Библиографическое описание:

Дерябина А. С. Исследование мотивационных объектов временной перспективы. Гендерный аспект [Текст] // Психология в России и за рубежом: материалы междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, октябрь 2011 г.). — СПб.: Реноме, 2011. — С. 43-47.

В статье рассматривается подход Ж. Нюттена в изучении мотивации, деятельности и перспективы будущего. Также приводятся данные эмпирического исследования мотивационных категорий временной перспективы людей в возрасте 30-50 лет.

Ключевые слова: мотивационные объекты, временная перспектива, перспектива будущего, маскулинность, фемининность.

Сложившаяся социально-экономическая ситуация такова, что реализовать себя в современном мире способен не только человек, имеющий хорошее образование, но и способный быть успешным в условиях жесткой конкуренции, которая царит в нашем обществе. Сегодня быть успешным – значит быть стратегом собственной деятельности, уметь ориентироваться и выстраивать жизненный план, используя все свои ресурсы. Направленность в будущее, его планирование являются немаловажными факторами этой успешности.

Важнейшим фактором, определяющим мотивацию человека, является его познавательная активность по осмыслению потребностей и переводу их в мотивационные объекты, которые в дальнейшем локализуются во временной перспективе личности. Ж.Нюттен разработал «отношенческую» теорию, которая охватывает практически все основные проблемы теории мотивации, связывает их в единую теоретическую систему.

Система взаимодействия «индивид-мир» является отправной точкой данной теории. Нюттен считает, что необходимо исходить из самой системы отношений, в которых личность и среда выступают как два полюса. Человек представляет собой возможность взаимодействия со средой, а эта возможность и образует человеческую личность. В этих взаимоотношениях проявляется динамическая сущность человеческого поведения. «Материальный объект» и поведенческое отношение с ним вместе создают некоторое осмысленное действие, «отношенческую» сеть личности. Мотивационный объект направляет деятельность субъекта к достижению его целей.

Личность – это сети актуальных и потенциальных взаимодействий между индивидом и средой. Не может быть личности без мира, в котором можно действовать, - и не может быть поведенческого мира в отрыве от личности, которая этот мир выстраивает. Только через этот процесс взаимодействия человек развивается как личность.

Для оптимального функционирования системы необходимы конкретные взаимосвязи с конкретными объектами. Комплементарность системы индивид-среда определяется тем, какие именно типы взаимодействий предпочитает и избирает субъект. Каждый человек мотивирован в направлении, как конкретных объектов, так и конкретных типов взаимосвязи. Учитывая избирательную природу потребностей, мотивацию следует определять в терминах поведенческих объектов и целей, а не в терминах энергии, стимуляции, органического состояния или моторных реакций. Сама природа объекта-цели определяет природу потребности, то есть взаимосвязь, необходимую индивиду.

Нюттен также предложил схему переработки потребностей в цели, планы и действия. Этот процесс можно описать в четырех утверждениях:

  1. Потребности воздействуют на поведение человека, не только вызывая моторные реакции «проб и ошибок», но, также активируя и направляя познавательное функционирование субъекта таким образом, что подходящие для удовлетворения потребности объекты могут стать целями, которые необходимо достичь. Таким образом, цель представляет собой конкретизированную, или «сфокусированную» потребность.

  2. Используя свой большой запас информации и гибкость операций, познавательное функционирование субъекта разрабатывает поведенческие структуры «средство-цель», то есть поведенческие проекты или планы, посредством которых можно достичь цели. Таким образом, план – это конкретная поведенческая форма, которую принимает потребность на познавательном уровне реализации.

  3. Пока цель не достигнута, субъект воспринимает расхождения между актуальной ситуацией и желаемой целью. Это расхождение само по себе действует на поведение не как мотивационная сила, а как информация о том, что потребность еще не удовлетворена, и, следовательно, сохраняет мотивацию и должен продолжать свою целенаправленную деятельность.

  4. Переход от когнитивно-динамической постановки целей и планирования к внешнему поведенческому действию следует рассматривать в контексте единого функционирования индивида, оснащенного моторным и психическим потенциалом к выполнению действия.

Помимо трансформации потребностей в цели и планы действия, когнитивная переработка мотивации приводит к персонализации мотивов. Потребность становится «личной», трансформируясь в цели и проекты. Конечная цель – это цель субъекта, а поведение, с помощью которого достигается результат, - это действие субъекта.

Мотивация характеризуется целевой направленностью потребностей. Фундаментальная ориентация потребностей, по Нюттену, является врожденной, однако, она развивается и конкретизируется в бесчисленном разнообразии конкретных мотивов и целевых объектов. Достижение потребностей не просто следует за действием, а скорее потребность направляет действие. Таким образом, личность сама формирует репертуар актуальных потребностей и тем самым запускает механизм мотивационного поведения.

Когнитивная переработка потребностей в поведенческие формы является ключевым моментом возникновения мотивации. Через активацию познавательных функций индивид в состоянии потребности ищет реализацию лично сконструированных им целей и планов в поведении, деятельности. Таким образом, потребности становятся личностными конструктами, а самоконструированные цели – критериями в соответствии с которыми оцениваются действия. Даже внешние факторы влияют на поведение человека в той мере, в какой они положительно или отрицательно оцениваются по отношению к личным стандартам.

Объекты планов и целей располагаются в более или менее отдаленном будущем, тем самым, внося измерение будущего – временную перспективу – в поведенческий мир субъекта. Взаимосвязь между будущим временем и когнитивно переработанной мотивацией представляет собой теоретический фундамент к изучению и измерению будущего времени. Способность конструировать долгосрочные цели и работать на их реализацию – важная характеристика человека. Она ведет к осуществлению больших проектов, требующих осуществления длительных инструментарных действий, где с самого начала есть необходимость в регулирующем влиянии цели.

Временная перспектива характеризуется, прежде всего, протяженностью, глубиной, насыщенностью, степенью структурированности и уровнем реалистичности. Она образована объектами или событиями, существующими на репрезентационном (когнитивном) уровне поведенческого функционирования. Объекты когнитивной репрезентации не привязаны к настоящему моменту, в котором осуществляется этот акт репрезентации.

Будущее – это пространство мотивации. Различная степень глубины (протяженности) этой ориентированности на будущее – то есть перспективы будущего – связана с конкретными объектами, в которых проявляются потребности. Аналогично пространственной перспективе объекты, «локализованные» во времени, составляют основу временной перспективы. Объекты, составляющие временную перспективу прошлого, выплывают из активной памяти, тогда как содержание временной перспективы будущего задается виртуально присутствующими мотивационными объектами, то есть целями, поведенческими проектами, которые еще предстоит реализовать, объектами и событиями, которых человек хочет достичь или опасается. Так, в ходе представления объекта цели в рамках потребности, которая должна быть удовлетворена, на репрезентационном уровне поведенческой активности возникает определенная протяженность будущего. На этом репрезентационном уровне актуально присутствуют объекты и прошлого и будущего. Это ментальное присутствие относящихся к будущему целевых объектов позволяет создавать и регулировать причинно-следственные структуры, являющиеся частью целенаправленного поведения.

Будущее – это «ментальное пространство», в котором потребности человека когнитивно преобразуются в долговременные цели и поведенческие проекты. Ментальный конструкт, называемый «будущее», служит фундаментом конструктивного поведения и человеческого прогресса.

Методом измерения протяженности перспективы будущего является: 1. необходимость выявления набора текущих мотивационных объектов; 2. определение темпоральной локализации этих объектов. Перспектива будущего является важным измерением поведенческого мира и мотивированных целенаправленных действий человека.

Для этих целей Ж.Нюттен разработал «Метод мотивационной индукции» (ММИ). Он предназначен для изучения временной перспективы и анализа содержания мотивационных устремлений различных групп испытуемых. Он создает оптимальную ситуацию для спонтанного выражения испытуемыми широкого спектра их личных мотивационных целей.

На первом этапе с помощью ММИ составляется перечень мотивационных объектов для испытуемых. Этот метод принадлежит к типу методик на завершение предложений, но при этом не используется в качестве проективного инструмента. Начала предложений – мотивационные индукторы сформулированы в первом лице единственном числе. Они стимулируют испытуемого к перечислению конкретных объектов – тех, которые для него желательны, к которым он стремится, и тех, которых он боится или старается избежать. Задача исследователя состоит в том, чтобы проанализировать эти данные и определить наиболее общие мотивационные категории, к которым они относятся. Все индукторы разбиты на категории:

  1. первая категория – выражает общую направленность на мотивационные объекты (глаголы типа: желать, хотеть, надеяться, быть склонным и т.д.)

  2. вторая категория – выражает активность типа планирования или принятия решения (глаголы типа: намереваться, решить и т.д.)

  3. третья категория – выражает какую-то текущую активность или длящиеся усилия (глаголы типа: работать над…, стараться, стремиться к тому, чтобы… и т.д.)

В рамках каждой из этих категорий индукторов различаются дополнительные модальности: степень интенсивности; намек на возможные препятствия; выражение определенных колебаний; выражение сильного желания, принятого решения или текущего усилия; указание на определенную безотлагательность во времени.

Мотивационные объекты также разбиты на категории, которые отражают различные формы взаимодействия или взаимоотношения между индивидом и миром.

Первый класс объектов – это сам субъект, являющийся для самого себя весьма специфическим объектом взаимодействия, который можно назвать «Я» (self). Этот тип включает в себя все физические, психологические и социальные характеристики индивида, воспринимаемые им самим и другими людьми. Многие ответы в ММИ относятся к различным аспектам «Я».

Второй класс объектов – «другие люди». Они обладают теми же базовыми характеристиками и функциями, что и сам субъект.

Третий класс объектов – материальные объекты. Они получают конкретное мотивационное значение в зависимости от той роли, которую играют в поведении человека.

Четвертый класс объектов – состоит из концептуальных реальностей, то есть из идеальных объектов и продуктов познавательной деятельности людей (конструкты типа: наука, идеология, философия, религия, политические и социальные институты, ценности свободы, истины, справедливости и независимости и т.п.).

Помимо этих четырех категорий мотивационных объектов различаются несколько типов активности или поведенческих взаимоотношений с объектами:

- виды активности характерные только для одной категории мотивационных объектов;

- виды активности, направленные на объекты всех четырех упомянутых выше категорий (например, когнитивная или познавательная активность);

- виды активности, такой как работа;

- вид активности – игра;

- вид активности, относящийся к обладанию какими-то мотивационными объектами.

Мотивационные компоненты, которые были описаны выше и представлены в виде мотивационных объектов и типов взаимоотношений с ними, переводятся в десять основных категорий и примерно в сто подкатегорий мотивационных объектов.

Представленные выше мотивационные компоненты имеют также дополнительные уточнения, которые называются мотивационными модальностями и выражаются в наличии конфликта, препятствия, факта удовлетворенности наличной ситуацией, стремлением к достижению максимальных результатов и т.д.

Каждая из этих категорий и модальностей и каждый из компонентов обозначаются в коде содержания своим особым символом (определенной комбинацией букв и цифр).

Завершение предложений ММИ дает множество мотивационных объектов, когнитивно переработанных в целевые объекты, намерения, стремления и желания. Они не вскрывают лежащие в их основе тенденций или процессов, побуждающих индивида называть именно эти конкретные мотивационные объекты. Метод Ж. Нюттена исходит из того, что цели, проекты и намерения оказывают определенное влияние на явное или скрытое поведение и в благоприятных условиях такого рода желания, проекты и намерения могут быть словесно сформулированы.

ММИ дает возможность анализировать не только наличие актуальных мотивационных объектов, но и проследить их локализацию в тех временных периодах, в которых они могут происходить или быть реализованными. Эти временные периоды являются так называемым темпоральными элементами, составляющими перспективу будущего субъекта.

С целью изучения мотивационных объектов расположенных во временной перспективе личности, нами было проведено практическое исследование. В исследовании приняли участие мужчины и женщины в возрасте 35-50 лет. По анкете половых ролей Бем наша выборка разделилась на 4 группы в соответствии с гендерным показателем – маскулинности и фемининности: маскулинный показатель – МП (высокая маскулинность – низкая фемининность), фемининный показатель – ФП (высокая фемининность – низкая маскулинность), низкий уровень андрогинии – НА (низкая маскулинность – низкая фемининность), высокий уровень андрогинии – ВА (высокая маскулинность – высокая фемининность).

Процедура исследования заключалась в предъявлении исследуемым ММИ Ж.Нюттена. Мы использовали авторский вариант под редакцией Д.А. Леонтьева, включающий в себя 40 индукторов, 4 из которых являются негативными. Испытуемым предлагалось закончить предложения (индукторы), записав объекты, которые их мотивируют.

После проведения процедуры психологической диагностики все мотивационные объекты, то есть ответы на индукторы, подверглись кодированию, согласно коду содержания и им были присвоены буквенно-цифровые значения.

Анализ полученных данных показал некоторые различия в частоте проявления мотивационных категорий у респондентов (см. таблицу №1).

Сравнивая частоту проявления мотивационных категорий у 4 групп мужчин и женщин мы видим, что имеются существенные различия в категориях “S”, “SR”, “SR2”, “R”, “R2”, “R3”, “C”, “C2”, “C3”, “P”, “E”, “L”, “T”, “U”, “Sph”. Предлагаем рассмотреть эти различия поподробнее.

Таблица 1

Процент мотивационных объектов в каждой из основных категорий по гендерному показателю

Категория

S

SR

SR2

SR3

R

R2

R3

C

C2

C3

P

E

L

T

U

Sph

НА

20.5

27

55.5

0

13.8

30

66.6

30

44.4

14.6

27.5

0

8.4

25

4

33.3

ФП

19.2

20

11.1

0

34.5

40

25

15

0

56.2

27.5

25

36.8

8.3

0

66.6

МП

10.9

11

0

0

6.9

0

0

5

11.1

6.3

15

25

2.6

33.3

0

0

ВА

49.3

42

33.3

0

44.8

30

8.3

50

44.4

22.9

30

50

42.1

33.3

96

0


Категорией “S” кодируются все характеристики личности, связанные с мотивациями, относящимися к целостной личности, а также к отдельным характеристикам личности. В рамках данной категории были сформулированы высказывания, то есть ответы на индукторы, которые представляли собой желание изменить себя или какие-то свои качества, развить способности или умения.

Категорией “SR” кодируются мотивационные объекты, отвечающие за «самореализацию», т.е. все действия, цели и планы субъекта, направленные на их достижение и реализацию. В рамках данной категории были сформулированы высказывания, то есть ответы на индукторы, которые представляли собой желание достигнуть поставленной цели, получить желаемый результат, совершить что-нибудь хорошее и т.д. Люди, имеющие высокие показатели маскулинности и фемининности – высокий уровень андрогинии чаще описывали данные объекты. Для них желание реализоваться является более актуальной потребностью. При этом все мотивационные объекты располагались в категории ближайшего и отдаленного будущего.

Категория “SR2” - развитие в профессии. У людей с низким показателем андрогинии данная категория представлена чаще, чем у людей с ВА, ФП, МП. Данные мотивационные объекты выражались в виде следующих фраз «стать руководителем», «стать профессионалом в своем деле», «получить престижную работу заграницей».

Категория “R” – активность и работа также чаще встречается у людей с ВА.

Категория “R2” – активность, связанная с работой и профессиональной деятельностью - «карьерный рост», «стремление к совершенству в профессиональной сфере»

Категория “R3” – активность, связанная с учебной деятельностью

Категория “C” связана с мотивацией взаимодействия с другими людьми - «быть с друзьями», «помогать своим друзьям».

Категория “C2” – относится к мотивации, когда субъект хочет, чтобы другие люди вступили с ним в тот или иной контакт. – «чтобы меня понимали», «Перестать играть в молчанку»

Категория “C3” - относится к мотивации, в которой субъект выражает свои желания, надежды и опасения, касающиеся других людей. Данная категория чаще представлена у людей с ФП. Они ожидают: «Все будет хорошо у моих близких», «благополучия близких и друзей», «если дети будут здоровы и благополучны». Так как для людей с ФП ценность «семья» занимает одну из доминирующих позиций (после ценности «ребенок»). И мы видим, что все ожидания связаны с близкими им людьми. У людей с ФП потребности в поддержке, внимании со стороны близких людей являются наиболее личностно значимыми, в отличие от людей с МП, ВА, НА.

Категория “E” – познавательная мотивация – потребность в информации или понимании, в исследовании разного рода объектов и ситуаций, в познании мира и себя – «больше знать», «хочу все знать», «посетить Российский Север».

Категория “L” – объекты, связанные с досуговой активностью, отдыхом, удовольствиями.

Категория “T” - трансцендентальные объекты – изменить судьбу», «жизнь имеет глубокий смысл»

Категория “P” –обладание, приобретение, совершение покупок, владение собственностью.

Анализируя полученные результаты, можно говорить о том, что большинство представленных мотивационных объектов чаще встречаются у людей с высоким уровнем андрогинии. Это может свидетельствовать о том, что такие люди имеют как фемининные, так и маскулинные качества, что дает им больше свободы и делает их более приспособленными к различным ситуациям. Они демонстрируют «маскулинную» независимость и «фемининную» заботливость. Их желания и планы более четко выражены, они знают, чего хотят. В то время как у остальных групп – у людей с НА, ФП, МП мотивационные объекты размыты, обобщены («хочу всего от жизни», «добиться всего», «быть собой»). Все это может говорить о сужении репертуара мотивационных объектов, в которые включены не только желания, но и ожидания, планы человека, его опасения и страхи. Вероятности того, что их планы и мечты осуществятся имеют люди с высоким уровнем андрогинии. Конкретизируя свою потребность в достижении цели или самореализации в виде следующих объектов: «получить второе высшее образование», «съездить всей семьей на Бали», «купить квартиру» и т.п. уже совершают первые действия по их удовлетворению. Только после такой детализации, потребности и мотивы будут влиять на внешнее поведение. Потребности, которые на когнитивном уровне не перерабатываются в более или менее конкретную цель или план (такие как «быть счастливым», «достичь всего», «съездить куда-нибудь», «учиться» и т.д.) обречены так и остаться не удовлетворенными. Таким образом, важно научиться планировать через процесс когнитивной репрезентации своего будущего. Это поможет расширить и конкретизировать мотивационные объекты, что позволит успешнее удовлетворять потребности и выстраивать необходимые взаимосвязи субъекта с окружающим миром. Необходимо также увеличивать временную перспективу, она в свою очередь влияет на мотивацию. Чем больше протяженность перспективы будущего, тем сильнее мотивация.


Литература:
  1. Нюттен Ж. Мотивация, действие и перспектива будущего/ Под редакцией Д.А. Леонтьева. – М.: Смысл, 2004
  2. Пайнс Э., Маслач К. Практикум по социальной психологии – СПб: Издательство «Питер», 2000

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle