Библиографическое описание:

Таныгин М. О. Моделирование системы передачи аутентифицированных командных слов [Текст] // Современные тенденции технических наук: материалы междунар. науч. конф. (г. Уфа, октябрь 2011 г.). — Уфа: Лето, 2011. — С. 28-30.

В настоящей статье описываются математические модели, позволяющие оценить основные характеристики адаптивного алгоритма контроля подлинности и целостности сообщений ограниченной длины. Сам алгоритм подробно описан в работах [, ]. В основе его лежит комбинация необратимых и обратимых преобразований над информационной частью сообщения и формируемой из неё хэш–последовательности. Передаваемые сообщения буферизируются, а затем проверяются по описанному алгоритму, в результате которого отсеиваются сообщения, выданные посторонними источниками. Алгоритм предусматривает возможность варьирования соотношения длин информационной и служебной частей сообщения для обеспечения максимальной эффективности передачи, то есть является адаптивным. Поэтому необходимо в реальном масштабе времени определять характеристики канала передачи и действий злоумышленника (или активности посторонних источников). В соответствии с этими характеристиками и будут изменяться параметры передачи.

Одной из наиболее легко обнаруживаемых, но при этом, одной из самых информативных характеристик канала является количество получаемых посторонних командных слов, то есть слов, выданных не легальным источником, а посторонним, является. Увеличение числа посторонних командных слов (ПКС) неизбежно ведёт к повышению вероятности формирования из командных слов буфера более чем одной цепочки командных слов и необходимости повторной передачи всего пула. В тоже время длина проверочных полей (которая напрямую влияет на вероятность записи в буфер посторонних командных слов) должна быть адекватна состоянию канала передачи, так как мы не можем допустить излишней информационной избыточности. Следует срезу отметить, что классификация слов на легальные и посторонние производится лишь после получения пула команд, а до этого момента все слова получаемые источником слова имеют один уровень достоверности. Но вместе с тем, исследование вероятностных характеристик работы приёмника ведётся с учётом того, что каждая полученная команд уже априорно классифицирована.

Представим выдачу ПКС как случайный пуассоновский процесс, то есть процесс без предыстории, в котором вероятность получения очередного ПКС не зависит от того, сколько и за какой период было получено ПКС до него. Аналогично представим и процесс получения приёмником легальных командных слов (ЛКС). Пусть вероятность PПКС получения ПКС в K раз больше вероятности PЛС получения ЛКС:

PПКС = K×PЛКС (0)

Пусть к определённому моменту времени приёмник получил nЛКС ЛКС. Тогда количество полученных NПКС ПКС будет распределено по пуассоновсому закону:

p(NПКС)= (0)

где: K×nЛКС – математическое ожидание числа полученных ПКС,
p(nПКС) – вероятность получения ровно NПКС ПКС.
Вероятность записи каждого случайно сформированного ПКС в буфер на какой–либо ярус определится длиной поля синхронизации:

pзап = 2-L (0)

где L – длина поля синхронизации в битах.
При размещении nПКС ПКС по ярусам буфера часть из них будет отсеяна посредством проверки содержимого поля синхронизации. Число nП посторонних командных слов, попавших на определённый ярус ПКС, распределится о биномиальному закону:

p(nП) = (0)

Объединяя с (1) получим вероятность того, что на определённый ярус запишется ровно nП ПКС:

p(nП) = (0)

Пусть предельная ёмкость одного яруса составляет N. Тогда вероятность того, что число ПКС, попавших на определённый ярус, превысит или будет равно N (ситуация переполнения буфера по одному ярусу), составит:

pпрев = (0)

Ниже на рисунке 1 приведены графики при зависимости pпрев от nЛКС при различных значениях L, K и N (для наглядности и удобства анализа данные приведены в логарифмическом масштабе).

Рис.1 Зависимость вероятности переполнения буфера по одному из ярусов от числа полученных легальных командных слов (логарифмическая шкала):

1) L = 3, K =3, N = 8 2) L = 4, K =3, N = 8

1) L = 3, K =2, N = 10 2) L = 4, K =2, N = 10

Видно, что на большей части график представляет собой прямую. То есть при малых значениях nЛКС зависимость между ней и pпрев можно выразить соотношением

pпревC1×( nЛКС ) C2,

где C1 и C2 – константы, которые в основном определяются величиной коэффициента K .

Проведённые расчеты показали, что изменение параметра K практически нивелируется обратно пропорциональным изменением вероятности записи ПКС в буфер pзап = 2-L. То есть кривая pпрев при каких-либо значениях L и K практически идентична кривой pпрев при значениях (L+1) и 2·K. Поэтому в дальнейших расчетах мы использовали в качестве параметра одно значение – произведение 2-L·K.

График зависимости pпрев от nЛКС и N при фиксированных значения произведения 2-L·K приведён на рисунке 2.


Рис.2 – Зависимость вероятности переполнения буфера по одному ярусу от числа полученных ЛКС и ширины буфера N:

1) 2-L·K = 0,25; 2) 2-L·K = 0,5.

Однако с практической точки зрения больший интерес представляют не соотношения межу числом полученных команд и вероятностью переполнения буфера, а соотношения между параметрами L, K, N и M – размера пула командных слов (глубина буфера и максимальное число получаемых ЛКС) и достигаемой при этом соотношении вероятности переполнения какого-либо яруса буфера. При реализации адаптивной системы передачи командных слов эта вероятность может быть важна при выборе длины поля синхронизации (так как параметры K, N и M можно считать условно неизменными). То есть, если при каких-то значениях параметра мы обнаружили неоднократное переполнение буфера по ширине (частота переполнений превысила теоретически рассчитанный пример), это свидетельствует о высокой интенсивности выдачи ПКС. Следовательно, для возврата частоты переполнений в приемлемый диапазон, необходимо либо повысить длину поля синхронизации L, либо изменить параметры N и M. И наоборот, если переполнений не происходит, мы можем увеличить длину пула (если необходимо выдавать протяжённые серии ЛКС), уменьшить его ширину (для повышения скорости обработки содержимого буфера) и уменьшить длину поля синхронизации (для уменьшения информационной избыточности).

Если проанализировать графики на рисунке 2, то можно обнаружить, что при фиксированных вероятностях переполнения буфера наблюдается линейное соотношение между шириной буфера N и числом полученных ЛКС (или глубиной буфера M). То есть любой зафиксированной частоте переполнения буфера, длине поля синхронизации и интенсивности выдачи ПКС соответствует определённое соотношение между шириной и глубиной буфера. Иными словами: N ≈ α ·M, где α – функция от параметра 2-L·K и наблюдаемой частоты переполнения буфера, которая при большом числе циклов передачи практически равна вероятности переполнения.

Таким образом, зафиксировав все значения вероятности переполнения буфера в интересующих нас диапазонах изменения N и M, мы имеем возможность варьировать соотношение между длиной буфера и его шириной, добиваясь требуемого уровня частоты переполнения буфера при таком фиксированном параметре передачи, как интенсивность выдачи посторонних командных слов. При этом достаточно хранить в памяти устройства набор коэффициентов α при различных L и K, чтобы оперативно изменить соотношение N /M.

Работа выполнена при поддержке гранта Президента РФ для государственной поддержки молодых российских ученых - кандидатов наук (Конкурс - МК-2010). Шифр МК-3642.2010.


Литература:
  1. Таныгин М.О. Верификация данных, передаваемых между устройством и программным обеспечением // Электронные средства и систем управления: материалы докладов Международной научно-практической конференции: в 2 т. Т.2 – Томск: В-Спектр, 2011. – С.49 – 52.

  2. Tanygin M.O. Method of Control of Data Transmitted Between Software and Hardware // Комп'ютернi науки та iнженерiя: материали IV Мiжнародної конференцiї молодих вчених CSE–2010 – Львiв: Видавництво Лвiвскої полiтехнiки, 2010. – С.344 – 345.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle