Библиографическое описание:

Боязитова Т. Д. Ценностные ориентации отцов, включённых в воспитательную деятельность [Текст] // Актуальные вопросы современной психологии: материалы междунар. науч. конф. (г. Челябинск, март 2011 г.). — Челябинск: Два комсомольца, 2011. — С. 12-15.

На сегодняшний день большинство исследователей феномена отцовства приходят к выводу, что отцовство имеет социально и культурно обусловленный характер. В психологии данный подход к рассмотрению природы и развития ро­дительства имеет название культурно-исторического.

Отечественные учёные в области семьи и брака, по­лагают, что многие преобразования в современной семье вытекают исторически из процесса развития общества и подготовлены целым рядом крупных социально-экономических изменений нашего общества. Они считают, что такое поло­жение дел свидетельствует о нормативном «кризисе развития семьи», и наблюдают положительные изменения в том, что пересматриваются и перераспределяются роли и функции родителей, появляются новые ценности и новые пространства для реализации себя личностью, в частности в рамках выполнения отцовской роли [3].

Культурная и социальная детерминация отцовства означает влияние культурных норм конкретного общества, а также межличностных отношений, в которые включён мальчик, юноша с момента рождения на его представления и реальное поведение в роли отца.

Исследователи выделяют множество таких факторов, каждый из которых может быть условно обозначен как культурно-исторический или социальный, например:

- тип семьи, характерный для данной определенной культуры или этапа развития определенного общества;

- верования народа, его мифология и религиозные представления;

- экономические условия: уровень дохода, экономическая стабильность в обществе, общий уровень безработицы, условия разделения труда [7].

- социальные стереотипы маскулинности и феминности, отцовства и материнства, характерные для данного общества [1; 6];

- отношения мужчины с собственной семьей: своими родителями, супругой [2];

- личность ребенка: его пол, возраст, особенности развития и поведения [3; 6].

В формировании родительского отношения и стиля воспитательной деятельности у мужчины Р.В.Овчарова [8] выделяет три уровня: 1. Уровень общества: сюда относится влияние общественных факторов на представление об отцовской роли. 2. Уровень собственной семьи: включает влияние семейных условий на представление об отцовской роли. 3. Индивидуальный (личностный) уровень: влияние личностного фактора на представления об отцовской роли.

Ю.В. Борисенко [2], в свою очередь, все многообразие факторов, влияющих на становление отцовской роли, классифицирует на четыре большие группы. К первой группе автор относит факторы, связанные с взаимоотноше­ниями в супружеской диаде. Ко второй группе относятся факторы, связанные с влиянием матери ребенка (супруги мужчины) на становление мужчины в роли отца. Третья группа включает в себя средовые факторы. К четвертой группе относятся факторы, связанные с личностью самого ребенка — полом, возрастом, индивидуально-психологически­ми особенностями.

Таким образом, успешное поведение мужчины в роли отца во многом обусловлено интериоризацией ценностей отцовства, характерных для данной культуры и общества, интериоризацией опыта детско-родительских отношений, качеством супружеских отношений, личностной зрелостью мужчины и психолого-возрастными особенностями ребёнка.

В онтогенезе отцовства Ю.В.Борисенко выделяет три этапа: первый этап начинается с рождения мальчика до момента получе­ния сведений о беременности его жены (партнерши). Формирование стереотипов об отцовстве происходит в процессе взаимодействия с собственными родителями. Второй этап - период беременности партнерши — начинается с того момента, когда мужчина узнал, что будет отцом, до начала взаи­модействия с уже родившимся ребенком. Третий этап — период после рождения ребенка — практический период, когда отец включается во взаимодействие с ребёнком.

На каждом из этапов формируются значимые новообразования личности, отвечающие за психологическую готовность к отцовству. Формируются такие компоненты отцовской личностной сферы, как: потребностно-эмоциональный, включающий биоло­гические, социальные аспекты мотивации, потребность в контакте, эмоциональные реакции, переживания; операциональный — осве­домленность и умения, операции по уходу за ребенком и общение с ним; и ценностно-смысловой — отношение отца к ребенку, включая экзистенциальные переживания. Кроме того, в данную структуру включается интегральный сквозной компонент — оценочный, в кото­рый входят: 1) самооценка, как элемент Я-концепции, принятие или непринятие роли отца и рациональная и эмоциональная оценка себя, как отца, и своего ребенка; 2) социальная оценка окружающих, базирующаяся на принятых в данном конкретном обществе социальных стереотипах и предписаниях по выполнению роли, требованиях, которые необходимо соблюдать для соответствия статусу. Социальная оценка является базой для формирования собственной оценки, т.к. через со­циальные стереотипы формирует образы Я-идеального. Оценочный компонент является интегральным, т.к. пронизывает и влияет на все остальные компоненты структуры [4].

На любом переходном этапе развития, связанном с освоением новой деятельности, большое значение имеют ценностные ориентации личности, которые выступают в роли адаптационных механизмов. Ценности являются мощным регулятором поведения человека, направляют, корректируют и могут побуждать к определённым действиям. Ценностные ориентации определяют не только динамику отцовства и материнства, но и конечном итоге динамику семьи. В то же время, ценности являются хорошим индикатором для отслеживания процессов социального и индивиду­ального изменения, возникающего в результате истори­ческих, социальных и личных событий [5].

Ценностные ориентации, соответствующие высшим социальным потребностям отвечают за отношение человека к жизнен­ным целям и средствам их удовлетворения. При этом, ценностные ори­ентации личности полностью зависят от ценностей соци­альной общности, с которой себя идентифицирует личность [цит.по 10].

По мнению Ю.А. Шерковина, двойственный характер системы ценностей, обусловленных одновременно индивидуальным и социальным опытом, определяет ее двойное функциональное значение. Во-первых, ценности являются основой формирования и сохране­ния в сознании людей установок, которые помогают индивиду занять определенную позицию, выразить свою точку зрения, дать оценку. Таким образом, они становятся частью сознания. Во-вто­рых, ценности выступают в преобразованном виде в качестве мотивов деятельности и поведения, поскольку ориентация чело­века в мире и стремление к достижению определенных целей неизбежно соотносятся с ценностями, вошедшими в его лично­стную структуру [9].

В рамках проведенного эмпирического исследования была поставлена цель изучения ценностных ориентаций отцов, включённых в воспитательную деятельность. В исследовании приняло участие 2 группы мужчин: отцы, имеющие детей (от года до 10лет) и отцы, ожидающие появления ребёнка. Целью исследования было изучение ценностных ориентаций мужчин-отцов, включённых в воспитательную деятельность. Были использованы следующие методики: методика Шварца для изучения ценностей личности, опросник родительских установок PARI.

Сравнительный анализ изучения нормативных идеалов в двух группах испытуемых, то есть ценностей личности на уровне убеждений позволил выявить значимые различия в ценностях конформности и добра. Отцы, включенные в воспитательную деятельность менее склонны к сдерживанию дейст­вий и побуждений, которые могут навредить дру­гим и не соответствуют социальным ожиданиям, а также менее обеспокоены сохранением благополучия людей, с которыми находятся в личных контактах.

Изучение ценностей на уровне поведения, то есть индивидуальных приоритетов позволило обнаружить значимые различия в ценностях традиций и достижений. Для отцов, включённых в воспитательную деятельность имеют значение традиции и они менее ориентированы на достижения.

Среди значимых ценностей обеих групп испытуемых на уровне нормативных идеалов выделились: безопасность, достижения и самостоятельность, наименее значимы ценности традиций.

Среди ценностей на уровне поведения значимыми оказались самостоятельность, безопасность, доброта; а наименьшую значимость имеют традиции (особенно в группе «будущих» отцов). Таким образом, ценностные ориентации мужчин, ожидающих появление ребёнка, в целом приближаются к ценностному пространству отцов. При этом отцы, включённые в воспитание не склонны к подчинению и принятию чужого мнения, но и более избирательны в проявлении добрых отношений. Для мужчин из обеих групп характерна слабость традиций, возможно, это объясняется размытостью представлений о воспитании в стране, когда старые традиции социалистического воспитания уходят в прошлое; но и традиции воспитания на уровне семьи также пересматриваются. Можно предположить, что данный факт говорит о наличии свободной ниши для зарождающихся традиций нового отцовства.

Сравнительный анализ изучения отношения мужчин к родительской роли и отношения к ребёнку выявил значимые различия по ряду показателей. Для включённых в воспитание отцов характерно принятие того факта, что интересы супруги как хорошей матери ограничены заботами о семье, принимается возможность противоречий и конфликтов между супругами, мужчины не склонны к обретению сверхавторитета в супружеских отношениях. В таких характеристиках присутствуют элементы описания как патриархальной семьи, так и эгалитарной. По отношению к ребёнку отцы, включённые в воспитание, склонны к уклонению от контакта, допускают проявление раздражительности, а также вмешательства в мир ребёнка и подавление его сексуальности. Мужчины, ожидающие рождение ребёнка, склонны к большему эмоциональному контакту с ним (ещё не рождённым).

Таким образом, отношение к семейной роли у мужчин из двух групп схоже, а отношение к родительской роли отцов, включённых в воспитание, отличается большей эмоциональной дистанцией и излишней концентрацией на ребёнке. Важно констатировать факт, что на этапе ожидания ребёнка отцы более склонны к эмоциональному контакту с ребёнком (на уровне представлений, аттитюдов), в то время как на следующем этапе отцовства – реализации отцовской позиции в воспитательных действиях, отцы амбивалентны.

Корреляционный анализ связей между показателями методик в группе отцов, включённых в воспитание показал наличие отрицательных связей между ценностью универсализма (терпи­мость и защита благополучия всех людей и природы) и родительским сверхавторитетом, несамостоятельностью матери, опасением обидеть ребёнка. Чем более терпим отец, тем менее склонен к сверхавторитетной позиции в партнёрских отношениях, тем меньше склонен воспринимать супругу как зависимую и несамостоятельную, тем менее опасается нанести вред ребёнку.

Чем более склонен отец к самостоятельности, тем равноправней отношения с ребёнком и тем менее склонен к подавлению воли ребёнка. Чем более конформен на уровне реальных поступков, тем более проявляется подавление воли ребёнка. Чем более отец удовлетворён отношениями с супругой, тем менее стремится к ускорению развития ребёнка.

Корреляционный анализ связей между показателями методик в группе мужчин, ожидающих рождение ребёнка, выявил наличие также отрицательных взаимосвязей между универсализмом и семейными конфликтами и родительским сверхавторитетом. Чем более терпим мужчина, тем менее претендует на сверхавторитет и менее склонен принимать конфликты и ссоры как норму отношений. Чем более ценным является для мужчины проявление самостоятельности, тем меньше склонен к представлению о жертвенности позиции супруги. Чем больше мужчина ориентирован на получение удовольствия, тем более неудовлетворён ролью хозяйки супруги, тем больше склонен к излишней строгости в (представлении) воспитании ребёнка, тем менее опасается обидеть ребёнка. С ценностью гедонизма у «будущих» отцов связано стремление к авторитету в партнёрских отношениях.

В группе включённых отцов с ценностью гедонизма выявилась только одна связь: чем больше отец склонен к наслаждению или чувствен­ному удовольствию, тем больше он стремится ускорить развитие ребёнка.

Таким образом, в рамках исследования были выявлены ценностные ориентации отцов, включённых в воспитательную деятельность, проявляющиеся как значимые цели на данном этапе отцовства, на достижение которых мужчина направляет свою активность. Такими нормативными ценностями являются достижения, самостоятельность и безопасность, а на уровне поведения и реальных поступков самостоятельность, безопасность и добро. Успешность как ценность на уровне убеждений мужчины–отца на уровне реальных поступков вступает в определённое противоречие с ценностью сохранения благополучия близких людей.


Литература:
  1. Берн Ш. Гендерная психология. СПб., 2001.
  2. Борисенко Ю.В. Модель взаимосвязи факторов, определяющих специфи­ку отцовства // Семейная психология и семейная терапия. 2006. № 2. С. 44—55.
  3. Борисенко Ю.В. Психология отцовства, М.2007
  4. Евсеенкова Ю.В., Портнова А.Г. Влияние отцовства на развитие личности// Акмеология. Личностное и профессиональное развитие. Материалы Международной научной конференции 2004 М. 2004. С. 365-371
  5. Карандашев В.Н. Методика Шварца для изучения ценностей личности: концепция и методическое руководство СПб.,2004
  6. Кон И.С. Ребенок и общество. М., 2003.
  7. Мальцева И.О. Гендерная сегрегация и мобильность на российском рынке труда / И.О. Мальцева, СЮ. Рощин; Государственный ун-т — Высшая школа экономики. М.:
  8. Овчарова Р.В. Психологическое сопровождение родительства. М., 2003.
  9. Шерковин Ю. А. Проблема ценностных ориентации и массовые инфор­мационные процессы // Психол. журн. - 1982. - Т.3. - № 5. - С.235-145.ИД «ГУ ВШЭ», 2006.
  10. Яницкий М.С. Ценностные ориентации личности как динамическая система.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle