Библиографическое описание:

Абелите Л. Л., Скуя И. Я., Воробьев А. В. Исследование с целью выяснения отношения жителей Латвии к семье как социальному институту [Текст] // Актуальные вопросы современной психологии: материалы II междунар. науч. конф. (г. Челябинск, февраль 2013 г.). — Челябинск: Два комсомольца, 2013. — С. 53-58.

В Латвии все еще актуален вопрос нарушения законов несовершеннолетними. Особо тревожным является тот факт, что часто несовершеннолетние свое поведение не меняют и повторяют преступления. Криминальное поведение полностью можно осознать только учитывая несколько факторов, которые на него влияют: биологические, социальные, психологические факторы и контекст ситуации, в которой совершается преступление. Это исследование было проведено в рамках более объемного исследования и внимание уделялось только одному фактору — роли семьи в процессе социализации. Методологическую основу для этого исследования образует системно-феноменологический подход, в основе которого семья рассматривается как функциональное единство со своими границами и поведение ребенка рассматривает, главным образом, в контексте с семьей. Как известно, семья считается первичным социализатором любой личности и для нее как социального института можно выделить различные функции. Воспитание детей — одна из них. Ребенок с нарушениями поведения указывает на дисфункцию соответствующей семьи. Статья посвящена исследованию отношения жителей Латвии к семье как социальному институту. Определив понятия — функциональная и дисфункиональная семья, а также проводя целенаправленное исследование, удалось найти как объединяющие, так и отличающиеся социально-психологические факторы в семьях, имеющих различную социальную адаптацию несовершеннолетних. Так как семья является объектом исследования множества социальных наук, то исследование является актуальным для широкого круга читателей. Гипотеза исследования — родители, у детей которых нет существенных нарушений поведения, имеют отношение к семье как институту социализации, отличающееся от отношения родителей несовершеннолетних правонарушителей. Чтобы получить представление о современной семье как институте социализации, были проведены интервью и опрос в фокусных группах. Отбор для исследования. Его основу составляют родители несовершеннолетних правонарушителей (или те, кот их заменяет — опекуны, дедушки и бабушки) (n=214, 158 женщины, 56 мужчины) из разных городов Латвии. Возраст респондентов был от 31 до 82 лет (средний возраст 42 года). Вторая группа респондентов была образована из респондентов, в семьях которых несовершеннолетние не имеют характерного антисоциального поведения, и по своему составу она была приравнена к предыдущей (n=210, 150 женщин, 60 мужчин, в возрасте 30 -79 лет). Результаты исследования подтверждают гипотезу. Родители, у детей которых не наблюдается антисоциальное поведение, имеют отличающуюся точку зрения и отношение к семье как социальному институту и институту социализации, в отличие от родителей несовершеннолетних правонарушителей. Исследование раскрывает лишь часть факторов, которые повлияли на процесс социализации несовершеннолетних, поэтому для изучения проблемы необходимы дальнейшие исследования.

Ключевые слова: Дисфункция семьи, социальный институт, первичный социализатор, девиантное поведение.


Research with the aim to find out the attitude of population of Latvia to the family as a social institution


The issue of offences performed by juveniles is still urgent in Latvia. Especially alarming is the fact that quite often juveniles do not change their behaviour and perform repeated offences. Their criminal behaviour can be fully understood only taking into account several factors that have an effect on it: biological, social, phsychological factors and the situation context, in which the breach of law takes place. This research was performed within the framework of a more voluminous research and the attention was paid only to one factor — role of the family in the process of socialization. The methodological basis of this research is a system phenomenological approach, at the basis of which the family is viewed as a functional unity with its own limits and a child’s behaviour is viewed mainly in the context with the family. As is well known the family is considered to be the first socializer of every person and as a social institution it has various functions. Child rearing is one of them. A child with behavioural disturbances points to dysfunction of the respective family. The article deals with research of the attitude of the population of Latvia to the family as a social institution. By defining the notions — functional and dysfunctional family, and also performing a focused research I managed to find both unifying and different social phsychological factors in families with various social adaptation of juniors. Since the family is an object of research of various social sciences this research is topical for a wide range of readers. The hypothesis of this research — those parents, whose children have no essential behavioral disturbances have a different attitude to family as socialization institution comparing with the attitude of parents of juvenile offenders. In order to acquire the perception of the modern family as a socialisation institution inreviews of focus groups and a questionary were performed. Research selection. Its basis are the parents of juvenile offenders (or their substitutes — guardians, grandparents) (n=214, 158 women, 56 men) from different cities of Latvia. The age of respondents was from 31 to 82 years (the average age — 42 years). The second group of respondents was formed by respondents, in whose families the juniors were not characterised by antisocial behavior, and by its composition it was equated to the previous one (n=210, 150 women, 60 men of the age from 30 to 79 years). Results of the research confirm the hypothesis. Parents, whose children have no antisocial behavior have a different opinion and attitude towards the family as a social and socialization institute in comparison with parents of juvenile offenders. The research discloses only a number of factors that affected the process of junior socialisation; therefore further research is needed for perception of the problem.

Keywords: Family dysfunction, social institute, primary socialisator, deviant behavior.


Введение. Актуальность, необходимость исследования. Стремительное ускорение современного ритма жизни, социально-экономические перемены, рост социальной и политической напряженности, материальная и социальная поляризация общества создает условия, в которых функционирование многих семей затруднено. Происходят и существенные перемены в ориентации ценностей общества, в результате чего семья как институт социализации переживает кризис. Нередко семья не справляется со своей основной функцией — воспитанием и социализацией детей. В Латвии все еще актуален вопрос о несовершеннолетних правонарушителях. Особенно волнует тот факт, что часто несовершеннолетние свое поведение не меняют и преступления повторяют. По данным, обобщенным Центральным статистическим управлением Латвийской Республики, возросло число несовершеннолетних правонарушителей (см. Таблицу 1), поэтому чрезвычайно существенным является выяснить, какие факторы неблагоприятно повлияли на процесс социализации детей.

Таблица 1

Состав лиц, совершивших преступление

2010

2011

Число лиц, совершивших преступление

15848

14309

Несовершеннолетние из общего числа лиц, совершивших преступление, %

6,2

8,9

Автор: Центральное статистическое управление Латвийской Республики, 2012.


В Латвии часто царит стереотипная уверенность в том, что криминальное поведение является только и единственно социальным феноменом, что его причины следует искать в экономических условиях. Однако криминальное поведение полностью можно понять только тогда, когда учитываются несколько факторов, влияющих на него: биологические, социальные, психологические факторы (в том числе, черты личности) и контекст ситуации, в которой совершается преступление (Э.Стрика, 2009). Методологическую основу этого исследования составляет системно-феноменологический подход, в основе которого семья рассматривается как функциональное единство со своими границами, а поведение ребенка рассматривается, главным образом, в контексте с семьей. Как известно, семья считается первичным социализатором каждой личности, и для нее социального института можно выделить несколько функций. Воспитание детей — одна из них. Ребенок с нарушениями поведения указывает на дисфункцию соответствующей семьи. Определив понятия — функциональная и дисфункциональная семья, а также, проводя целенаправленное исследование, можно обнаружить как объединяющие, так и различные социально-психологические факторы, проанализировав которые, можно найти корреляции с девиантным поведением детей. Интерпретируя полученные результаты, можно было бы сделать выводы и разработать рекомендации, которые были полезны для каждого специалиста по работе с семьями. Цель исследования — выяснить факторы, которые детерминируют дисфункцию семьи и таким образом влияют на социализацию детей. Семья — сложное образование, хотя она имеет вроде бы немного составных частей (малочисленность), а совместные действия (взаимодействие) происходят по различным и особым законам, притом все это происходит в динамике (Карпова, 2006). Семьи можно исследовать в различных аспектах — и как исторически-социальный институт, и как социальную группу, и системно, и как субъект взаимоотношений, однако все еще существуют проблемы исследовательской деятельности. Это потому, что эксперимент в исследовании семьи трудно применить, опрос имеет низкую достоверность, личный опыт каждого оценивается как слишком узкий и малоубедительный и имеет т. п. ограничения. Есть авторы исследований, которые поддерживают количественную методологию, другие — качественную, есть и такие, кто пытается объединить обе эти парадигмы. Однако ни авторы количественных, ни авторы качественных исследований вроде бы не могут достигнуть абсолютной истины или получить уверенность (Kemmis, McTaggard, 2000).

Сравнивая статистические данные в Латвии за последние десять лет, не наблюдается существенных изменений с точки зрения числа заключенных браков, однако наблюдается тенденция роста числа разведенных семей (см. Таблицу 2).

Таблица 2

Число разведенных семей на 1000 заключенных браков

2011 год

2010 год

2009 год

2008 год

2007 год

2006 год

1990 год

1085 год

772

531

514

480

478

496

457

486

Автор: Центральное статистическое управление Латвийской Республики, 2012.


В расторгнутых браках в Латвии в период времени с 2005–2010 год общее число несовершеннолетних было 3667. Анализируя поверхностно, кажется, что зависимость четкая — чем больше детей вынуждено расти в неполных или разведенных семьях, тем выше число несовершеннолетних правонарушителей. Однако, анализируя отдельно каждую из групп — семьи, в которых у детей имеются нарушения поведения, и семьи, в которых у детей нет существенных нарушений поведения — последовательность в статусе семьи констатировать не удается. Несовершеннолетние правонарушители встречаются как в полных семьях с обоими биологическими родителями, так и наоборот — дети с социально-приемлемым поведением растут с одним родителей, в семье, где родители в разводе, и т. п.

Обоснование выбора метода. Так как, анализируя только количественные социально-демографические показатели, не удалось найти существенные различия между семьями, в которых у детей есть нарушения поведения, и теми семьями, в которых у детей существенных нарушений поведения не наблюдается, затем было принято решение о применении в исследовании семьи качественных методов исследования.

Прежние исследования ценностей свидетельствуют о том, что в латвийском обществе распространены как традиционные, так и современные ориентации и понимание ценностей. В рамках отчета исследования о развитии народа в Латвии ученые Латвийского Университета задали людям вопрос „Какие свойства было бы особо важно привить детям в семье?”, и таким образом получили ответы о ценностях, которым в обществе присуща высокая степень достоверности. Анализ ценностей в латвийском обществе свидетельствует о том, что ориентация на традиционные ценности — семью, работу, безопасность и другое, сильна как с точки зрения идеальных, так и с точки зрения практических ценностей (Иябс, 2006).

Гипотеза исследования — у родителей, дети которых не имеют существенных нарушений поведения, разное отношение к семье как институту социализации в зависимости от отношения родителей несовершеннолетних правонарушителей. Чтобы получить представление о современной семье как институте социализации, было принято решение о проведении опроса. Однако одно из ограничений качественных методов исследования — сложность с вовлечением в исследование большого количества человек. Поэтому исследование было разделено на этапы:

  1. на этапе было организовано интервью нескольких фокусных групп в различных регионах Латвии;

  2. несколько исследователей обрабатывали результаты, полученные на этапе — качественные данные и, на основании теоретических постановок, касающихся семьи как института социализации, обобщили их в несколько блоков вопросов-ответов, получив, таким образом, опрос со структурированными вопросами закрытого типа, результаты которого легко поддаются количественной обработке данных;

  3. на этапе был организован опрос;

  4. на этапе была организована количественная обработка результатов опроса.


Отбор для исследования. Его основу составляют родители несовершеннолетних нарушителей (или замещающие их — опекуны, бабушки, дедушки) (n=214, 158 женщин, 56 мужчин) из различных городов Латвии. Возраст респондентов от 31 до 82 лет (средний возраст 42 года). Вторая группа респондентов была образована из респондентов, в семьях которых несовершеннолетним не характерно антисоциальное поведение, и по составу она была приравнена к предыдущей (n=210, 150 женщин, 60 мужчин, в возрасте от 30 -79 лет). В обеих отобранных группах уровень образования респондентов и занятость была самая разнообразная — от 6 классов основного образования до высшей школы, как работающие, так и безработные. Обобщение результатов, исходя из теоретических постановок о детерминантах оптимального функционирования семьи.


  1. В начале статьи уже было отмечено, что развод встречается в обеих группах респондентов — как в той, где у детей не наблюдается девиантное поведение, так и в той, в которую включены родители несовершеннолетних правонарушителей. Однако, анализируя теоретический материал, мы сталкиваемся с различными понятиями развода — эмоциональным, социальным и юридическим (Карпова, 2000). Распад отношений — нормальный процесс, хотя и не обязательный, который подвергается анализу на разных уровнях или фазах: интраперсональный, диадный, взаимодействие интраперсонального и социального (Дакс, 1981). Возможно, анализ количественных данных не дал наглядный различий в обеих группах, поскольку иногда люди, которые юридически считаются состоящими в браке, все же эмоционально или даже социально уже давно не пара. Юридически развод внешне фиксируется, только начиная с третьей стадии.

  2. Брак — сложный институт. Как устойчивость или долгосрочность браков, так и функционирование созданной семьи в большой степени зависит от мотивов, которые лежали в основе заключения брака. Выясняя мотивы браков, можно прогнозировать механизм и социальный потенциал формирования взаимоотношений членов семьи. Образование мотивов — долгий и сложный процесс, во время которого создается индивидуальное отношение к партнерству, совместной жизни, бракам и семье. На формирование этих взглядов могут влиять как социальные, так и экономические факторы, как духовный потенциал общества, царящие в нем традиции и нормы поведения и др. Хотя действия человека часто определяет совокупность нескольких мотивов, он полидетерминированы, однако всегда можно выделить какой-то один мотив, который играет ведущую, определяющую роль (Леонтьев, 2001; Карпова, 2000). Поэтому в опрос был включен вопрос о мотивах брака. Благодаря интервью, проведенному в фокусной группе первого этапа, все мотивы браков были ранжированы по группам. Это облегчило количественную обработку результатов опроса. Мотивы браков можно разделить на следующие группы:

  • эмоционально-эстетические, чувственные (любовь и связанные с нею чувства);

  • стабилизирующие личность (желание жить вместе со своим верным другом, создать свой семейный очаг);

  • прокреативные (стремление создавать и воспитывать детей, обеспечивать им условия, способствующие развитию);

  • корыстные (желание улучшить свои материальные условия, повысить социальный статус, законно оформить существующие интимные отношения в соответствии с ожиданиями рода или микросреды, стать независимым от родителей и т. д.).

Первые три упомянутые здесь группы мотивов считаются позитивными или функциональными, поскольку способствуют устойчивости брака. В свою очередь, группу последних мотивов — корыстных мотивов принято считать также псевдомотивами, поскольку каждый из них связан с возможным риском на пути развития семьи (Дейнег, 1988). Первая группа респондентов — родители, у детей которых наблюдается девиантное поведение, отмечая мотивы браков, намного чаще указывала именно на т. н. псевдомотивы (см. Таблицу 3). Респонденты могли отмечать несколько ответов. На этот вопрос ответило всего 139 — респонденты, состоящие в браке.

Таблица 3

Распределение ответов респондентов в группах по псевдомотивам браков (по Дейнегу)

68 %

С помощью брака надеются решить какую-либо проблему (бытовую, материальную, психологическую и т. п.)

84 %

Брак в результате прямого психологического давления

62 %

Браки в результате косвенного (опосредованного) социального давления

89 %

Легализация интимных связей

90 %

Моральное оправдание поведения

1 %

месть (чаще всего, какому-либо бывшему партнеру)

27 %

конформистский („так делают все”)

3 %

Страх одиночества, возраста и т. п.

0

диффузия (низкий самоконтроль, смещение понятий и самых разнообразных мотивов)

14 %

экспериментальный.


Как видно, в таблице не показан ни один случай диффузии, однако следует помнить, что опрос является не объективным исследованием, а субъективной самооценкой респондентов.

  1. В исследованиях семьи понятие системы вводится с теоретическими и практическими исследованиями американского психотерапевта М.Бовена. Его продолжают Д.Фримен, Р.Ричардсон и др. Семья как системы является организованным упорядочением элементов, имеющих границы и функциональное единство. Главная проблема в коррекции детского поведения — семья обычно хочет перемен без изменений системы! Результаты этого исследования также свидетельствуют о том, что родители несовершеннолетних правонарушителей не берут на себя главную ответственность за поведение своих детей (см. Таблицу 3). (У родителей была возможность отметить и несколько ответов).

Таблица 4

Ответы респондентов на вопрос: „Что, на Ваш взгляд, больше всего влияет на поведение ребенка?”


Семья

Ровесники

Школа

Наследственность

Другая причина

Родители, у детей которых наблюдается девиантное поведение

64 %

98 %

63 %

72 %

37 %

Родители, поведение детей которых является социально адекватным

96 %

85 %

61 %

68 %

21 %



  1. Родители в своем отношении к институту брака (официальному браку или гражданскому браку) дали похожие ответы в каждой из групп респондентов. Наблюдаемая закономерность — состоящие в браке респонденты защищают институт брака — 93 % состоящих в браке считают, что детям важно вырасти в официально зарегистрированном браке и только 7 % не считают это существенным. И наоборот — 89 % респондентов, которые живу в незарегистрированном или гражданском браке считают, что социальный статус семьи не имеет значения в воспитании детей и соответственно 11 % этих респондентов думает, что ради детей было бы лучше, если бы отношения были зарегистрированы.


Выводы.

    1. Исследуя семьи с помощью качественных методов, удалось подтвердить гипотезу, что у родителей, дети которых не имеют существенных нарушений поведения, имеют отношение к семье как институту социализации, которое отличается от отношения родителей несовершеннолетних правонарушителей;

    2. Родители несовершеннолетних правонарушителей чаще не берут на себя ответственность и считают, что не могут существенно повлиять на поведение детей;

    3. Родители, поведение детей которых является социально адекватным, считают, что являются ответственными за поведение детей, поскольку оно зависит от семьи;

    4. Даже, если количественные данные не показывают разницы в обеих группах респондентов с точки зрения удельного веса разводов, изучение мотивов брака дает возможность диагностировать потенциальные риски дисфункции семьи;

    5. Все респонденты считают, что родителям следовало бы воспитывать детей вместе, однако мнения различаются с точки зрения социального статуса семьи;

    6. Респонденты, которые живут в браке, поддерживают важность института брака в воспитании детей;

    7. Респонденты, которые живут в т. н. гражданском браке, не считают, что юридический статус отношений влияет на процесс социализации ребенка.

    8. Мнения об институте брака дают похожие результаты в обеих группах респондентов не наблюдаются никакие корреляции с поведением детей.


Литература:

  1. Гаврилова Н. В. (1994), Нарушения функций семьи как объект социологического исследования // Семья как объект философского и социологического исследования. Л. Горькова В. А. (1994), Влияние семьи на формирование делинквентности у подростков // Психологический журнал. Т. 15. № 2. С. 57.

  2. Клейберг Ю. А. (2001) Психология девиантного поведения. М., — С. 46–50.

  3. Реан А. А. (1991), Характерологические особенности подростков-делинквентов // Вопросы психологии. № 4. — С. 139–144.

  4. Самохина А. А. (2000), Причина делинквентного поведения // Прикладная психологи. № 3,-С. 46–55.

  5. Тийт Э. (1980), Факторы риска, вызывающие расторжение брака// Социально-демографические исследования семьи в республиках Советской Прибалтики. Рига.

  6. ЧуйкоЛ. В. (1985), Браки и разводы. М.

  7. Эйдемиллер Э. Г., Добряков И. В., Никольская И. М. (2003), Семейный диагноз и семейная психотерапия: Учебное пособие для врачей и психологов. СПб.

  8. Boldiševics K., Upmale M. (2007) Vecāku un skolas dialoga atziņas un perspektīvas.

  9. Ijabs I. (2006) „Eiropas nākotne: vērtību perspektīva”. Paper presented at the International Conference “Uncertain Transformations: New Domestic and International Challenges”. Riga, University of Latvia, 9–12 November 2006

  10. Centrālās statistikas pārvaldes datubāze (2011, 2012). Reģistrēto noziedzīgo nodarījumu

  11. skaits. http:// data.csb.gov.lv/DATABASE.

  12. Eriksons E. H. (1998). Identitāte: jaunība un krīze (tulkoj. no angļu valodas). Rīga: Jumava.

  13. Farrington, D. P. (2004). Criminological psychology in the twenty-first century.

  14. Criminal Behaviour and Mental Health.

  15. Furnham, A., Heaven, P. (1999). Personality and social behaviour. London: Arnold.

  16. Gilovich, T., Keltner, D., & Nisbett, R. E. (2006) Social psychology. New York: W. W. Norton.

  17. Izglītība zināšanu sabiedrības attīstībai Latvijā. Zinātniski pētnieciskie raksti, 2 (13). Rīga: Zinātne, 108.-120.

  18. Kazdin A. E. (1995), Conduct disorders in childhood and adolescence. London: Sage.

  19. Koroļeva I., Rungule R., Sebre S., Trapanciere I. (1999). Latvijas jaunatnes socioloģisks portrets. Rīga, Latvija: LU Filozofijas un socioloģijas institūts.

  20. Nurmi J.-E. (2004) Socialization and self-development:Channeling, selection, adjustment, and reflection. In R.Lerner & L.Steinberg (Eds), Handbook of adolescent psychology. New York: Willey.

  21. Pārskats par tautas attīstību 2007. Rīga: Latvijas Universitātes Sociālo un politisko pētījumu institūts.

  22. Raščevska, R., (2005) Psiholoģisko testu un aptauju konstruēšana un adaptācija. Izdevniecība RaKa.

  23. Reņģe V., (2002), Sociālā psiholoģija. Zvaigzne ABC.

  24. Rungule R., Koroļeva I., Trapanciere I. (2009) Latvijas jaunatnes portrets: integrācija sabiedrībā un marginalizācijas riski. Rīga: LU akadēmiskais apgāds.

  25. Sebre S., Gundare I., Pļaveniece M. (2003) Piesaistes stili, pašcieņa, empātija un tolerance. Latvijas Universitātes raksti.

  26. Vidnere M. (red.) (1994) Psihohigiēnas nozīme cilvēka personības attīstībā. LU Zinātniskie raksti. 590. sēj. Rīga: Latvijas Universitāte.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle