Библиографическое описание:

Черепанов К. А. Основные этапы и направления развития и формирования Иркутска [Текст] // Технические науки в России и за рубежом: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Москва, январь 2015 г.). — М.: Буки-Веди, 2015. — С. 91-99.

История Иркутска насчитывает более 350 лет: за столь длительное время площадь Иркутска возросла с 1,69 га (площадь Иркутского кремля в 1669–1670 годах) [8] до 27,7 тыс. га (состояние в настоящее время) [25, с. 100]. Таким образом, за это время городская среда претерпевала неоднократные изменения и преобразования, связанные с социально-культурными, техническими, политическими и иными достижениями и представлениями человека об окружающем его мире. При росте города и численности значительно проживающего в нем населения приводит к «усложнению планировочной структуры, меняются характер плана (он становится более расчлененным)» [28, с. 8]: в Иркутске, как и в других городах, можно проследить как экстенсивный (центробежные тенденции в развитии города), так и интенсивный (центростремительные тенденции в развитии города) периодом развития города. Каждый из этих периодов развития города характеризуется определенными основными и общими правилами развития и формирования городской среды. Так, экстенсивный период развития города (центробежные тенденции в развитии города) представляет из себя расширение границ города с учетом создания новых мест развития населенного пункта, т. е. происходит территориальный рост города за счет освоения прилегающих к нему свободных территорий. Тогда как интенсивный период развития города (центростремительные тенденции в развитии города) является противоположностью экстенсивному и представляет собой «уплотнение застройки, освоения неиспользуемых и неудобных для застройки территорий, использование подземного пространства» [19, с. 124], в также «сопровождаются уплотнением и реконструкцией застройки, использованием всех пространственных ресурсов (повышение этажности, освоение ранее неосвоенных территорий и подземного пространства) [5, с. 24].

По сложившейся в историографии типо-хронологии возникновение и развитие сибирских городов можно разделить на 4 этапа [1]:

1.                  Первый этап — XVII — первую четверть XVIII вв.: русские землепроходцы, продвигаясь в глубь Сибири, основывали города-остроги, выполнявшие функции крепостей, форпостов Российской Империи на Востоке.

2.                  Второй этап — 1725–1892 гг.: происходило превращение городов в центры торговли, золотодобычи, пушного промысла. Огромное значение в это время имеет связь их с Сибирским (Московским) трактом.

3.                  Третий этап: с 90-х годов XIX в. до 1917 г. — обусловлен проведением железной дороги и ее влиянием на процессы градообразования.

4.                  Четвертый этап — советский период.

К этому списку можно добавить современный этап развития городов, начавшийся с конца 1980-х-начала 1990-х годов.

Русские города Сибири в своем становлении и развитии подчинялись общим закономерностям и с момента возникновения были полифункциональны, одновременно выполняя обязанности военных, административных, хозяйственных, финансовых, культовых центров, хотя в течении определенного времени некоторые функции могли быть главными, другие становились второстепенными [27, с. 97]. Формирование архитектурно-планировочных свойств сибирских городов, в т. ч. Иркутска, во многом схожи по многим причинам, которые можно отнести к таким областям как политическая и социально-культурная сферы государственной деятельности: вначале города выступали в роли форпостов (военная функция) на границах (осваиваемых территориях) государства [6, с. 42; 11, с. 11, 13; 17, с. 22], а также общей административно-управленческой функции [6, с. 42], т. е. место будущего города выбиралось исходя из «общегосударственных и стратегических задач — присоединение новых, богатых природными ресурсами, земель, расширение и закрепление территориальных границ» [11, с. 11]. Также выразительность этих городов «достигалась учетом при их планировки особенностей рельефа, который подчеркивался стелющейся пластичной массой одноэтажной застройки» [17, с.143]. В подобной ситуации выбор будущего места для постройки крепостей и острогов был продиктован требованиями обороны, а также часто наличием условий, необходимых для торгово-хозяйственной деятельности населения. Расположение поселении в междуречьях крупных рек обеспечивало надежную двухстороннюю защиту от возможного нападения противника, и в то же время способствовало созданию удобных пристаней с торгово-перевалочными постройками» [18, с. 10–11].

6 июля 1661 года был образован острог Иркутск «на берегу Ангары при впадении в неё реки Иркут оказалось пригодным для земледелия и скотоводства» [8]. Название Иркутска произошло от названия реки Иркут, на которой в 1661 году был и основан сибирский острог Яковом Похабовым, основавшим на правом берегу Ангары острог, дав ему название Иркутский. Данныое местоположение нового острога было обусловлено «хорошо контролируемым водным путем, ведущий по Ангаре на Байкал и на юг по Иркуту к заветному ясаку» [21, с. 61]. Однако до сих пор между учеными нет согласия касательно времени основания Иркутска: одни относят это событие к началу 17 века, другие — к середине [9]. Так, по разным оценкам год основания Иркутска варьируется между 1656 и 1688 годами [12, с. 90]. И лишь в середине 20 века была установлена ныне официально установленная дата основания Иркутска [21, с. 58].

Иркутск, одновременно, и типичный, и уникальный сибирский город [16], т. к.:

1.                  Типичный потому, что возник точно также, как и все остальные города на восточной окраине России в 17 веке — в результате колонизационной политики — сначала, как укрепленное место размещения военного отряда казаков. Потом, как деревянная крепость с административными и военно-хозяйственными постройками. Деревянная крепость со временем превратилась в каменную с деревянными жилыми и административными зданиями.

2.                  Уникальность Иркутска заключается в том, что в нем до сегодняшнего дня отдельные фрагменты деревянной застройки сохранились, фактически, почти в неизменном виде. Но сегодня деревянные исторические дома находятся сегодня в ужасном техническом состоянии. Причина трущобного состояния деревянной городской застройки коренится в советской жилищной политике, поставившей индивидуальное жилье вне закона.

В 1675 году за крепостной стеной Иркутска образуется посад, что привело к его трансформации: от одночастной структуры (крепости) к двучастной (крепость — посад) [14, с. 79–80]. Именно в это время Иркутск развивается в форме сегмента, относя город к сегменто-мысовому типу по причине «местоположения крепости, зажатой между руслом Ангары и небольшим озерком с противоположной стороны» [14, с. 80]. В подобной ситуации Иркутск с развитой (разветвленной) водной сетью ручьев и рек «получил компактное планировочное решение, которое отразилось не только на формировании прибрежных панорам, но и на глубинно-пространственной структуре города» [13, с. 103].

Иркутск начала XVIII в. делился на две части [1]:

1.                  «Малый город», или собственно острог, начинался от берега Ангары и представлял собой деревянную крепость с примыкавшими к ней постройками. К ним относились каменное здание провинциальной канцелярии, дом вице-губернатора (бывший воеводский), с амбарами и погребами, Спасская церковь. «Малый город» являлся административным центром обширной иркутской провинции (1731 г.).

2.                  В «большом городе», как называли посад, сосредотачивалась торгово-экономическая жизнь Иркутска. Населялся он, в основном, выходцами из северных областей России: Великого Устюга, Яренска, Пинеги, Соль-Вычегды, Переславля-Залесского, которые привнесли в Сибирь свои традиции, обычаи, культуру. Шел сюда и «промышленный» люд, занимавшийся каким-либо промыслом: пушным, рыбным, слюдяным. Новопришлые селились на посаде, который, окружая крепость, расширялся, развиваясь от Ангары в трех возможных направлениях. Расположение города в низкой пойменной местности вынудило первых поселенцев бороться с окружавшей острог заболоченностью.

План 1784 г. — первый план Иркутска, представивший существовавшую на тот момент парцелляцию кварталов примерно равными по размерам участками. При этом улицы, особенно в старой части города, при заданности магистральных направлений, сохраняли определенную долю «лабиринтное»: кривизна, запутанность, тупики — как результат прежнего бесконтрольного развития. Сложность урегулирования существующей планировки заключалась, очевидно, в необходимости проведения дорогоcтоящего сноса, требующего значительных материальных затрат. Это обстоятельство достаточно серьезно учитывалось при разработке первого генерального плана Иркутска, утвержденного в 1792 г. План предполагал разумное упорядочение строительства, расширение и выпрямление существующих улиц, применение принципа регулярности в разбивке новых кварталов. Однако он не смог разрешить основных проблем, накопившихся к тому времени: отсутствие четкой связи улиц с центром и полное несоответствие осей старого города с новой застройкой, сложившейся за палисадом. Тем не менее, принятый впервые в истории Иркутска генеральный план стал важным градостроительным мероприятием, которое способствовало урегулированию многих вопросов, улучшению качества архитектуры и проведению мероприятий по благоустройству.

В 18 веке Иркутск стремительно растет, т. к. этому способствует тот факт, что в 1799 г. Иркутск становится столицей гигантской губернии, границы которой захватывают и Американский континент — Аляску. В 1799 г. создается Российско-Американская компания — Иркутск становится «приморским» городом — в нем в 1803 г. учреждается адмиралтейство (просуществовало 36 лет — до 1839 г.).

На рубеже 18–19 веков Иркутск в числе прочих городов Сибири становится административно-политическим, торгово-промышленным и культурным центром Сибири, при этом утратив свое стратегическое значение [13, с. 99]. При этом данные новые преобладающие функции города активно воздействуют на формирование и развитие городской структуры [13, с. 102]. При этом главенствующими при создании застройки становятся торговые, административные и общественно-культурные здания и сооружения с развитием типологии общественных зданий [13, с. 102]. К концу первой трети 19 века возможности для расширения центральной части города, заложенные в генеральном плане 1792 г., оказались исчерпанными. Застройка вплотную подошла к Крестовоздвиженской горе, повторяя ее очертания. Эту ситуацию прекрасно передает план Иркутска 1843 г. Вероятно, склоны горы были в то время настолько круты, что последний ряд кварталов, расположенных вдоль линии улиц Подгорная — Горная — пер. Канавный, получил «неполную» (треугольную) форму.

Иркутск 1-й половины XIX в. переживал длительный социально-экономический подъем, связанный с развитием сибирской золотопромышленности и удачно складывавшейся конъюнктурой в русско-китайских торговых отношениях. Это не могло не сказаться на росте самого города. Сравним данные, приводимые иркутской летописью с временной разницей в три десятка лет. В 1823 г. в Иркутске насчитывалось 1763 дома, из них 66 каменных; больших улиц было 27, переулков — 57. Численность жителей определялась в пределах 15 тысяч, а в 1857 г. здесь уже 2500 домов и 18 тысяч жителей, т. е. рост числа строений опережал рост численности населения [1].

В 30-ые годы 18 века Иркутск был разделен на 2 части [18, с. 13–14]:

1.                  «Малый город» был административным центром обширной Иркутской провинции. Он начинался от берега Ангары и представлял собой старую деревянную крепость-острог с примыкавшими к нему постройками. Среди них были каменные сооружения — здание Провинциальной канцелярии, дом вице-губернатора с амбаром и погребами, Спасская церковь;

2.                  В «большом городе» или посаде сосредоточивалась духовная и торгово-экономическая жизнь Иркутска. Здесь находились каменный Богоявленский собор, четыре приходские церкви, городская ратуша, таможня, Гостиный двор, купеческие лавки и товарные склады, мясной и молочный ряды, винный подвал, полковая казачья изба, полицмейстерская контора, тюрьма, пороховой амбар.

В 1879 г. пожар уничтожает всю центральную часть города. После пожара Иркутск довольно быстро отстраивается заново. Причем, на месте сгоревших домов, возникает новая деревянная и каменная застройка, планировочно мало отличающаяся от допожарной. Причем новая деревянная и каменная застройка планировочно почти не отличалась от допожарной, потому что новые дома ставились в тех же самых границах земельных участков, которые были до пожара, и в прежних габаритах зданий — из-за необходимости следовать тем же самым нормативным требованиям по противопожарным разрывам между зданиями, по этажности, необходимости обеспечивать те же самые эксплуатационные условия (разворот телег, въезд во двор, удобство разгрузки поклажи и проч.) [2].

Сразу после пожара Иркутск получил реальную возможность провести регулярную планировку своей центральной части, которую раньше ограничивала уже сложившаяся градостроительная схема. В разрабатываемый проектный план города были внесены изменения «вследствие уничтожения многих кварталов пожаром и кривизны существовавших улиц». Они предусматривали выпрямление и расширение до положенной Строительным Уставом ширины улиц (10–15 саж.), ликвидацию маломерных кварталов, тупиковых переулков и т. д. Любопытным представляется намерение образовать новые площади в нетрадиционных для Иркутска местах, в частности, на углу Большой и Блиновской улиц. Однако из-за нерасторопности властей с составлением нового проектного плана, с одной стороны, и быстрым восстановлением города, с другой, когда владельцы строили дома на своих участках, ориентируясь на прежние границы, ситуация была выпущена из-под контроля, и реальное влияние на образование новой планировочной структуры было сведено к минимуму.

Во второй половине 19 в.-начале 20 в. Иркутск занимает важное место в структуре государства, являясь центром Восточносибирского генерал-губернаторства, которое образовалось в 1822 году. Тем самым, город являлся административным, торгово-хозяйственным, ремесленным и промышленным центром региона, что было следствием сочетанием основных экономико-географических факторов [17, с. 49].

Массовое освоение Иерусалимской горы произошло в конце XIX — начале XX вв., а в середине XIX в. город только «взбирается» на гору, образовав магистральными улицами — будущими 1, 2, 3 Иерусалимскими (ул. 1 Советская, Красных Мадьяр, Трилиссера) — три ряда проектируемых кварталов, протянувшихся до нынешней Красноказачьей улицы. При этом, как показывает план 1883 г., даже к тому времени они были освоены не полностью, большая часть их покрывалась лесом, от которого осталась лишь Кукуевская роща. И наиболее пустующими оказались самые неудобно расположенные кварталы первого ряда склона горы — между Подгорной и 1-й Иерусалимской улицами.

С прокладкой ЖЕЛЕЗНОЙ ДОРОГИ население Иркутска выросло в 2 раза[1] [10, с. 89].

В предреволюционный период и первые годы после революции были «освоены наиболее благоприятные территории в границах ландшафтных рубежей и появились ростки городских образований за пределами компактного городского массива на транспортных линиях» [17, с. 88]. Также начали активно осваиваться территории на противоположных берегах рек, связь которых с остальным городом оставляла желать лучшего [17, с. 88]. Перед революцией Иркутск представлял из себя расчлененную структуру, в которой имелось множество центров, в т. ч. административный (дом генерала-губернатора), транспортный (вокзал), несколько конфессиональных центров и большое количество торговых (крупные магазины, рынки и склады), т. к. предместья (Знаменское, Глазковское, Ремесленно-Слободское) образуют самостоятельное застроенные массивы за счет длинных прямых улиц, прорезающих город, который компактно расположен между Ангарой и Ушаковкой [15, с. 21].

С завершением гражданской войны и до начала Великой Отечественной Войны происходило активное развитие «народного хозяйства, развертывание крупного капитального строительства и реконструкция всех отраслей промышленности» [17, с. 73]. С подобным активным развитием городов Сибири «сопровождалось ростом численности населения Сибири и глубокими качественными изменениями в его составе» [17, с. 73]. По причине данных изменений в структуре городов определило значение Иркутска, как и некоторых других городов Сибири, как административного, культурного и промышленного центра Восточной Сибири. Развитие ранее неосвоенных территорий происходит «без достаточной предварительной проработки проектно-планировочных схем размещения производственных сил, расселения и генеральных планов» [17, с. 75]. В это время стала проводится индустриализация, экономическое и культурное освоение городов Сибири, в т. ч. и Иркутска. Подобный процесс в Иркутске вначале сказался на его децентрализации, т. е. на качественных изменениях в плане города. Это было связано с развитием (размещением) «новых промышленных и жилых районах на транспортных путях в достаточном удалении от центра за счет активного освоения левого берега Ангары[2]» [14, с. 81].

В 1934 г. был сделан эскизный проект планировки города, представленный инженером Н. Н. Колоссовским. Одной из его основных задач являлось размещение будущих промышленных предприятий и связанное с этим изменение градостроительной ситуации. Первоначально на левом берегу Ангары предполагалось строительство машиностроительного, сборочного (на ст. Иннокентьевской) и алюминиевого (в районе Кузьмихи) заводов. В это время территория Иркутска значительно расширялась, и главный акцент делался на западное (от Ново-Ленина) и юго-восточное (по Амурскому тракту) направления. При этом рассматривалась возможность развития города по долине реки Иркут, протяженностью в 30 км. Однако от последней идеи разработчики отказались из-за неудобств, связанных с транспортным сообщением.

Накануне начала Великой Отечественной войны (1940 год) в Иркутске был принят генеральный план. Затягивание разработки и воплощение в жизнь данного градостроительного документа «привело к локальному и часто стихийному решению градостроительных задач» [14, с. 81], следствием чего вдоль Ангары (в исторически сложившейся части города) стали появляться промышленные предприятия, что привело к потере «прочной, художественно осмысленной связи с ландшафтом ведущих градостроительных ландшафтов» [14, с. 82].

После завершения Великой Отечественной войны сибирские города развивались на основе заложенных в них потенциал во время прошедшей войны: из европейской части СССР произошло перемещение промышленных и научных учреждений, производственных сил, связанных с сырьевыми и топливно-энергетическими ресурсами края [17, с. 107]. Именно данный процесс привел к тому, что Иркутск стал одним из «крупнейших гидроэнергетических, промышленных и культурных центром на востоке страны» [14, с. 82]. С другой стороны размещение новых предприятий вызвало впоследствии нечеткое зонирование городов и рыхлость застройки. Это было вызвано расселением эвакуированного населения и размещением новых промышленных предприятий с последующей быстрым созданием условий для работы данных объектов, наладкой производства и выпуском продукции [17, с. 115].

Невоплощенный в жизнь генеральный план развития Иркутска 1940-го года по известной причине был скорректирован, в котором предполагалось закрепление динамичную структуру развития города и на новый лад трактуется тема его децентрализации, ставшей характерной особенностью Иркутска [14, с. 82]. В этой же версии градостроительного документа «поддерживается традиционная закономерность роста города в направлении водных и транспортных путей (в направлении Нагорного района и водохранилища — селитебных территорий, в долине реки Кая — промышленной зоны)» [14, с. 82]. При этом, во время воплощения в жизнь скорректированного генерального плана Иркутска, образовались композиционные противоречия, которые касались разделению планировочной структуры на отдельные функциональные зоны, что привело к «композиционному несоответствию между значительными незастроенными территориями, расчленяющими город, и участками городской застройки малой этажности и плотности» [14, с. 82].

Застройка свободных территорий происходит и в 50–60-ые года, привело к увеличению площади города, численности населения и росту промышленных территорий (зон), в т. ч. гидроэнергетических комплексов, водохранилищ, крупных научных центров, новых отраслей промышленности. Все это потребовало «огромных пространств, вызвали значительные преобразования окружающей города ландшафтной среды и, как следствие, новых форм расселения и развития планировочной структуры городов и пригородных зон» [17, с. 114].

В декабре 1954 года период развития городов стали активно осваивать прилегающие к городу территории, т. к. были «определены направления дальнейшего развития строительства за счет внедрения индустриальных методов, использования типового проектирования, унификации и стандартизации конструктивных элементов» [7, с. 21]. Именно с этого времени стала в нашей стране начала распространятся практика создания укрупненных микрорайонных структур с минимальными излишествами (отсутствием выразительности и пластики на фасадах) [17, с. 145, 159–160]. Застройка таких районов происходила на основании типовых проектов жилых, общественных и промышленных зданий и сооружений, хотя на протяжении почти 40 лет в микрорайоные структуры претерпевали изменения [4]. В это время основной проблемой застройки городских территорий можно назвать отсутствие «надлежащего учета градостроительных и ландшафтных особенностей конкретных площадок» [17, с. 129], а также возможное возникновение или наоборот достаточное удаление жилой застройки от промышленных предприятий.

Наиболее старыми районами являются Октябрьский и Правобережный административные округа города, т. к. часть данных округов развивались на протяжении практически всего периода развития и формирования Иркутска. До начала 20 века территория Октябрьского административного округа развивалась в основном вдоль природного рубежа, проходящего по ул. Подгорная (уступ горы Иерусалимская). Данный административный округ имеет в основном квартальную застройку с различными антропогенными свойствами: начиная от слабоплотной и малоэтажной застройки и заканчивая высокоплотными и многоэтажными территориями, а также различные приемы пространственной организации застройки. Несколько в стороне от подобного тенденции находится территории бывшего Лисихинского кирпичного завода (территория в границах ул. Байкальская, ул. Верхняя Набережная и бул. Постышева), на месте которого в настоящее время ведется активное жилищное строительство и находятся обширные промышленные, складские и прочие им подобные территории. Подобное образование по большому счету имеет аморфную структуру, не имея по большому счету продуманную систему местных проездов и объектов социального и культурного значения.

Примерно ту же тенденцию имеет и Правобережный административный округ города: если до конца 18 века и отчасти на протяжении 19 века осваивались низинные территории, то с начала 20 века активно стали осваиваться склоны и вершины обширной территории заключенной между ул. Освобождения, и реками Ангара и Топка. Застройка на данных территориях в большинстве случаев представляет из себя кварталы с малоэтажными индивидуальными домами. В некоторых случаях возникали промышленные и складские, общественные здания и сооружения. Исключением во всей этой практически однородной застройке является Топкинский микрорайон, расположенный на вершине.

В Советское время развитие Октябрьского и Правобережного административных округов развивались по заданным направлениям автомобильных магистралей, формируя вдоль них, а также рек Ангара и Ушаковка, многочисленны промышленные и складские предприятия. Многие из этих предприятий не имеют необходимых санитарно-защитных зон, что является негативным последствием развития города. Именно в этих административных районах наблюдается максимальные изменения архитектурно-планировочных, объемно-пространственных и функциональных свойств территории.

С 1950-х годов по всей стране стали активно использоваться микрорайоны как основные планировочные элементы, придя в замен кварталам при освоении новых территорий. Иркутск не обошла подобная тенденция. Наиболее яркими примерами в этом отношении являются 2 других административных округа Иркутска: Ленинский и Свердловский, в которых за относительно короткий (30 с небольшим лет) период времени были освоены значительные территории и создано несколько микрорайонов и примыкающие к ним промышленные предприятия, в т. ч. Иркутский Авиационный завод, входящий в состав ОАО «Корпорация „Иркут“». За это время были созданы такие микрорайоны, как Новоленино, Иркутск-2, Первомайский, Юбилейный, Академгородок и некоторые другие, каждый из которых разъединен природными и антропогенными преградами (реки и ручьи, крутосклоны, железная дорога, автомагистрали районного и городского значения).

3 ноября 1920-ого года образован Ленинский район Иркутска, который территориально развивался до конца 1980-х годов за счет постепенного поглощения (напр., станция Иннокентьевская (ныне Иркутск-Сортировочный), созданная во время строительства Транссибирской железнодорожной магистрали) и создания новых промышленно-складских объектов и предприятий (напр., мясокомбинат, мелькомбинат, мыловаренный завод, толевая фабрика (комбинат строительных материалов), в 1940 году был сдан в эксплуатацию и выдал первую продукцию комбикормовый завод). Подобное развитие района связано с благоприятными условиями, в т. ч. близостью железной дороги и судоходной Ангары.

21 ноября 1944 года создан Свердловский административный округ, который после Великой отечественной войны начал активно развиваться ха счет прокладки новой ветки железной дороги, т. к. старая была затоплена во время строительства и последующей эксплуатации Иркутской ГЭС. С середины 1950-х годов в округе стадии также активно строиться Ново-Иркутская ТЭЦ, Иркутский хладокомбинат, Иркутский масложиркомбинат и ряд других объектов, а также такие научные и образовательные учреждения как Иркутский Академгородок и Иркутский государственный технический университет.

В 1990-ые года в большинстве российских городах, в т. ч. и в Иркутске, стали происходить изменения в «градостроительной политике, основной задачей которой стало рациональное использование городских территорий, что предполагает значительное уплотнение существующей застройки» [23, с. 86], в. т.ч. активное вмешательство застройщиками и девелоперами в сложившуюся городскую ткань за счет создания новых жилых и общественных зданий и сооружений. Все это привело к возникновению и обострению градостроительных и экологических конфликтов. Именно с этого времени стали создаваться следующая застройка:

1.                  индивидуальная малоэтажная застройки (в основном это развитие субурбии за городской чертой). Для Иркутска такими образованиями являются, например, микрорайоны Березовый и Зеленый берег, коттеджный поселок Хрустальный;

2.                  точечные многоэтажные здания и сооружения на выборочных участках в центральной и серединной (буферной) частях города, т. е. т.н. точечная застройка [3, с. 73]. Примерами в Иркутске могут послужить такие жилые комплексы, как «Зеон», «Капитель», «Нижняя Лисиха 3», «Авицена-Строй», а также ряд комплексов ОАО ФСК «Новый город».

Основными недостатками в развитии Иркутска на современном этапе являются следующие [25, с. 101]:

1.                  Значительная часть селитебной территории массивами низкоплотной жилой неблагоустроенной застройки;

2.                  Обширные производственные территории не упорядочены, размещаясь смежно с жилой застройкой без необходимых санитарных разрывов;

3.                  Промышленно-складские зоны и неиспользуемые территории располагаются в селитебной зоне, резко ухудшая качество городской среды.

Основными проблемами развития строительной деятельности в Иркутске являются следующие [24]:

1.                  отсутствие земельных участков, находящихся в муниципальной собственности, для реализации проектов комплексной застройки;

2.                  отсутствие резервов для подключения объектов нового строительства к инженерным сетям;

3.                  высокая зависимость строительных организаций от привозных материалов и трудовых мигрантов, в том числе приводящая к повышению стоимости жилья.

Анализ функциональных зон Иркутска показывает о наличии диспропорции в их структуре, нарушении принципа оптимального соотношения между производственной, селитебной и рекреационной территориями: в идеале соотношение должно составлять 1:2:3 [20]. В Иркутске согласно генеральному плану и проектам планировки города перечисленные зоны имеют следующие параметры (табл. 1).

Таблица 1

Соотношения между производственной, селитебной и рекреационной территориями Иркутска

 

Производственные территории

Селитебной территории

Рекреационные территории

Соотношение

Город в целом

5510,5 га

8778,4 га

14555 га

1:1,593:2,631

Правобережный округ

760,4 га

3576,7 га

6859,7 га

1:4,704:9,021

Октябрьский округ

651 га

1296,1 га

1788,5 га

1:1,991:2,747

Ленинский округ

3330,6 га

2090,5 га

4567,3 га

1:0,628:1,371

Свердловский округ

768,5 га

1815,1 га

1339,5 га

1:2,362:1,743

 

В подобной ситуации необходимо проведение развитие застроенных территорий (реконструкция застройки) с целью повышения эколого-экономической и социальной эффективности использования их территорий. Выбор реконструкции как основного вида развития застроенных территорий связан в первую очередь с «исчерпанием своих внутренних территориальных ресурсов и (города, — прим. авт.) испытывают острый дефицит в территориальных резервах, пригодных для освоения под массовую застройку без осуществления сложных и дорогостоящих мероприятий по подготовке территорий — выполнение работы по выводу собственников и проведение компенсационных мероприятий» [26, с. 9–10]. Согласно данным администрации города Иркутск (Обзоры Социально-экономического положения города Иркутска) ввод в эксплуатацию жилых домов за период с 2004 года по 2013 год составил почти 3236 тыс. кв.м. общей площади (табл.2).

Таблица 2

Ввод в эксплуатацию жилых домов

Год

кв.м. общей площади

% по отношению к предыдущему периоду воду в эксплуатацию жилых домов

2004

126807

2005

168685

133,0

2006

212100

125,7

2007

315300

148,7

2008

334900

106,2

2009

380100

113,5

2010

347900

91,5

2011

412800

118,7

2012

482400

116,9

2013

455100

94,3

 

В 2014 году планируется ввести в действие 380 тыс. кв. метров общей площади жилья, в 2015 году — 410 тыс. кв. метров, в 2016 году — 420 тыс. кв. метров [22], в 2019 году — 519 тыс. кв. метров [24]. В соответствии с генеральным планом в Иркутске вплоть до 2020 года планируется возвести жилой застройки:

1.                  В Правобережном округе — 1050,3 тыс. м2 общей площади нового строительства при 192,6 тыс. м2 сноса;

2.                  В Октябрьском округе — 2 340,9 тыс. м2 общей площади нового строительства при 227,5 тыс. м2 сноса;

3.                  В Ленинский округе — 1173,2 тыс. м2 общей площади нового строительства при 205,8 тыс. м2 сноса;

4.                  В Свердловском округ е — 2171,4 тыс. м2 общей площади нового строительства при 186,9 тыс. м2 сноса.

Создание подобного количества застройки невозможно без учета социальных, экономических, природных, исторических и других факторов. По этой причине развитие города должно быть комплексным и базироваться на многих отраслях науки и техники, а не из прихоти застройщиков, стремящихся к максимальному получению выручки от создаваемых объектов недвижимости.

 

Литература:

 

1.                  Бубис Н. Возникновение и основные этапы развития Иркутска. — [Электронный ресурс] Режим доступа: http://irkutsk_history.livejournal.com/19743.html

2.                  Григорьева Е. Архитектурный генофонд Иркутска. Проект регенерации исторического квартала № 130 / Е. Григорьева, М. Меерович. — [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.strana-oz.ru/2012/3/arhitekturnyy-genofond-irkutska

3.                  Диденко В. Г. Высотное строительство: проблемы и перспективы / Социология города, 2008, № 1. — с. 73–78

4.                  Дорофеев П. Микрорайонные структуры 1960–1980-х годов в Иркутске. — Проект-Байкал, № 39–40, 2014. — с. 230–251

5.                  Ерохин Г. П. Основы градостроительства: конспект лекций / Г. П. Ерохин; НГАХА. — Новосибирск, 2009. — 102 с.

6.                  Залесов В. Г. Градостроительная деятельность в Сибири при воеводско-приказной системе управления / В. Г. Зелесов, О. С. Воронина. — Вестник ТГАСУ, № 3, 2007. — с. 38–46

7.                  Зейферт М. Г. Градостроительные аспекты реконструкции жилой среды.- Вестник КГАСА, № 1 (2), 2004. — с. 21–24

8.                  Иркутск. — [Электронный ресурс] Режим доступа: http://ru.wikipedia.org/wiki/ %C8 %F0 %EA %F3 %F2 %F1 %EA

9.                  Иркутск и его история. — [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.baikalnature.ru/info/86613

10.              Кетова Е. В. Заселение Сибири в конце XVI — начале XX века и основание сибирских поселений / Известия Высших учебных заведений: Строительство, № 5 (581), 2007. — с. 87–91

11.              Кетова Е. В. Методы, закономерности и принципы эволюции исторических городов Сибири (конец XVI — начало XX вв.): автореф. дис. … канд. архитектуры: 05.23.20 / Евгения Владимировна Кетова; Новосибирский государственный архитектурно-строительный университет (Сибстрин), 2012. — 23 с.

12.              Кетова Е. В. О некоторых исторических особенностях и механизмах эволюционного развития городов Сибири (XVI — XVIII вв.) /Е. В. Кетова // Известия Высших учебных заведений: Строительство, № 6(570), 2006. — с. 89–94.

13.              Кетова Е. В. Основные принципы, механизмы и закономерности эволюции исторических городов Сибири (конец 16 — начало 20 столетия). — Известия ВУЗов. Строительство. № 3, 2011. — с. 98–104

14.              Корзун А. В. Планировочная структура Иркутска: факторы устойчивого развития (ретроспективный анализ). — Вестник ИрГТУ, № 2 (49), 2011. — с. 79–83

15.              Лидин К. Предчувствие полицентричности о «несоветском» проекте иркутских архитекторов 1970-х гг. / К. Лидин, М. Меерович. — Проект Байкал, № 9, 2006. — с. 20–23

16.              Меерович М. Г. Судьба деревянного Иркутска — перспективы развития города. Материал публичной лекции. — [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.brandcampus.ru/pause/pause_28.html

17.              Оглы Б. И. Строительство городов Сибири / Б. И. Оглы. — Л.: Стройиздат, 1980. — 272 с.: a-a-ил

18.              Оглы Б. И. Формирование центров крупных городов Сибири. Градостроительные и социально-культурные аспекты. — Новосибирск: Изд-во Новосиб. ун-та, 1999. — 168 с.

19.              Основы территориально-пространственного развития городов: Учеб. пособие / Городков А. В., Федосова С. И. — Брян. гос. инженер.-технол. акад. — Брянск, 2009. — 326 с.

20.              Полякова Т. А. Состояние и оценка функционально-планировочной структуры крупного города (на примере г. Белгорода): Автореф. дис. … канд. геогр. наук: 25.00.24 / Татьяна Анатольевна Полякова; Белгородский государственный университет, Краснодар. — 23 с., ил.

21.              Похабов Ю. «… А опроче того места острогу ставить негде…». О предыстории Иркутского острога. — Проект Байкал, № 29–30, 2011. — с. 58–61

22.              Пояснительная записка к прогнозу социально-экономического развития г. Иркутска на 2014 год и на период до 2016 года. — [Электронный ресурс] Режим доступа: www.admirk.ru/DocLib/Пояснительная %20записка.doc

23.              Правоторова А. А. Принципы обновления городской среды / А.А Правоторова, Д. Д. Син. — Известия ВУЗов. Строительство. № 3, 2007. — с. 86–90

24.              Программа комплексного социально-экономического развития города Иркутска на 2013–2019 годы (в редакции от 26.09.2013). — [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.admirk.ru/Pages/administration.aspx

25.              Протасова Е. В. Опыт градостроительного использования прибрежных территорий / Е. В. Протасова, Р. А. Хотулев. — «Проблемы использования прибрежных территорий в городах. Рекомендации к правилам землепользования». Материалы международного научно-практического семинара. — Иркутск: Изд-во ИрГТУ, 2008. — с. 100–120

26.              Хайкин В. Г. Методология формирования производственного потенциала при реконструкции и обновлении сложившейся застройки крупного города: Автореф. дис. … доктора техн. наук: 18.00.04, 05.02.22 / Владимир Григорьевич Хайкин; Московский Государственный Строительный Университет. — М., 2007. — 39с.

27.              Черная М. П. Сибирский город конца XVI-начала XVIII в. в историко-археологическом отражении (историографический аспект). — Вестник Томского Государственного Университета, № 3 (7), 2009. — с. 95–112

28.              Щагин А. М. Основы территориально-пространственного развития городов: Учебное пособие. — Н.Новгород: Нижегород. гос. архит.-строит. ун-т, 2006. — 48 с.



[1] Численность населения в Иркутске в 1851 году составляло 16,8 тыс. человек, в 1875 – 32,6, 1897 – 51,5, 1910 – 74,0 [10, с. 90].

[2] На современном этапе развития градостроительные документы поддерживают данную тенденцию [14, с. 82]. Такое развитие городских территории подразумевает «образование основной рекреационной зоны, к ней образуются ряд поперечных осей – глубинных центров обслуживания, аккумулирующих общественные функции города» [14, с. 82].

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle