Библиографическое описание:

Литвин А. В. Метод психологического анализа фотографий: механизм работы [Текст] // Психология в России и за рубежом: материалы междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, октябрь 2011 г.). — СПб.: Реноме, 2011. — С. 57-60.

Эпоха постмодерна, в которой мы живем, ознаменовалась появлением новых психотерапевтических методов работы с людьми. Среди этих методов – фототерапия. Однако фотографию можно использовать не только как терапевтический инструмент, но и как инструмент психодиагностики.
Настоящая статья посвящена авторскому методу психологического анализа фотографий, разработанному в 2008 году. Этот метод позволяет диагностировать личностные качества испытуемых по их фотографии. Его преимущество перед другими методиками диагностики личности заключается в весьма оперативном получении «сырых» данных, достаточно лишь сделать фотографию исследуемого человека.
На сегодняшний момент нами проведено множество исследований в данной области, метод психологического анализа фотографий достаточно хорошо проработан. В 2007 году была сформулирована проблема использования фотографии в качестве инструмента психодиагностики. В 2008 году был доказан диагностический потенциал фотографии [8]. В 2009 году показано, что метод психологического анализа фотографий обладает психотерапевтическими возможностями [6]. Наконец, в 2010 разработан алгоритм для определения типа личности с помощью авторского метода [7].
Проблема механизма метода психологического анализа фотографий. Однако вся эта работа была проделана без четкого и ясного понимания механизма работы метода. До этого момента мы обходились в его объяснении механизмом проекции: фотограф служит неким экраном, на который фотографируемый проецирует свои качества как субъект межличностных отношений, в результате чего изображенные на фотографии поза, жесты и мимика служат индикаторами качеств личности. Это объяснение не могло нас удовлетворить, поскольку используемый в нем «загадочный» механизм проекции не мог дать нам полного представления о сути методики. Несовершенство объяснения механизма работы метода также сказывалось на скудности направлений для дальнейших исследований фотографии как инструмента диагностики. Иными словами, требование практики заставляло нас искать стройное описание механизма работы метода.
Порядок работы нашего метода достаточно прост: сначала исследователь фотографирует человека, затем по фотографии составляет описательный анализ особенностей позы, жестов и мимики, и затем через интерпретацию этих особенностей делает вывод о личностных качествах испытуемого. Наконец механизм работы такого простого в применении метода был найден с использованием социально-психологических понятий и категорий.
Механизм работы метода психологического анализа фото­графий. В момент фотографирования у фотографирующегося повышается самоосознание, которое усиливает соответствие установки «на себя» - Я-концепции – и реального поведе­ния людей. В момент срабатывания этой установки человек пытается поддержать знания о себе в глазах фотографа.
Во время фотографирования между фотографом и фотографирующимся осуществ­ляется общение. Выступая субъектом межличностных отношений с фотографом, человек заботится о поддержки собственных знаний о себе через оптико-кинетическую невер­бальную систему, являющуюся наиболее информативной стороной общения. Именно не­вербальное поведение (поведенческий компонент Я-концепции), а именно поза, жесты и мимику и отражается на фотографии.
Истолковывая позу, жесты и мимику человека на фотографии, можно судить о ко­гнитивном компоненте его Я-концепции.
Так на фотографии объективируется ее когнитивная составляющая Я-концепции.
Объективируется –– значит делается зримой, отражается на фотографии (в соответствии с терминологией А.И. Копытина, выделившего объективирующую функцию фотографии [5]).
Рассмотрим этот механизм подробнее.
Самоосознание во время фотографирования. Самоосознание - состояние сознания индивидуума, при котором его внимание со­средоточено на самом себе. Самоосознание делает людей более чувствительными по от­ношению к собственным установкам и диспозициям (крупным установкам) [11].
К факторам, усиливающим самоосознание, относятся: зеркала, маленькие города, яркий свет, бросающиеся в глаза таблички с именами, не нарушаемая ничем тишина, ин­дивидуальная одежда и индивидуальное жилище, а также теле- и фотокамеры [18]. Опи­саны случаи, когда на помощь человеку, рассыпавшему почтовые конверты, быстрее при­ходили те, кого незадолго до этого кто-то сфотографировал [18] – сработала установка на альтруизм. Это происходит потому, что люди, уровень самоосознания которых повышен в результате того, что они оказались, например, перед телекамерой, демонстрируют уси­ленный самоконтроль, а их действия более отчетливо отражают их установки.
Однако «самоосознание — осознание человеком самого себя как «Я» — возможно лишь при противопоставлении его чему-то «другому», чему-то, что не является им» [10]. Этот принцип заключается в следующем: «индивид ощущает себя тем и настолько, в чем и насколько он отличается от других» [19]. В утверждении собственной уникальности и кроется часть механизма самоосознания: родившиеся в других странах, более склонны, чем другие, к упоминанию места своего рождения. Также острее осознается свой пол, ко­гда человек находится в окружении лиц противоположного пола [16]. Даже если люди очень похожи, они все равно обратят внимание на то, что отличает их друг от друга, ка­кими бы незначительными ни были эти отличия [11]. В случае фотографирования фото­граф и становится тем «другим», отличия от которого и осознает фотографирующийся. Здесь фотограф выступает усилителем самоосознания.
С понятием «самоосознание» схоже понятие «самоосознаваемости» (Я-образ в его социально-психологичеких составляющих) – это осознание и оценка себя в социуме, уме­ние мысленно смотреть и оценивать себя со стороны и заботиться о мнении людей о себе [14] – человек стремиться поддерживать собственные знания о себе в глазах окружающих. Сомоосознаваемость (в отличии от самоосознания - состояния) есть социально-психоло­гическое свойство личности [14], выраженное у разных людей по-разному и могущее усилиться под влиянием некоторых факторов, например, перед телекамерой.
Таким образом мы можем утверждать, что фотографирование усиливает соответ­ствие установок и реального поведения людей, доводит установки до сознания. Точно также, по нашему мнению, усиливается установка, направленная на самого себя, о чем будет сказано ниже.
Объективация Я-концепции во время фотографирования. Мы будем рассматривать Я-концепцию, в соответствии с взглядами Р. Бернса [2], как установку «на себя».
Я-концепцию можно разложить, как установку, на компоненты:
  • когнитивный компонент - образ Я - представление индивида о самом себе (нас ин­тересуют именно личностные свойства);
  • эмоционально-оценочный компонент - самооценка - аффективная оценка этого представления, которая может обладать различной интенсивностью, поскольку конкрет­ные черты образа Я могут вызывать более или менее сильные эмоции, связанные с их принятием или осуждением;
  • поведенческий компонент - потенциальная поведенческая реакция, то есть то кон­кретные действия, которые могут быть вызваны образом Я и самооценкой во время фото­графирования, в частности, выбор позы.
Выделение этих трех составляющих и позволяет рассматривать Я-концепцию как совокупность установок, направленных на самого себя.
Рассмотрение Я-концепции как установки объясняет тот факт, что она влияет на поведение [17], [20], что люди стараются поддерживать собственные знание о себе в гла­зах других, формируя мнение о себе.
Самоосознание во время фотографирования делает людей более чувствительными по отношению к собственным установкам, в первую очередь к Я-концепции как к более сильной [2], направленной на самого себя. В момент ее срабатывания на фотографии объ­ективируется ее когнитивная составляющая, но на фотографии непосредственно видна лишь поведенческая (в виде позы, жестов и мимики). Как именно это происходит – изло­жено ниже.
Личность как субъект общения с фотографом. Во время фотографирования между фотографирующимся и фотографом осуществ­ляется общение [8].
Непосредственно перед актом самого фотографирования фотограф-исследователь сообщает инструкцию фотографируемому-испытуемому, последний выражает свое согла­сие фотографироваться, задает уточняющие вопросы и т.д. – они общаются, каждый из них является субъектом общения, диалога. Интерактивный аспект общения в данном слу­чае представлен взаимодействием по поводу фотографирования.
Фотографирующийся в данном контексте проявляет субъектность при выборе позы для фотографирования. В этот момент (собственно фотографирование - спуск затвора) общение не прерывается. Фотографирующийся как субъект общения сообщает фотографу собственную Я-концепцию – срабатывает поведенческий компонент Я-концепции.
Невербальная коммуникация через оптико-кинетическую знаковую систему полно­стью замещает речь. Именно поза, жесты и мимика фотографирующегося отражают его Я-концепцию.
Поведенческий компонент Я-концепции, который мы можем наблюдать на фото­графии, и есть поза, жесты и мимика фотографирующегося.
Таким образом на фотографии мы видим поведенческий компонент Я-концепции. Анализируя его особенности (т.е. особенности позы, жестов и мимики), мы можем сделать вывод и о когнитивном компоненте Я-концепции. Как это делается – в следующем под­разделе.
Невербальная сторона общения. Невербальная сторона общения является более информативной, чем вербальная [3], [12], [13]. Именно здесь проявляется достоинство фотографии в «фиксации» поведенче­ского компонента Я-концепции – невербального поведения.
Оптико-кинетическая система знаков, видимая на фотографии, включает в себя же­сты, мимику, пантомимику, которые являются невербальным сообщением, а значит – но­сителем информации о фотографируемом, его Я-концепции. Эта информация передается закодированно, в виде знаков [1]. Поскольку язык тела является с одной стороны генети­чески врожденным, с другой – культурно обусловленным [12], [15], существуют более-менее универсальные «словари» языка телодвижений, трактующие различные позы, же­сты и мимику.
Истолковать позу, мимику и жесты – значит перейти от поведенческой, внешней составляющей Я-концепции к когнитивной, внутренней.
Существуют различные подходы к интерпретации поз, жестов и мимики, некото­рые из них:
  1. дарвинизм - язык телодвижений человека уходит своими филогенетическими кор­нями к животному языку, в частности, к языку обезьян (яркий современный исследователь – А. Пиз);
  2. физиологический – «все разнообразие внешних проявлений мозговой деятельности сводится окончательно к одному лишь яв­лению – мышечному движению», оптико-кине­тическая человеческая сиг­нальная система в приложении к каждому человеку в отдельно­сти имеет признаки первой сигнальной системы, а в приложении к коллективному обще­нию – второй системы (И.М. Сеченов, А.Я. Бродецкий);
  3. биоэнергетика А. Лоуэна, ученый связывает мышечные напряжения с блокирова­нием свободных течений энергии в организме [9];
  4. опытный – язык телодвижений анализируется в его естественных или искусственно вызванных проявлениях, а затем составляется описание воздействия на других людей его элементов (например, Л. Лаундес, Б.Вирт [4], отчасти НЛП).
Несмотря на такое разнообразие подходов и разную теоретическую основу в ин­терпретации поз, жестов и мимики, на наш взгляд, много сходства.
На основе этих подходов нами был составлен список из 67 возможных поз, жестов и ми­мики (признаков кинесики – языка телодвижений) и интерпретация к ним. Это необходимо для работы по анализу фотографий. Все эти признаки кинесики были классифицированы в соответствии с критериями анализа фотографий [8]: положение туловища; положение плеч; положение рук; положение пальцев; положение ног; положение головы; мимика.
Интерпретация признаки кинесики строиться на тех же характеристиках, что могут быть в когнитивной составляющей Я-концепции. Анализируя особенности кинесики, можно сделать вывод о Я-концепции исследуемого человека.
Условия метода психологического анализа фотографий. Из описанного механизма работы метода видно, что он будет работать только при соблюдении определенных условий.
  • испытуемый должен знать, что его фотографируют и не препятствовать фотогра­фированию – в противном случае уровень самоосознание не повысится;
  • нужно делать одну фотографию испытуемого – во избежание «притупления» само­сознания и хаотичного выбора поз на разных фотографиях испытуемым;
  • фотографирующийся должен быть свободен в выборе позы – именно он основной субъект фотографирования и демонстрации своего Я;
  • фотографировать надо в полный рост – невербальное поведение распространяется на все тело;
  • фотография должна быть надлежащего размера и качества – чтобы можно было без труда разглядеть позу, жесты и мимику испытуемого;
  • необходимо давать инструкцию – непременное условие работы с любой методи­кой: «Для проведения диагностики я вас сфотографирую. Станьте так как хотите. Выбе­рите место, где бы вы хотели стоять»;
  • испытуемый не должен отвлекаться на посторонние стимулы – рассмотрение Я-концепции как установки требует исключения стимулов, которые могут повлиять на по­ведение испытуемого во время фотографирования и погасить действие установки.
Соблюдение всех этих условий и является гарантом того, что на фотографии объ­ективируется Я-концепция исследуемого человека.
Заключение. В результате проведённого теоретического анализа нам удалась попытка формулирования механизма работы метода психологического анализа фотографий. Небольшой шаг в постижении сути нашего метода от механизма проекции к гармоничному построению механизма работы метода имеет огромное значение. Построение стройной теоретической базы нашего метода способно открыть новые горизонты для дальнейших исследований. Понимание механизма работы метода может усилить терапевтический эффект фотографии при проведении фототерапии. Однако мы не считаем, что полностью отказались от механизма проекции как от базиса механизма работы нашего метода. Мы лишь раскрыли его суть для метода психологического анализа фотографий. Фотография, как явление постмодерна, обладает сложной внутренней структурой. Соотношение нового механизма работы метода и механизма проекции является одним из наших дальнейших теоретических исследований.

Литература:
  1. Андреева Г.М. Социальная психология. М: Аспект Пресс, 1999;
  2. Бернс Р., Развитие Я-концепции и воспитание / Пер. с англ. - М.: "Прогресс", 1986;
  3. Бродецкий А. Я. Внеречевое общение в жизни и в искусстве. М.: ВЛАДОС, 2000;
  4. Вирт Б. Все о человеке, его характере и языке тела. М.: ФАИР-ПРЕСС, 2004;
  5. Копытин А.И. Тренинг по фототерапии. СПб.: Речь, 2003, с.12-13;
  6. Литвин А.В. Из опыта экспериментальной работы по психодиагностике личности (метод психологического анализа фотографий) // Развитие региона и социальное творче­ство молодежи. Краснодар: ИЭиУ МИСС, 2010;
  7. Литвин А.В. К вопросу об определении типа личности с помощью метода психологического анализа фотографий // Психология и педагогика: проблемы современной науки и практики. Материалы Всероссийской научно-практической конференции 20-21 сентября 2010. Челябинск: ООО МАТРИЦА, 2010, с. 43-46;
  8. Литвин А.В. Фотография как инструмент психодиагностики // Научные труды мо­лодых исследователей программы «Шаг в будущее». – М.: НТА «АПФН», 2008, с. 85-87;
  9. Лоуэн А. Психология тела: биоэнергетический анализ тела. М.: ИОИ. 2000;
  10. Льюис К.С. Боль / пер. Алексей Цветков. Chicago, Russian Edition: SGP, 1987;
  11. Майерс Д. Социальная психология. СПб.: Питер, 2002;
  12. Пиз А., Пиз Б. Новый язык телодвижений. М.: Эксмо, 2006;
  13. Рощин С.К. Невербальные способы общения // Социальная психология / отв. ред. А. Л Журавлев. М.: ПЕР СЭ, 2002;
  14. Социальная психология / под ред. Столяренко А.М. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2009;
  15. Bull P. Nonverbal communication. The Psychologist, 2001, № 12, p. 644-647;
  16. Cota, A. A., & Dion, K. L. Salience of gender and sex composition of ad hoc groups: An experimental test of distinctiveness theory. Journal qf Personality and Social Psychology. 1986, № 50, p. 770-776;
  17. Graziano, M.S.A., Hu, X., and Gross, C.G. Visuo-spatial properties of ventral premotor cortex. J. Neurophysiol. 1997, 77, p. 2268–2292;
  18. Ickes, W., Layden, M. A., & Barnes, R. D. Objective self-awareness and individuation: An empirical link. Journal of Personality. 1978, № 46, p. 146–161;
  19. McGuire, W. J. An information-processing model of advertising effectiveness. In H. L. Davis & A. J. Silk (Eds.), Behavioral and management sciences in marketing. New York: Ronald Press. 1978, p. 289;
  20. Ruvolo, A., & Markus, H. Possible selves and performance: The power of self-relevant imagery. Social Cognition. 1992, № 9, 95-124. p. 46.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle