Библиографическое описание:

Шелест В. И. Проблема диагностики политического интеллекта в современной социальной психологии [Текст] // Актуальные вопросы современной психологии: материалы междунар. науч. конф. (г. Челябинск, март 2011 г.). — Челябинск: Два комсомольца, 2011. — С. 130-134.

Категория «социальный интеллект», употребляемая в современной социальной психологии, используется для обозначения для определения приобретаемой в процессе усвоения социокультурного опыта способности личности понимать поведение, мотивы, состояния других людей, а также строить взаимодействия на основе этого. Уровень социального интеллекта личности определяет успешность в деловых и межличностных отношениях, и, что немаловажно, помогает поддерживать ощущение собственной целостности и комфорта. Мы полагаем, что проявления социального интеллекта могут иметь некоторые особенности в разных сферах жизни человека и общества. Например, очевидно, что личность, осознанно и целенаправленно участвующая в политической жизни общества, обладает некими социально-психологическими особенностями и свойствами. Поэтому мы считаем уместным введение в социальную психологию категории «политический интеллект» для обозначения соответствующих особенностей субъекта политики.
Теоретическими основами введения категории «политический интеллект» в нашем исследовании выступают, с одной стороны, понятие «социального интеллекта» как способность понимать поведение, мотивы, состояния других людей, а также строить эффективные взаимодействия на основе этого [1, с. 25; 2, с. 437; 3, с. 25]. С другой стороны, мы основываемся на существовании психологических компонентов политической культуры [7, с. 5], а именно категориях политического сознания (т.е. осознания социальными субъектами политики как общественного явления и своей позиции в ней) политического поведения (действия различных субъектов политики для реализации своих политических целей и потребностей) [8, с. 76]. Основываясь на этих теоретических данных, мы составили и провели исследования по определению категории «политический интеллект», а также разработали и апробировали опросник для его диагностики.
Итак, исследование проходило в несколько этапов. На первом этапе использовался метод группового анкетирования для выявления имплицитных представлений о политическом интеллекте. Авторская анкета состоит из четырёх вопросов, в ответах на которые респонденту предлагается высказать своё мнение о том, что такое «политический интеллект» и каковы особенности человека, имеющего развитый политический интеллект. В этой части исследования приняли участие студенты РГСУ (возраст 19-25 лет, 32 человека мужского пола, 119 – женского, всего 141 человек). Полученные данные обрабатывались методом контент-анализа; при этом мы исходили из того, что если в группе из 20-30 человек для описания одного стимула некая реконструкция используется тремя и более человек, она не случайна [5, с. 52]. Это соответствует 10-15% от выборки. В нашем исследовании мы также описываем значимые данные, т.е. те, которые отмечены 10-15% и больше опрошенных.
При анализе полученных данных для определения понятия «политический интеллект» 29,1% (44 человека) опрошенных используют реконструкцию «способность», в 15,9% (24 человека) его рассматривают как «умение». Также значимыми реконструкциями являются «умение анализировать» и «понимание» политической сферы – 15,2% (23 человека) и 11,3% (17 человек) соответственно.
Среди особенностей личности с развитым политическим интеллектом отмечаются «аналитические способности» и «коммуникабельность» – 34,4% (52 человека) и 17,2% (26 человек) соответственно. Значимыми реконструкциями являются также «эрудиция, начитанность, широкий кругозор» – 13,9% (21 человек), «целеустремлённость» – 12,6% (19 человек) и «знания в области политики» – 11,3% (17 человек).
Назначение политического интеллекта связывают с «пониманием» политической обстановки и умением «ориентироваться» в ней – 16,6% (25 человек) и 13,2% (20 человек) соответственно.
Таким образом, действительно можно говорить о существовании определённых характеристик личности, имеющих отношение к политическому интеллекту и входящих в его структуру. Также можно сказать, что предлагаемая нами категория «политический интеллект» проявляется в разных аспектах личности. Поэтому на втором этапе исследования мы провели определение структурных компонентов политического интеллекта. Опираясь на полученные семантические единицы, мы составили 47-шкальный опросник с использованием семантического дифференциала, где предложили респондентам (студенты РГСУ, возраст 18-25, 18 человек мужского пола, 31 – женского, всего 49 человек) прошкалировать те или иные качества с позиции выраженности их у человека с развитым политическим интеллектом. Полученные на этом этапе результаты мы обработали методом факторного анализа.
На основании данных частотного анализа была составлена матрица, в которой представлены все показатели, рассмотренные в исследовании. Полученная матрица была подвергнута факторному анализу, экстракция факторов производилась методом главных компонент. На основании анализа графика были выделены пять наиболее сильных факторов. Их факторный вес составил 39,154; 7,573; 7,010; 4,530; 4,006 соответственно. Общий процент дисперсии, объясняемый этими факторами, составляет 62,273.
Для интерпретации факторов было произведено Varimax-вращение с нормализацией Кайзера. При этом для вхождения переменной в фактор были установлены следующие критерии:
- факторный вес > 0,4;
- наибольшее значение факторного веса при двойных вхождениях.
Итак, мы получили следующие факторы:
- «Общий уровень интеллектуальной культуры», факторный вес 39,154. Это наиболее крупный фактор, включающий 59 переменных и определяющий развитие политического интеллекта. Под интеллектуальной культурой мы понимаем культуру умственного труда, определяющую умение ставить цели познавательной деятельности, планировать её, выполнять познавательные операции различными способами, работать с источниками и оргтехникой [6, с. 55]. Действительно, этот компонент включает в себя характеристики личности, связанные умение личности планировать свою деятельность, распределять ресурсы, находить и использовать необходимую информацию, анализировать текущую ситуацию для повышения эффективности своей деятельности. Таким образом, можно утверждать, что политический интеллект во многом зависит от интеллектуальной культуры личности;
- «Принятие позиции политического лидера», включает в себя 13 переменных, факторный вес составляет 7,573. Данный компонент объединяет в себе характеристики, которые связаны с активной политической позицией, нацеленностью на успех, готовностью сотрудничать с другими людьми и управлять ими для успешного ведения определённой политической программы. Таким образом, в структуре политического интеллекта важное место занимает именно способность личности осознанно выбирать конкретную политическую партию/ движение, к которой примкнуть, а также готовность встать во главе определённой политической группы;
- «Политическая компетентность», который включает в себя 10 переменных и имеет факторный вес 7,010, – это такой компонент в структуре политического интеллекта, который включает в себя личностные характеристики, связанные с умение анализировать политическую обстановку, работать с имеющейся информацией. То есть, политический интеллект связан в том числе и с пониманием происходящих политических событий, умением находить их причины и следствия, просчитывать наперёд и моделировать политическую ситуацию;
- «Направленность на политику», состоящий из 7 переменных и обладающий факторным весом 4,530. Он состоит из характеристик личности, связанных с интересом к политической сфере, наличием знаний, связанных с политической деятельностью и, следовательно, чётким представлением о том, что представляет собой политическая действительность. Можно сказать, что политический интеллект связан в том числе и с интересом к политике, пониманием её сторон, желанием целенаправленно и осознанно ею заниматься;
- «Политическая мобильность и гибкость», куда входят две переменные, имеющие факторный вес 4,006. Этот компонент объединяет характеристики личности, связанные с психологической гибкостью и подвижностью, которые необходимы как профессиональному политику, так и каждой личности, придерживающейся активной гражданской позиции. То есть, в структуре политического интеллекта важное место занимает умение ориентироваться в быстро меняющемся политическом мире и адаптироваться к произошедшим изменениям без ущерба для себя.
Основываясь на этих данных, мы разработали и апробировали методику для измерения политического интеллекта. Она состоит из 25 утверждений, по пять на каждую шкалу. Выборку составили студенты РГСУ, разных специальностей, возраст 19-13, 16 человек мужского пола, 24 – женского, всего 40 человек. Для психометрического анализа надёжности пунктов методики по внутренней согласованности был использован коэффициент &#; Кронбаха, в результате чего получены следующие показатели коэффициента:
- по шкале «Общий уровень интеллектуальной культуры» &#;=0,502;
- по шкале «Принятие позиции политического лидера» &#;=0,840;
- по шкале «Политическая компетентность» &#;=0,531;
- по шкале «Направленность на политику» &#;=0,868;
- по шкале «Политическая мобильность и гибкость» &#;=0,616.
Все полученные значения выше критических значений для методик, измеряющих способности, поэтому можно говорить о том, что шкалы внутренне согласованы. Полученный опросник удовлетворяет требованиям психометрики с точки зрения согласованности и даёт стабильные результаты при повторном проведении. Это позволяет считать методику надёжным инструментом для измерения политического интеллекта личности. Кроме того, мы полагаем, что при диагностике политического интеллекта необходимо учитывать общий показатель политического интеллекта, который объединяет в себе все перечисленные компоненты. Это связано с тем, что не очень высокое развитие одного из компонентов может компенсироваться развитостью другого, для успешного ведения эффективной политической деятельности.
На следующем этапе исследования распределение каждого описанного компонента политического интеллекта было проверено на нормальность с помощью статистического критерия Z Колмогорова-Смирнова. Этот критерий считается наиболее состоятельным для определения степени соответствия полученного эмпирического распределения нормальному и позволяет наиболее точно оценить вероятность того, что данная выборка принадлежит к генеральной совокупности с нормальным распределением. Полученные значения критерия Z Колмогорова-Смирнова позволяют считать, что для каждого компонента политического интеллекта распределение приблизительно соответствует нормальному, т.к. во всех случаях наблюдается уровень значимости p>0,05 [4, с. 60] (см. табл. 1).

Таблица1

Значения критерии Z Колмогорова-Смирнова для распределения

компонентов политического интеллекта

Компонент

ОУИК

ПППЛ

ПК

ННП

ПМГ

ОППИ

Z критерий Колмогорова-Смирнова

1,015

0,565

,694

1,144

0,715

0,498

Уровень значимости

0,254

0,907

0,721

0,146

0,685

0,965


Полученные распределения признаков приблизительно соответствуют нормальному распределению, поэтому в последующих расчетах мы исходили из того, что свойства нормального распределения во всех шести случаях соблюдаются. То есть, в частности, средние значения, составляющие примерно 68% от распределения, располагаются в диапазоне M +/- σ (интервал значений признака, расположенных от точки, находящейся на прямой распределения ниже среднего на величину стандартного отклонения, до точки, расположенной выше среднего на величину стандартного отклонения) [4, с. 52-53]. Исходя из полученных значений стандартных отклонений и средних (табл. 1), можно определить низкие, средние и высокие значения каждой переменной.
Распределение компонента «Общий уровень интеллектуальной культуры» выглядит следующим образом: 20% (6 человек) составляют низкие значения признака, 66,67% (20 человек) – средние, 13,3% (4 человека) – низкие.
В показателях компонента «Принятие позиции политического лидера» также наблюдается преобладание средних значений – 63,3% (19 человек). Низкие значение составляют 20% (6 человек) от полученного распределения, высокие – 16,67% (5 человек).
По переменной «Политическая компетентность» средние значения составляют 60% (18 человек), низкие и средние – 16,67% (5 человек) и 23,33% (7 человек) соответственно.
В распределении компонента «Направленность на политику» средние значения охватывают 70% (21 человек) от выборки, низкие значения – 13,33% (4 человека), а высокие – 16,67% (5 человек).
Средние значения компонента «Политическая мобильность и гибкость» составляют 66,67% (20 человек), низкие и высокие – 20% (6 человек) и 13,33% (4 человека) соответственно.
Общий показатель политического интеллекта распределён так: низкие значения – 10% (3 человека), средние значения – 70% (21 человек), высокие значения – 20% (6 человек).
Таким образом, подводя итоги проведённого исследования, мы можем утверждать, что политический интеллект – это реально существующее социально-психологическое явление, которое присутствует у современных людей. Предварительно мы можем определить политический интеллект как способность человека успешно ориентироваться в политическом мире, а также принимать активное участие в политической жизни общества благодаря пониманию и оценке существующей политической ситуации и осознанию своей роли в политических процессах. Кроме того, возможно измерение политического интеллекта, что подтверждает разработанный нами достаточно надёжный диагностический инструментарий. Распределение общего показателя политического интеллекта и его структурных компонентов приблизительно соответствует нормальному, что ещё раз подтверждает существование такого социально-психологического явления как политический интеллект.

Литература:
1. Альбрехт К. Социальный интеллект. Наука о навыках успешного взаимодействия с окружающими / Пер. с англ. – М.: Бизнес Психологи, 2011. – 301 с.
2. Гилфорд Дж. Структурная модель интеллекта // Психология мышления. – М., 1965. – С. 433-456.
3. Калина Н.Ф. Диагностика социального интеллекта личности // Журнал практикующего психолога. – 1999, №5. – C. 159-178.
4. Наследов А.Д. Математические методы психологического исследования. Анализ и интерпретация данных. Учебное пособие. 2-е изд., испр. и доп. – СПб.: Речь, 2006. – 392 с.
5. Серкин В.П. Методы психосемантики: Учебное пособие для студентов вузов / В.П. Серкин. – М.: Аспект Пресс, 2004. – 207 с.
6. Современный образовательный процесс: основные понятия и термины / Авторы-составители М.Ю. Олешков и В.М. Уваров. – М.: Компания Спутник+, 2006. – 191 с.
7. Соловьёва М.А. психологическая составляющая политической культуры молодёжи. На примере студенческой молодёжи Санкт-Петербурга: Автореферат дис. … канд. психол. наук. – СПб, 2008 г. – 26 с.
8. Юрьев А.И. Введение в политическую психологию. – СПб., 1992. – 232 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle