Библиографическое описание:

Рюмина Т. В., Самойлов И. В. Социально-психологический аспект особенностей типологии старения [Текст] // Психологические науки: теория и практика: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Москва, ноябрь 2015 г.). — М.: Буки-Веди, 2015. — С. 30-32.



 

С недавнего времени, в общество пришло осмысление значимости проблемы пожилого населения и его самоопределения. Социальная группа пожилых людей ставит перед специалистами ряд задач по преодолению негативизма и дискриминации к людям, по мнению общества старым. Именно поэтому, проблема создания социально-психологических условий для развития пожилого человека столь актуальна, ведь разрешение этого вопроса обусловливает активность пожилого человека и его социальную позицию, а также возводит эту задачу на новый общественный уровень и обуславливает создание психологических возможностей для приспособления пожилых людей к существующей ситуации и улучшению отношений в обществе.

Изучая процессы старения необходимо помнить, что они разделяются на психологические и физические. При утрате физических возможностей человека, его личностный функционал ещё может развиваться, не теряя динамики. Оказавшись в новых социальных условиях, называемых старостью, человеку приходиться адаптироваться к новому образу жизни, отдалению от социума и разрабатывать дальнейшие пути развития. Говоря об адаптации в старости, в первую очередь обратим внимание на подготовленность человека к изменениям социального характера, приспособление к новым нормам поведения и затруднительным ситуациям, которые характерны старости. Следовательно, успешность адаптации в старости зависит от того, сможет ли человек принять изменившиеся социальные и физические условия, выработать стратегию старения придерживаться поставленных целей [2].

Анализируя различные теории старости, мы остановились на типологии представленной (Ермолаевой М.В). Данная типология включает два типа старения [3].

Оптимальным типом старения характеризуются пожилые люди, избравшие в старости цель сохранения и развития своей личности, сохранения и умножения системы социальных связей, считающих необходимым для себя и важным для других передачу своего жизненного опыта. Принятие ими состояния старости, открытие в нём нового смысла, во многом, обусловливает особую структуру эмоциональных переживаний этих пожилых людей, поскольку смысл их жизни направлен на поиски деятельности, в которой они могли бы быть полезными другим и сопричастными обществу. Для личности этих пожилых людей характерна тенденция к созданию активных целевых установок, правил и убеждений. Подобное отношение к самому себе и к окружающему представляет для пожилого человека новую ценностную жизненную установку. Такая стратегия старения определяет развитие личности и согласованность отношений к прошлому, настоящему и будущему.

У людей, относимых к оптимальному типу старения, наблюдается присутствие смысловой системы, способной развивать ценностные ориентации и отвечающей за направленность личности. Благодаря этому, имеет место увеличение смысловых отношений и существование смысловых подразделений. Немало важным является нацеленность на соединение ближайших целей и отдаленных перспектив, подобные установки помогают найти и стабилизировать дальнейшие пути развития. Представители данной группы отличаются структурированной, осмысленной, динамичной смысловой системой, которая отражается в активных взглядах на жизнь.

Нормальное старение проявляется в постепенной утрате значимых глубоких социальных связей, а также в двух важнейших особенностях психической жизни: снижении поведенческого контроля и «истощении» чувствительности. Ослабление поведенческого контроля определяет нарастание эгоцентричности в старости, убеждённость пожилых людей в неоспоримой справедливости их позиции и, как следствие, амбициозность, обидчивость и нетерпимость к возражениям, ригидность, догматизм, мнительность. Недооценка этими пожилыми людьми значимости сознательной регуляции своего поведения в отношениях с окружающими ведёт к снижению эмоционального контроля и произвольности поведения и, как следствие, к постепенной утрате этих навыков. Снижение функций детерминации и саморегуляции закономерно приводят к «заострению» личностных черт. Этот вид старения не является патологическим и в этом смысле он «нормален», однако это период стабилизации функций в преддверии общего их спада.

У людей, относимых к данной группе, система смыслов ослаблена, мало дифференцирована, ближайшие перспективы почти не осмыслены, а дальнейшие не сформулированы. Отношение к себе отрицательное, сочетается с негативной оценкой жизненных условий и окружения.

Различая людей, по типам адаптации к старости, можно резюмировать, что содержание самоопределения двух представленных типов старения, качественно и структурно отличаются, и находятся в прямой зависимости от социальной включенности [4]. Также выделенные типы старения отличаются строением структуры смысла жизни [10], различной степенью осмысленности жизни и способностью занять позицию вне жизни для рефлексии над ней. Разработанная М. В. Ермолаевой типология имеет глубокие методологические корни в представлениях С. Л. Рубинштейна [9], о двух способах существования, М. К. Мамардашвили [6], о двух «регистрах» жизни, в идеях В. Розанова [8] о бессознательной и сознательной жизни.

Существует множество взглядов на вопрос того, что обуславливает переход в тот или иной тип старения. Анализируя условия, способствующие старению как неадаптивному и регрессирующему процессу, то, как правило, такие характеристики являются следствием непродуктивного способа жизни на предыдущих периодах. По Э. Эриксону существует две группы новообразований в старости, которые приводят к дезадаптации, отчужденности, безысходности и подобным отрицательным эффектам. В первую группу таких новообразований, называемой «неадаптивными тенденциями», входят: слабое сенсорное развитие, жестокость, ограниченность в узко направленной деятельности, беспечность [7]. Ко вторым «пагубным, отрицательно влияющим на развитие тенденциям» относятся: отстраненность, компульсивность, прокрастинация, пассивность, недоступность, презрение.

Подобные причины были обнаружены А. Эллис [1]. Отрицательное отношение к миру выражается в высказываниях, начинающихся с: «Я ненавижу», «Я терпеть не могу» и т. п. В старости происходит усиление и интегрирование подобных позиций, тем самым являясь преградой для социализации. Как следствие, пожилые люди относятся скептически к новой, неизвестной информации, отстраняются от общества, проявляют агрессию, замыкаются, создают множество барьер во взаимодействии с другими людьми.

Ещё больше трудностей препятствующих успешной интеграции пожилых людей, были выявлены в ходе эмпирических исследований. Это так называемый «эффект возвращения», когда в жизни пожилых людей много нерешенных конфликтов или они не видят смысла в их разрешении, то они уходят в себя, в свое прошлое, тем самым лишая себя настоящего и будущего. Учитывая при этом уменьшение числа их интересов и ценностей с выходом на пенсию, то можно заранее предугадать напряженный сценарий их дальнейшей жизни.

Стоит помнить, что возможно изменить характер протекания старости в лучшую сторону. Мы считаем, что имело бы большое значение для оптимизации процессов старости, экспериментирование с жизненными ролями. Когда человек начинает вести себя в соответствии с заданной ролью, он принимает на себя новые обязанности и нормы. При самоопределении этот опыт не исчезает, а интегрируется во внутреннем мире человека, как образ виртуальных личностей, которые помогают найти себя и изменить свою жизнь. Наиболее действенно в случаях, когда люди, вышедшие на пенсию, попадают в неопределенные, неструктурированные ситуации и им необходимо сформировать своё будущее и настоящее, создать новый путь развития. Для таких ситуаций виртуальные личности, являются неоценимым подспорьем, выходом из пагубных положений и билетом в продуктивную деятельность.

Одно из важнейших условий продуктивности в старости — интегрирование индивидом опыта всех прожитых периодов, настоящего и будущего. Основной составляющей данной интеграции является успешное преодоление кризисов, разрешение конфликтов и задач, достижение поставленных целей. Успешная интеграция происходит, когда человек рассматривает прошлое с точки зрения настоящего, и анализирует пройденные этапы в актуальном жизненном контексте. Тем самым пожилой человек интегрирует тот опыт, который раньше представлялся ему маловажным, но в настоящем получивший иной смысл в контексте продуктивной деятельности. По мнению А. А. Кроника [5], человек может делать полезные «биографические открытия». Абстрагированное отношение к пройденному пути оберегает личность от погружения в прошлое, которое, по мнению некоторых специалистов, «обволакивает» настоящее и будущее пожилых людей.

Продуктивному развитию в старости содействует новая тенденция оценивания своей жизни по мере достижений, успехов и благополучия. С этой позитивной установки неудачи и поражения понимаются как неприятный, но необходимый опыт, который в конце приводит к победе. Оптимистичное настроение таких личностей характеризуются развитой инициативностью и автономией, которые помогают им препятствовать общим негативным отношениям к старости.

Таким образом, очевидной выступает важность создания благоприятных социально-психологических условий переживания и восприятия старости как одного из основных онтогенетических процессов. Поэтому, с нашей точки зрения, необходимо, повышать уровень как профессиональной, так и психологической квалификации специалистов образовательных и социальных сфер, и разрабатывать образовательные программы для представителей разных возрастных групп, с целью увеличения их толерантности, психологической гармонии отношений между ними, что будет содействовать поиску решений и методов оптимального удовлетворения потребности в саморазвитии и самореализации пожилого человека, который имеет особое значение для развития социума, и для самого человека в частности.

 

Литература:

 

  1.      Альберт Эллис.Психотренинг по методу Альберта Эллиса. Издательство: Питер, 1999 г. C. 20–53.
  2.      Анцыферова Л. И. Из Психологического журнала, Т. 17, № 6. М., 1996. С. 60–71.
  3.      Ермолаева М. В. Психолого-педагогическое сопровождение пожилого человека — [Электронный ресурс].- URL:http://www.dissercat.com/content/psikhologo-pedagogicheskoe-soprovozhdenie-pozhilogo-cheloveka (дата обращения: 29.10.15).
  4.      Краснова О. В. Личность пожилого человека: социально-психологический подход. Автореф. дис. докт. психол. наук. — М., 2006.
  5.      Кроник А. А. Психологическое время личности — Киев: Наукова думка, 1984. — 209 с.
  6.      Мамардашвили М. К. Психологическая топология пути. СПб.: Ленато. 1997.
  7.      Психология старости. Хрестоматия. Под ред. Д. Я. Райгородского. — Самара: БАХРАХ-М, 2004. — 690–751 с.
  8.      Розанов В. Цель человеческой жизни.// Смысл жизни: онтология./ Под ред. Н. К. Гаврюшина. -М.: Прогресс-Культура, 1994. С. 19–24.
  9.      Рубинштейн С. Л. Человек и мир. М.: Наука, 1997.
  10. Чудновский В. Э. О некоторых прикладных аспектах проблемы смысла жизни.//Мир психологии. 2001.- № 2(26). — С. 81–89.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle