Библиографическое описание:

Тимофеева К. К. Наследственные и средовые основы формирования одаренности [Текст] // Современная психология: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Казань, октябрь 2016 г.). — Казань: Бук, 2016. — С. 13-16.



Вопрос о роли наследственных и средовых факторов не только в формировании одаренности, но и личности в целом интересовал на протяжении многих лет большое количество ученых. Среди них можно отметить таких выдающихся деятелей психологии как В. Штерн и его теория конвергенции двух факторов, З. Фрейд с его теорией конфронтации двух факторов [3]. Эта тема также интересовала Г. Айзенка, Х. Вернера, Дж. Вулвилла и прочих. Так и вопрос о том, врожденна ли одаренность или же формируются прижизненно, иными словами, является природно- или социально обусловленной, тоже поднимался в психологии достаточно давно, однако до сих пор на него не существует однозначного ответа. Для изучения данного вопроса необходимо дать определение феномену одаренности. Итак, по утверждению С. Л. Рубинштейна общая одаренность — это уровень общих способностей как способность к общеобразовательному обучению [5]. То есть общие способности, по сути, и являются одаренностью.Теперь считаем необходимым перейти непосредственно к рассмотрению наследственных и средовых основ формирования одаренности.

Ю. Б. Гиппенрейтер в своем учебнике «Введение в общую психологию» пишет о данном вопросе [1]. Она приводит примеры доказательств врожденности способностей: Моцарт, игравший на пианино уже в три года; Рафаэль, проявивший себя как художник в восемь лет. В доказательство наследуемости способностей Ю. Б Гиппенрейтер приводит в пример известные одаренные семьи: Бахи, Дарвины и т. д. Она отмечает значимость исследований с применением близнецового метода, т. к. их результаты показали, что умственные способности однояйцевых близнецов имеют большее сходство, чем умственные способности сибсов. Еще один эксперимент, отмеченный Ю. Б. Гиппенрейтер, это эксперимент с группами «умных» и «глупых» крыс, когда внутри каждой такой группы производили скрещивание между особями. В итоге было выявлено, что при выведении чистых линий потомки «умных» крыс становились только умнее, а потомки «глупых» — глупее. Это очевидное доказательство генотипических предпосылок одаренности.

Ю. Б. Гиппенрейтер не обходит стороной примеры доказательств социальной основы формирования одаренности. Она выделяет, в частности, работу выдающихся педагогов, ученики которых, даже самые, казалось бы, неспособные, добивались высоких успехов.

Ю. Б. Гиппенрейтер вместе с О. В. Овчинниковой под руководством А. Н. Леонтьева проводили исследование звуковысотного слуха, который составляет основу слуха музыкального. Результаты исследования показали, что у одной трети взрослых русских испытуемых возможность восприятия высоты звуков недоразвита. Иные результаты получены были в итоге исследования звуковысотного слуха у вьетнамцев, которые оказались в группе лучших. Это связано непосредственно с особенностями языка русских и вьетнамцев. Русский язык, как и многие европейские языки, является тембровым, а вьетнамский — тональным. Получается, абсолютно все вьетнамцы, овладевая родным языком с детства, в то же самое время развивают свой музыкальный слух, чего не может произойти с русскими и европейскими детьми. Данный пример является ярчайшим показателем влияния условий среды на формирование способностей и одаренности.

Фактор среды играет важное значение, что подтверждает еще один пример, приведенный Ю. Б. Гиппенрейтер. Речь идет об эксперименте с «умными» и «глупыми» крысами, где применялся метод искусственной селекции с выведением чистых линий, о чем говорилось выше. В данном эксперименте поколение «умных» крыс поместили в условия обеднённой среды, в итоге чего эти крысы впоследствии стали действовать на уровне «глупых», воспитанных в естественных условиях. А «глупые» крысы, помещенные в обогащенную среду, в итоге действовали на уровне «умных».

Из всего вышесказанного Ю. Б. Гиппенрейтер делает вывод о том, что фактор среды так же важен в формировании способностей, как и фактор наследственности.

По меткому замечанию Д. Хебба, роль наследственности и среды оценить так же трудно, как решить вопрос: от чего больше зависит площадь — от длины или ширины [2].

В учебнике И. В. Равич-Щербо, Т. М. Марютиной, Е. Л. Григоренко «Психогенетика» описывается метод приемных детей, с помощью которого также удалось получить данные о влиянии биологических и средовых условий на развитие человеческих способностей и человека в целом [4]. Дети биологических родителей с низким интеллектом, попавшие в достаточно хорошую среду, созданную приемными родителями, обнаружили интеллект значительно выше того, который мог быть предсказан на основе IQ биологических родителей. Таким образом, средовые условия играют действительно важную роль в формировании человека как социального существа. Установлена также ещё одна закономерность: в одинаково «хорошей» среде семей-усыновительниц распределения оценок интеллекта приемных детей существенно зависит от интеллекта биологических родителей. При высоких (больше 120) баллах их IQ у 44 % детей интеллект столь же высок (а у остальных он не ниже 95). Если же у родных родителей IQ меньше 95, то у 15 % детей IQ тоже ниже 95 баллов и ни у кого он не бывает выше 120 баллов. Таким образом получается, что фактор наследственности так же важен, как и средовой фактор.

Эти данные еще раз подтверждают, что в формировании способностей значим как биологический, так и средовой фактор.

Но как считают Т. Биделл и К. Фишер, для формирования одаренности недостаточно только наследственного и средового факторов. Здесь существенна и третья составляющая — созидательная активность самого субъекта. Т. Биделл и К. Фишер придерживаются точки зрения, согласно которой роль созидательной активности в интеллектуальном развитии не вторична и не иллюзорна. Созидательная активность — это центральная движущая сила в развитии интеллектуальных способностей человека, являющаяся также основой для понимания взаимодействия между геномом и средой. Неспособность психологии и когнитивной науки распознать центральное значение человеческой деятельности, опосредующей взаимосвязи между геномом и средой, по мнению Т. Биделла и К. Фишера, является результатом концептуальной ошибки редукционизма. Редукционизм сводит многоуровневые, самоорганизующиеся и взаимосвязанные по определению процессы к дуалистическим абстракциям типа среды и наследственности. Таким образом генетические и средовые влияния изолируются от контекста, в качестве которого выступает совокупность различных факторов, необходимых для развития одаренности, или от релевантной среды. На деле же генотип и среда принимают участие в развитии систем «индивид — контекст» только совместно с другими уровнями биологической, социальной и психической активности.

Роль субъекта в развитии заключается в том, чтобы постоянно создавать новые взаимоотношения между различными уровнями биологических и средовых систем. Это возможно осуществить благодаря способности человека объединять навыки и представления, укорененные в системах организма, начиная уже с генетического уровня, и «прорастающие» в системы социально заданной активности.

Итак, ни природа, ни воспитание не являются основной движущей силой в процессе развития. Ею является самоорганизующаяся деятельность человека-субъекта, на многих уровнях объединяющая биологические и средовые системы. Данная позиция схожа с положениями Ж. Пиаже и Л. С. Выготского о том, что действие создает основу для развития когнитивной сферы, речи и социальных навыков.

Т. Бидделл и К. Фишер также утверждают, что такие системы, как наследственность и среда в своем уникальном взаимодействии порождают новые системы, к коим относится, например, одаренность.

На наш взгляд, созидающая активность, о которой пишут Т. Биделл и К. Фишер, является аналогом описанного Р. Пломиным активного взаимодействия генотипа и среды [4]. Активное взаимодействие генотипа и среды подразумевает ни что иное, как поиск человеком среды, в которой он имеет возможность продуктивного развития собственных задатков.

Всего существует три типа генотип-средовых корреляций [4]:

  1. Пассивная ГС-корреляция описывает ситуации, когда дети наследуют от своих родителей среду, коррелирующую с их генотипом. Так, например, ребенок, родившийся в семье художников уже с рождения попадает в благоприятную для развития художественных способностей атмосферу: регулярное посещение с родителями картинных галерей, возможность наблюдать за творческой деятельностью родителей и принимать в ней активное участие, изучая навыки рисования и т. д.
  2. Реактивная ГС-корреляция это ситуации, когда носители определенных генотипов вызывают различные реакции среды, что приводит к появлению их корреляции.
  3. Активная ГС-корреляция возникает в ситуациях, когда носитель генотипа выбирает, задает и сам строит среду, коррелирующую с его генотипом. Мы предполагаем, что именно такая ГС-корреляция свойственна одаренным детям. Именно активное субъектное начало выступает основным условием достижения высоких результатов в какой-либо деятельности. Однако рождение одаренности возможно лишь при наличии синтеза генотипа, среды и инициативности самого субъекта.

Итак, следуя из проведенного исследования наследственных и средовых основ формирования одаренности, мы можем сделать вывод о том, что одаренность человека является не только природно и социально обусловленной: для ее развития необходимо наличие созидательной активности самого субъекта. Человек должен сам создавать новые взаимоотношения между разными уровнями биологических и средовых систем.

В ходе исследования данного вопроса, мы, среди трех типов генотип-средовых корреляций [4], особо выделили активную ГС-корреляцию, предположив, что именно она свойственна одаренным детям. К такому умозаключению мы пришли, т. к. активное начало субъекта является важным условием достижения высоких результатов в разных видах деятельности.

Литература:

  1. Гиппенрейтер Ю. Б. Введение в общую психологию / Ю. Б. Гиппенрейтер. — Москва: ЧеРо, 1996. — С. 246–252.
  2. Лейтес Н. С. Не упрощать проблему / Н. С. Лейтес // Вопр. психологии. — 1990. — № 4. — С. 155–158.
  3. Обухова Л. Ф. Детская возрастная психология: учеб. пособие для студ. вузов / Л. Ф. Обухова. — М.: Высш. Образование; МГППУ, 2009. — 40–81.
  4. Психогенетика. Учебник / И. В. Равич-Щербо, Т. М. Марютина, Е. Л. Григоренко; Под ред. И. В. Равич-Щербо, И. И. Полетаевой. — 2-е изд., испр. И доп. — М.: Аспект Пресс, 2008. — С. 162–164
  5. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии / С. Л. Рубинштейн. — Санкт-Петербург: Питер Ком, 1999. — С. 540–548.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle