… Три шага вправо… Другой рукой сорви одуванчик… И ещё два шага вперёд». Прекрасно справляется! «Я — солдатик, я — ветерок, я — обезьянка». Музыка подскажет и поможет.

Часть II

«Артистка»

Анфиса. Нарушение зрительно-пространственной ориентировки. Анфисе очень необходима моя поддержка и похвала. Она — человек — кремень. Всегда добивается результата. Но своенравна. Последний её протест: «А я хочу попой повертеть!» Протест мягко отклонён. Обхожу детский каприз на позитиве: «На что же похожа твоя крутящаяся попка, в синей юбочке?» «На круг!» — вылетает из надутых губ. «А есть в моей волшебной шкатулке такая же фигура? А похожие? Изобразишь, как танцует красная юбочка? А голубая?» Анфиска с удовольствием принимается за дело. Протесту отыскали желаемое русло. И пусть весь мир подождёт…. «Ты — просто прелесть!» И, конечно, без музыки — никуда!

Часть III

«Босс»

Лавр. Не Лаврентий, не Лавруша или Лаврик. Именно Лавр. Никак не желает примириться с «противной» окклюзией, взирает на всех нас, как невозмутимый шеф, поверх очков. Но, как только удается привлечь его внимание чем-то необычным, Лавр с неподдельным энтузиазмом «бросается в бой», забыв про вечно мешающую наклейку. Он изумительно ориентируется на различные звуковые сигналы (хлопки, удары в бубен, звон колокольчика) и с ювелирной точностью определяет звуковое направление. «А теперь — выступление любимца публики!» Персональная импровизация на обретенном инструменте под музыку. «Умница!»

Часть IV

«Солнышко»

Иван. Ни минуты без улыбки. Этому я учусь у него. А ему со мной — нелегко. «Букет» глазных диагнозов запрещает этому милому, улыбчивому ребенку резкие движения, бег, прыжки, наклоны. А ведь это так свойственно любому активному малышу. «Нет, — говорю себе, — опасно». Всё строго ограничено. «Поищи-ка, Ванюша, где спрятался наш непослушный мячик? Так… Прямо… Теперь немного назад…. Влево… На полке? Подумай ещё… Будь внимателен! Браво!!! Вот и мячик!!! Ну-ка, Ванюшка, попади зелёным мячиком в зелёные ворота! А теперь оранжевым — в оранжевые. Лови и бросай — упасть не давай!» Вижу, что ему нравится. «Трус не играет в хоккей!», — раздаётся победная песня в честь юного голкипера.

Эпилог

Вот такие они — мои дети! Инициативные и активные. Почти самостоятельные и достаточно уверенные. Они любят играть в те же игры, петь те же песни, плакать над той же музыкой. Они — личности с огромным потенциалом, пускай и немного замедленным. А значит, особенные! Главное — не относиться к их проблемам свысока. Ведь жизнь дана каждому по силам, и, я уверена, ребенку она тяжела не меньше, чем нам, а может и больше, поскольку у него нет опыта. Дитя — драгоценная чаша, которая дана нам на хранение самой жизнью!

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle

Посетите сайты наших проектов