Библиографическое описание:

Султанова Д. Н. Символическиe ворота в современном градостроительстве Ташкента [Текст] // Современные тенденции технических наук: материалы II междунар. науч. конф. (г. Уфа, май 2013 г.). — Уфа: Лето, 2013. — С. 56-61.

В статье изучены вопросы значимости возникновения 12 ворот, как одного из градостроительных элементов в города Ташкента. Автором также рассмотрены вопросы их расположения в прошлом, и на сегодняшний день. Анализируется зарубежный опыт. В прошлом ворота фортификационных сооружений в Средней Азии строились с соблюдением нескольких иных принципов чем триумфальные. Современные ворота по своему функциональному назначению имеют символический характер и сооружаются в виде арок-ворот, въездных и выездных знаков. По назначению их можно классифицировать на международные, государственные, городские, районные и махаллинские.

In this paper considers the problems of origins of 12 gates in the town planning of Uzbekistan (in exemplified by Tashkent city). Is modern symbolic gates with your functions symbolic character.

In the oriental architectural system of town planning, did not planning the triumphal gates. On the contrary, was bults gates location with fortification walls.

Как известно, в формировании архитектурной композиции важное значение имеют «акцент» и «венчание». В средневековой архитектуре Средней Азии такую роль выполняли (в основном) порталы, купола, минареты, кайваны (центральный свес айванов-навесов), арки и своды, а иногда башни-минареты (доминанта) или же специальные художественно обработанные орнаментальные плоскости стен. В градостроительстве эти свойства выражались посредством взаимосвязанных доминирующих объёмов, как система оборонительных стен с крепостными воротами, образующими специфичный городской силуэт. Тем самым, такие вертикальные акценты, как крепостные ворота, купола порталы, минареты — являлись главным средством, определявшим архитектурно-художественное значение композиции.

Обычно ворота сооружались в зависимости от характера застройки городской крепости, в виде отдельностоящего, акцентирующего элемента. Они создавали непрерывность силуэта зданий в городской структуре. Иногда, для выражения особых событий, арки строились отдельно как «триумфальные арки». Это, характерное больше для европейской архитектуры средство в ХХ веке широко распространилось в мире. К таким малоизученным граням монументального зодчества относится создание монументальных символических ворот городов.

Древнейший пример отдельностоящих вертикальных сооружений (в качестве акцента), можно наблюдать в менгирах, дольменах каменного века. «Порталообразные» акценты впоследствии формировались в опорно-балочных конструкциях кромлеха (Стоунхендж).

Однако, мемориальные (или триумфальные) арки ранней Римской республики известны только по письменным источникам; в конце существования республики их перестали строить. При императоре Августе строительство арок возобновлено, что указывает на использование архитектурного типа далёкого прошлого для выражения новых идей. Эти арки воздвигались в память о триумфах полководцев или императоров. Все мемориальные арки чрезвычайно разнообразны по своей композиции, и ведущим элементом в них, почти неизменно, является покрытый аркой большой проезд в сочетании с ордером. В качество примеров можно привести арки в Аосте и в Вероне, арки Тита и арки Трояна в Анконе, арку Константина в Риме [1. стр.218]. Из ворот, чисто утилитарных сооружений, ещё в древней Греции начали строить ворота отмечающие триумф олимпийцев. У эллинов ворота были самым уязвимым местом в градостроительстве. Во время проведения олимпиады в Афине, специально для победителя разбили стену и создавали триумфальные ворота, которые торжественно повстречали победителя в олимпиаде. В соответствии с определением толкового словаря, арка — это мемориальное или триумфальное временное или постоянное сооружение, возведенное в честь какого либо события или лица. Строились отдельно стоящие ворота с одним, двумя или тремя арочными пролётами; иногда, — с двумя взаимно перпендикулярными проездами (тетрапилон). Прелесть арки заключается в её стройности и строгой простоте. А иногда, наоборот, — в её помпезности.

В Китае, Японии, Корее, в Юго-восточной Азии появляются арки как декоративные архитектурные элементы. Так как, в архитектуре феодального общества Китая имелись почётные ворота — «Пай-лоу» свободно стоящие на улицах городов, а также украшающие священные места, такие как храмы или погребения (ворота Гуфу) [1, стр. 340]. Ворота являются наиболее характерным видом традиционной китайской декоративной архитектуры, и встречаются такие их виды как деревянные и каменные. Эти традиции получили широкое применение в Китайском и Японском садово-парковом искусстве. Очень характерны каменные ворота — ступы в Санчи (Индия), наглядно демонстрирующие перенос форм деревянного зодчества в каменное. Захириддин Мухаммад Бобур так описывает Хотийпульские ворота Гувалёра близ Агры: «При выходе из ворот нарисовано изображение одного слона. По этой причине, выражение «Хотийпул» (хотий-слон, пул-ворота) означает в переводе — слоновые ворота» [7, стр. 20].

В связи с тем, что в Восточной архитектуре не встречаются символические ворота, их прототипы можем искать в воротах древних городов и дворцов. К примеру, ворота храма в Карнаке (4 в. до н. э.), Иштарские ворота в Вавилоне (5в. н. э.) и т. п. В Средней Азии ворота фортификационных сооружений строились монументально, но они функционально и художественно были иного характера, чем «триумфальные». В истории Средней Азии триумфальные арки не известны, хотя в средневековых письменных источниках встречается понятие «Зафар токи», что в переводе означает «триумфальная арка». Город Самарканд, — ровесник Вавилона, Рима, Афин. Одним из наиболее ранних упоминаний о Самарканде относится к 4-веку до нашей эры. Тогда город был известен под именем Мароканда, и имел мощные оборонительные стены протяжённостью порядка 10,5 км. Афрасиабские ворота были более 10. Первые сведения о городских воротах доисламского периода города Самарканда можно узнать из произведений Ибна Ал-Факиха (IX-X в. в.).

В раннее средневековье в Самарканде имелось 4 ворот, а в средние века, город уже имел 6 ворот, такие как — Оханин, Феруза, Коризгох, Хужа Ахрор, Чорсу, Пойкабок. Эти городские ворота были массивными сооружениями, и художественно оформлены искусными мастерами-резчиками как первостепенный объект. С обеих боковых сторон ворота фланкировались плотными сужающихся к верху минаретами. Кроме Самарканда, имелись древние ворота построенные в средневековье существовали и в таких крупных городах как Бухара [6], Ташкент, Андижан [3], Кеш [2], Карши [4]. Вместе с тем, к середине IX-века Бухара территориально сильно выросла и образовалась новая структурная часть города — рабад, включившая в свою территорию арк и шахристан. В 849–950 годы рабад был обнесён внешней стеной, имевшей 11 ворот. Эти ворота соединяли Шахристан и его центр Чорсу, с площадью Регистан системой улиц, которые проходили через центры гузаров ремесленников. В средневековье, например, ворота бухарского Арка тоже имели символические значения. Средневековые ворота Хивы, особенно (несколько декоративного характера) ворота Кошдарвоза, придают памятникам города дополнительный колорит. Они упорядочивают силуэт застройки.


Большая часть базара Ташкента располагалась тысячу лет назад во внутреннем пригороде. Он был окружён стеной, в которой, по одним данным, было устроено 8, а по другим, — 10 ворот. Были известны следующие названия ворот в стенах внутреннего рабада: Хамдин (Хамдуны или Ахмада); Железные (Аханин или Худид); Эмира; Фархан (Ферганские); Суркедэ, Керманж (или Кармабадж); улицы Сахла, Рашиджак; улицы Хакана; замка дихкана (Каср-ул дихкан или Кушки-дихкан). Протяжение этой стены точно не установлено, но 2 ворот находились у недавних кладбищ Шейхантаури Ходжа ва Ходжа. Внешний пригород был окружён особой стеной, в которой арабские географы упоминают о 7 воротах: Фарагкетских (восточных); Хаскет (переправы Хас на Сыр-Дарье); Секендиджак; Железных, Бакердиджак; Секрек; Саграбад. Территория пригорода была застроена меньше и включала немало фруктовых садов.

Археологические наблюдения 50-х годов прошлого столетия (по М. Е. Массону, [10, с.106] показали, что прежний Шахристан в первой половине 13 века некоторое время находился в запустении. Именно это, позднее, облегчило его внутреннюю перепланировку, выразившуюся в изменении направления одной из его главных уличных магистралей, и в перенесении к северу городских ворот его восточного фасада. В 15 веке Ташкент имел цитадель, и кроме того, был окружён крепостной стеной с несколькими воротами. В течении 16 столетия Ташкент имел примерно такие же размеры, как и в 15 в. В его городской стене, на которой в разных местах были установлены тогда орудия метательной артиллерии (сангандоз,т. е. камнемётные), имелось несколько ворот: Паркентские, Самаркандские, Кукчинские, Шавли и другие. Ворота эти, между прочим, служили местом, где выставляли напоказ головы убитых врагов. В конце 16 века упоминаются ещё Регистанские, или Новые ворота.

В 1740 г жизнь в городе сосредоточивалась преимущественно в центральной части, именовавшейся «старым Ташкентом», где за шестью воротами в тесноте размещались базары и большая часть жилых построек. В старой, окружавшей пригородные кварталы стене, действовало 8 ворот, часть которых была сложена из кирпича, а часть, была выполнена из дерева. С 18 веке Ташкент известен как город, состоящий из 4-х частей: Шейхантаур, Сибзар, Кукча и Бешагач, то есть «Чорхаким».

Комплекс памятников в юго-западной части средневекового Шахристана (Соборная мечеть Ходжа-Ахрара, Джума-мечать, Медресе Кукельдаш) находился вблизи западных ворот былого Шахристана, или внутреннего города, который с запада на восток прорезала большая улица. В одном конце, она упиралась в ворота Абул-Аббаса, а в другом — в ворота Джунеида, названные по имени 2-х арабских наместников Хорасана 8 века. Улица эта по направлению совпадала с современной улицей Вилоят, но шла несколько южнее её, так что восточные ворота шахристана располагались южнее современного национального театра драмы. Ворота южной стены шахристана, именовавшиеся Кешскими, находились у современного крутого спуска в середине Каляндарханинской улицы.

В научных исследованиях, посвященных вопросам символических ворот исторических городов Узбекистана, важное место занимает проблема развития старогородской зоны. Однако, до сих пор в них освещались преимущественно вопросы исторического характера, а проблема обновления территорий отдельных памятников архитектуры и, особенно, методы создания акцентов, остаются малоизученными. Художественная палитра застройки современного города составляет одну из важных особенностей его формирования. Основу этих особенностей составляет пластика монументальной архитектуры. Традиционный старогородской каркас, начавшийся с городских ворот, проходил через уличную застройку, разветвляясь по внутриквартальным пространствам и упирался в торговые сооружения, расположенные на перекрестках.

Рис. 2. Въездной знак города Ташкента с монументальной композицией (ныне находится у въезда в город Ташкент).

Исследования автора показывают, что основным недостатком в практике отечественного реконструктивного градостроительства 2-половины ХХ века, явился методологический подход, обусловивший переход к новым принципам индустриализации градостроительства, исключая при этом традиционализм. Авторитарный метод правления страной в ХХ веке насаждал принципы декларирования программы развития из центра. Непревзойденным примером этой практики были СНиПы и другие нормативно-указательные документы, во многом не учитывавшие традиции и другие региональные условия.

При этом архитектура и архитектурное творчество стали полностью зависимыми от отсталой от времени строительной техники и технологии. Это породило тенденцию слепого подражательства образцам архитектурных достижений центральных городов бывшего Союза, а через них, — и образцам Европейской культуры, в ущерб региональным традициям. Это можно увидеть в сооружениях въездных знаков и символических арках городов и других населенных территорий. Однако полностью игнорируются вопросы сохранения исторической среды.

В последние годы, в республиках Центральной Азии, в связи с вступлением на независимый путь развития, неизмеримо возрос интерес к народному наследию, в котором одно из ведущих мест по праву занимает монументальное зодчество. Ибо, зодчество Центральной Азии богато выдающимися, глубоко своеобразными произведениями, представляющими большую ценность в архитектурно-планировочном, художественном и конструктивном отношениях, воплотившими в себе народные традиции. В современной архитектуре наблюдается тенденция возведения таких символических форм, как чисто декоративных порталов куполов, арок и минаретов. Особенно широко распространяются в последние годы символические ворота. Их можно встретить между границами сопредельных территорий (например, ворота на границе Ташкентской и Чимкентской областей, между Самаркандской и Туркменистанской границей, Толимаржон), между вилоятами (например, между Самаркандским и Кашкадарьинским вилоятами), у въездов в города (например, въезд в Бухару, Ургут и др.), и перед отдельными населёнными пунктами, хозяйствами, крупными предприятиями, и даже махаллями (например, махалля — Самарканд дарвоза в Ташкенте) (рис. 5). В связи с этим встает вопрос об исследовании художественной направленности этого течения.

Строительные материалы используемые при строительстве ворот как всегда из жжёный кирпич. Применяются также и современные материалы АКФА. По назначению, сегодняшние ворота выполняют роль не оборонительного сооружения, а чисто символического знака и триумфа (независимости). Так как, основное назначение этих ворот в современной архитектуре диктует первичность «художественного средства», ворота в городах не повторяют друг-друга архитектурным решением. Они должны акцентировать на «историчность» и «феноменальность» каждого города. Большие арки перед гузарами махаллей словно напоминают: родина имеет пороги и город не без ворот.

Как известно, в средневековом градостроительстве особое внимание уделялось строительству оборонительных стен и ворот. «Дарбаза» — так назывались главные ворота городов Востока. В архивах имеются документы, о строительстве ворот города Ташкента начиная с 1282 года по хиджри. Они, по своему назначению, были главного и второстепенного значения. Строительство их велось под руководством градоначальников. Над возведением этих фортификационных сооружений трудились местные мастера-архитекторы — кузнецы-литейщики, резчики по дереву, граверы, каменщики, рядовые строители.

К середине 19 века в городе насчитывалось свыше 60 000 жителей. Его новая, отстроенная Беклярбеком внешняя стена с 12 воротами и двумя проходами, имела в окружности до 14 км. Ворота были следующие: Лябзак, Тахтапуль, Карасарай, Сагбан, Чигатой, Кукча, Самарканд, Камолон, Бешагач, Коймак, Коканд и Кошгар. Известно, что в 10 веке город Ташкент окружала стена с 12 воротами: на юго-востоке — Камолон, Беш-Огоч; на северо-востоке — Лабзак и Кашгар; в восточном направлении — Коканд, Камыш; в южном — Самарканд, Тахтапул, Ходжа куча; в западнем — Кукча и Чигатой, Сагбан и Карасарой и т. д. Город в то время имел площадь 30 км. Ворота стали художественным символами архитектурными памятниками того времени. Многие из отмеченных их названий употребляются и теперь для обозначения тех пунктов, где некогда находились ворота. Директор центрального архива столицы А. Махкамов утверждает, что все эти ворота имели свою историю и хранителей серебряных и позолоченных ключей от них. Долгое время эти именные ключи, вывезенные завоевателем генерал-майором Черняевым, хранились в музее Петербурга и лишь в 1933 году были возвращены на родину [8, с.3].

Исследования автора показывают, что в архитектуре символических ворот имеются свои особенности. Поэтому, важной задачей становится исследование вопросов взаиморасположения ворот по отношению к застройке, состав групп помещений, размерность, масштаб, особенности применения материалов и ряд вопросов объёмно-пространственного характера. В перспективе намечается восстановление ворот «Самарканд дарвоза» как одно из символических ворот города Ташкента. Недавно в Бухаре восстановили 4 исторических средневековых ворот. Видимо, нужно поставить вопрос о восстановлении некоторых средневековых ворот Ташкента, Самарканда, Шахрисябза и других исторических городов.

Рис. 3. Проекты-предложения современных символических въездных знаков г. Самарканда (работы студентов СамГАСИ).

Наша столица сегодня расширяется день за днём. Значительно возрос и международный престиж столицы Узбекистана. Её по праву называют «воротами Востока». В столице создано несколько символов. На сегодняшний день они взаимогармонизованы. По этому, на площади Независимости установлено Арка добрых и благородных устремлений. Протяжённость её составляет 150 метров; 16 колонн отделаны белым мрамором. Над куполом форума «Узбекистан» созвучно журавлям ворот, установлена три танцующихся белых журавлей. Грандиозное строительство и благоустройство придают иной облик нашей столице, но и по восточным традициям народов Узбекистана продолжается строительство символических арок и въездных-выездных знаков.

На сегодняшний день ворота перестали быть градообразующим элементом, а скорее всего это дело нашей национальной идеологии. Вот уже больше 10 лет, художники Ташкента Любовь Тиора и Юрий Тиора работают над проектом конкурса на лучшее предложение по 12 воротам Ташкента. Известно, что территория древнего Ташкента окружала крепостная стена с въездными воротами. Основными из них были 12 ворот-дарбаза, начиная с севера по часовой стрелке в следующем порядке: Корасарой, Тахтапул, Лабзак, Кашгар, Кокандские, Коймас, Бешагач, Камолон, Самарканд, Кукча, Чигатай, Сагбан [13, с.8]. После рассмотрения проектных предложений было решено не торопиться с их воплощением и обстоятельно обсудить эту тему. Художники Тиоры предлагают всем воротам придать архитектурный облик и мотивы 12 основных древних очагов культуры (восточноазиатская, африканская, кавказская, восточноевропейская и другие цивилизации). В дальнейшем можно будет построить 12 миниатюрных объектов архитектуры на столицу. Знакомство с трудами Президента как книгой «Идея национальной независимости: основные понятия и принципы», эпитет «Не построив новый дом — не разрушай старого» подвигло авторов к расширенному осмыслению статуса вышесказанного проекта.

Этот проект включает в себя этнографические и архитектурные строения, туристические и храмовые комплексы, которые будут созданы на территории Ташкента.Ташкент выбран не случайно, ведь именно он являлся и по сей день является историческим перекрёстком цивилизаций Запада и Востока, пересечением торговых путей и культурных традиций. И любопытно, что из всех столиц разных стран это количество ворот характерно только для Ташкента.

Рядом с каждыми воротами планируется установить бронзовые скульптуры прославленных ташкентских мастеров разных времён и ремёсел в процессе их работы. По проекту предпологается для каждых из 12 ворот с боковых сторон возвести небольшие участки городских стен (10–12 метров). В них ниши с экспонатами. Возле каждых ворот можно будет проводить любые мероприятия, состязания и фестивали [11, с.4].

Это не только символика 12 звёзд на государственном флаге Узбекистана, 12 районов столицы и 12 областей страны [14, с.4]. Предлагается авторами создать этот грандиозный проект на пустыре на проспекте Навои — миниатюрный древний, средневековый городок из глинобитных построек, в точности переложив на эту территорию места бывших поселений и городищ Ташкента, соблюдая их масштабы.

Одним словом, главная идея архитекторов и художников-дизайнеров — представить Ташкент как один из центров мировых культурных цивилизаций, что даёт импульс ускорению развития архитектурного туризма в столице будущем.

Литература:

1.                            Всеобщая История Архитектуры (под редакцией Михайлова Б. П.) том-1. М., 1958. 218–340 с.

2.                            Грасетти К. Путеводитель. Рим и Ватикан. Рим, 1996.

3.                            Бартольд В. В. Истории культурной жизни Туркестана. 1963.

4.                            Маньковская Л. Ю. Типологические основы зодчества Средней Азии (IX-XX вв.). Т.: «Фан», 1994.

5.                            Ахмедов М. К. Самарканд шахрининг урта асрлар калъа деворлари ва дарвозалари хакида. «Меъморчилик ва курилиш муаммолари» (Илмий-техник журнал). Самарканд. СамДАКИ, 2003, 3–4 сон.

6.                            Мукимов Р. С., Мамажонова С. М. Зодчество Таджикистана. Д.90.16.

7.                            Хасанов Х. Бобир сайё? ва табиатшунос. Т.: «Ўзбекистон», 1983. 20-бет.

8.                            Махкамов А. 12 ворот древнего города. / Вечерний Ташкент, 10.07.2008, с.3.

9.                            Алимова Д. А. Филанович М. И. История Ташкента (с древнейших времён до наших дней). Т. — 2007.

10.                        Массон М. Е. Прошлое Ташкента (археолого-топографический и историко-архитектурный очерк). 1954, № 2, 105–122 с.

11.                        Полянская Н. Мы входим в древний город по имени.. Ташкент / “Правда Востока” 26 ноября, 2004 года. 4.с.

12.                        Серых И. Кольцо вечности / «Народное слово» 28 октября, 2003 г.

13.                        Тиора Ю., Тиора Л. Ташкент — камень мира / ZООM Т.-2009, № 3. -8–10 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle