Библиографическое описание:

Винокуров И. Б. Феномен ответственности в социально-перцептивной оценке служебно-боевых ситуаций командирами специальных подразделений МВД России [Текст] // Психология в России и за рубежом: материалы междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, октябрь 2011 г.). — СПб.: Реноме, 2011. — С. 37-40.

Целью данной статьи является изучение феномена ответственности в социальном восприятии командиров специальных подразделений МВД России (отрядов особого и специального назначения полиции) и его влияния на оценку и принятие управленческого решения в служебно-боевых ситуациях. На сегодняшний день таких исследований явно недостаточно, а работа руководителей этих подразделений является достаточно сложной, имеет широкий общественный резонанс и связана с риском для жизни как граждан, так и самих сотрудников. В нашей работе рассматривается феномен ответственности как специфическое проявление профессиональной специфики, влияющий на эффективность служебной деятельности специальных подразделений МВД, а так же анализируется встречаемость и виды данного феномена. Исследование вышеописанной проблематики производилось методами поискового и включенного наблюдения, интервьюирования, анкетирования, психологического анализа деятельности, контент-анализа.

Описывая влияние профессиональной специфики деятельности на социальное восприятие, следует отразить мнение наиболее авторитетного отечественного исследователя социальной психологии Г.М. Андреевой. «Сама деятельность как важнейший детерминант перцептивного процесса определена в ее конкретной форме — «совместная, групповая деятельность» – говорит Г.М. Андреева [1, с. 51]. В самом деле, любая социальная ситуация (в том числе служебно-боевая) не возникает вне деятельности, в которой человек реализует свои интересы, достигает определенные цели. В работах многих отечественных социальных психологов развиваются идеи деятельностного опосредования социально-перцептивных процессов человека вообще, реализация которых применительно к конкретным видам профессиональной деятельности имеет существенное значение. Можно даже утверждать, что сегодня магистральным направлением исследований социальной перцепции является последовательная конкретизация общих представлений о восприятии мира в целом через обращение к особенностям восприятия различных классов социальных объектов (личность, группы, общности), обусловленных влиянием профессиональной деятельности и складывающихся в ней конкретных ситуаций.

Профессиональная деятельность специальных подразделений МВД непосредственно связана с так называемой «силовой поддержкой подразделений полиции». По сути, профессиональные задачи формируют ситуации, наполняя их операциональными целями и значением. Другими словами, особенностью работы командира спецподразделения является то, что он решает профессиональные задачи, выполняет свои функциональные обязанности, которые и определяют особенности его восприятия в рамках ситуации. В свою очередь характер ситуаций задает специфику профессиональной деятельности и создает тип ситуации. Соответственно, руководитель оценивает её с позиции профессиональной деятельности.

Структура социально-перцептивной оценки профессиональной социальной ситуации командиром спецподразделения имеет следующие особенности:

1) предварительный характер проявляется в тактической ситуации, в оценку которой входит гипотеза на основе прошлого опыта и нормативно-правового набора возможных действий. В данном случае оценка носит предварительный характер и в ходе развертывания ситуации конкретизируется. Другим словами, социальная перцепция носит установочный характер, то есть возникает гипотеза о том, что может быть в заданной ситуации и на основе информационной матрицы (в которую включен опыт, установки, нормативные требования и т.д.) принимаются предварительные действия (характер вооружения и экипировки, количество личного состава, качественный состав сотрудников, время выезда и т.д.). Как правило, это носит типовой, шаблонный характер.

2) ситуация, которая ежесекундно меняется, так называемая, оперативно-тактическая ситуация («здесь и сейчас»). Во-первых, это детализация на месте, точное установление объекта, на который будет направлены усилия сотрудников, а так же сложившиеся условия, параметры ситуации; во-вторых, динамическое управление командира действиями подчиненного личного состава исходя из складывающейся обстановки. В данном случае возникает особый тип восприятия, диагностики, оценки - идет корректировка первоначального образа той модели, которая была сформирована первоначально. От результата коррекции этой оценки, будет зависеть готовность личного состава, командира к эффективным действиям в условиях реальной развертывающейся служебно-боевой ситуации.

3) так же, в оценке ситуации командиром происходит социальная классификация объекта (субъекта), на примере захвата вооруженного преступника - от кухонного хулигана до члена незаконных вооруженных формирований.

Данные особенности позволяют определить адекватные способы, средства нейтрализации и степень применения физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия. И для решения поставленных задач у командира имеется нормативно-правовая база, инструкции, методические рекомендации, распоряжения, опыт. И здесь на передний план выходят технологии и ответственность командира, а не только личностные характеристики.

Однако, ограничиваясь тематикой заявленной статьи, мы более подробно проанализируем встречающийся в социальном восприятии командиров специальных подразделений МВД России феномен ответственности.

По результатам проведенного анкетирования командиров специальных подразделений (более 120 респондентов) выявлено, что ответственность в фокусе восприятия служебно-боевых ситуаций непосредственно воздействует на познание, оценку и принятие управленческого решения. Так, на вопрос: «Влияет ли потенциальная ответственность за принятие решения на оценку оперативно-служебной (боевой) ситуации?» 89% респондентов ответили утвердительно. В частности, один из известных исследователей феномена ответственности К. Муздыбаев говорит: «составляя планы, принимая решения, человек взвешивает, посильны эти цели ему самому или остается надеяться лишь на судьбу и случай. Один чувствует себя хозяином своей судьбы, а другой предпочитает «плыть по воле волн» [2, 44].

Так, в ходе проведенной серии формализованных интервью, основываясь на принципе методики частотного анализа, давно разработанной в филологии, искусствознании, социологии и исторической психологии, метода контент-анализа с использованием компьютерной программы Worldstat, выстроена таблица встречаемости (частоты) феномена ответственности в структуре социального восприятия командиров специальных подразделений.

Феномен



встречаемость (в скольких интервью встречается)

Ответственность.

98(12)

- За выполнение поставленной задачи

36 (11)

- За жизни собственных сотрудников

18 (10)

- Юридическая ответственность

22 (9)

- Иерархичность ответственности

9 (5)

- Социальная ответственность

4 (4)

- Решительность – боязнь брать на себя ответственность

6 (2)

- За риск

3 (2)

Основные комментарии к таблице.

Интервью и частотный анализ показали, что феномен ответственности командиров специальных подразделений характеризуется рядом его видов. Рассмотрим основные из них.

Одним из основных видов ответственности в социально-перцептивной структуре командиров специальных подразделений является ответственность за выполнение поставленной задачи, что доказывает непосредственное влияние профессиональной специфики на социальное восприятие (например: «Главное задача, а там жизнь покажет. Ну не удалось – бывает. Хотя такого не бывает, что не удалось»; «И всё, что перед тобой стоит должно быть выполнено»; «Выполнить ту задачу, которая поставлена, либо это задержание, либо что угодно»).

В высказываниях интервьюируемых отмечается ответственность за жизни собственных сотрудников (например: «Для командира это особенно важно, так как за мной жизни моих бойцов»; «Ну, конечно, ответственность лежит в первую очередь за тех ребят, которые пойдут, а уже потом за всё остальное. Если что-нибудь с ними случиться, то полетит по шапке тому, кто ими командовал»). Таким образом, проявляется ответственность перед собственной группой за ее целостность и жизнеспособность.

Выделяется так же юридическая ответственность за законность действий (например: «Закон для нас что? Это наши нормативные документы. И если у товарища прокурора к нам какие-то вопросы будут, мы ему объясним, что на этом этапе мы действовали согласно приказа такого то, пункту такому то»; «Что бы никого не посадили, чтобы правомерно использовали оружие, силу»). Это указывает на ограниченность социально-перцептивной оценки рамками Закона, что и обеспечивает характер правоохранительной деятельности специальных подразделений полиции МВД России.

В ответах респондентов отмечаются различные уровни ответственности (иерархичность), в частности, ответственность командира на ряду с бойцом выше (например: «Тут начальник всему голова, без него тут омоновец может напиться, может в самоволку сходить, больше омоновец сделать ничего не может и соборя тоже самое»; «Ответственность зависит от должности. Боец отвечает за себя, прежде всего, а то, что он накосячил лежит на мне»). Другими словами, структура уровней ответственности определяется должностными обязанностями и ролью выполняемой в данной профессиональной группе.

Социальная ответственность (влияние общественного мнения) (например: «Оглядываюсь я назад – правильно ли мы это сделали. Может быть можно было как то по-другому. А общественное мнение, общественное мнение, скажем так, не очень то и интересует»; «Там дома те же граждане, что и здесь. Только мы здесь с ними воюем, а там дома должны улыбаться, вежливо разговаривать с ними»; «И никто команду подать не может – всё бояться какое общественное мнение будет»). Как утверждает К. Муздыбаев, главная особенность социальной ответственности заключается в том, что в качестве ее объекта выступают те или иные общественные волеизъявления, выраженные в форме социальных норм и ролевых функций [2, 48].

Отмечаются так же высказывания об ответственности за риск в служебно-боевых ситуациях с неопределенным исходом (например: «Я рискую, но, в тоже время, я уверен, что справятся»; «Зачем рисковать, кричать, что ты круче всех, при этом потерять пол личного состава, получить за это по шапке или самому сыграть в ящик»).

Проявляется так же решительность или боязнь брать на себя ответственность (например: «И потом никто не скажет или ты не сможешь объяснить, мол, мне сказали и я делаю. Мало ли что тебе сказали. Тебе сказали одно, ты анализируешь ситуацию, имеешь информацию, ты видишь этот объект, а дальше ты принимаешь решение, как ты считаешь нужным. Так, значит так»; «Но тут еще не боязнь брать на себя ответственность. Порой хуже будет, если промямлил, продергался, а бандит ушел, который в федеральном розыске и на нем - черт знает что»). Соответственно обнаруживается психологическая готовность командиров спецподразделений действовать и принимать управленческое решение не только в типичных ситуациях служебно-боевой практики, но и в особо значимых ситуациях с непредсказуемым успехом.

Таким образом, категория ответственности включает в себя различные её виды, из которых выделены такие как: ответственность за жизни подчиненного личного состава, юридическая за законность действий, за выполнение задачи, ответственность за риск, социальная ответственность с ориентацией на общественное мнение и ответственность за принятие решения, либо боязнь брать на себя такую ответственность. Учитывая все вышесказанное, феномен ответственности непосредственно влияет на социальную перцепцию командира спецподразделения, как должностного лица, наделенного полномочиями задействовать подчиненных сотрудников на выполнение сложных и опасных для жизни задач, и обязанностью выполнения поставленных задач при максимальной сохранности жизни и здоровья, как личного состава, так и гражданского населения.


Литература:

  1. Андреева Г.М. Психология социального познания. Аспект Пресс 304 стр., 2007 г.

  2. К. Муздыбаев. Психология ответственности / под ред. В.Е. Семенова. Л.: «Наука» Ленинградское отделение. 1983г. 240 стр.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle