Библиографическое описание:

Пантелеева Т. В. Анализ эмпирических данных по изучению уровня эмоционального интеллекта у интернет-зависимых подростков [Текст] // Психологические науки: теория и практика: материалы III междунар. науч. конф. (г. Москва, июнь 2015 г.). — М.: Буки-Веди, 2015. — С. 72-75.

Проблема нехимических аддиктивных расстройств у лиц возрастного периода ранней юности (от 14–15 до 18 лет) сегодня как никогда является актуальным вопросом теоретической и практической психологии. В последние годы, к уже известным и достаточно изученным нехимическим аддикциям добавилась новая разновидность зависимостей, получившая название интернет-аддикции. Сегодня вопрос о включении этой поведенческой зависимости от Интернета в обновленную версию Международной классификации болезней активно обсуждается во Всемирной организации здравоохранения. По сводным данным психологов и психотерапевтов, в настоящее время от интернет-аддикции страдает около 10 % пользователей сети, в основном это дети и подростки.

С целью изучения влияния интернет-зависимости на личностные особенности в ранней юности, в частности, на уровень эмоционального интеллекта у подростков, в 2012–2014 гг. было проведено эмпирическое исследование на базе общеобразовательных учебных заведений г. Подольска Московской области. Задача по выявлению интернет-зависимости решалась с помощью широко известного в среде психологов одноименного теста Кимберли Янг (русскоязычный вариант, модифицированный В. А. Буровой) [1].

Из 452 испытуемых в возрасте от 16 до 18 лет было выявлено 49 интернет-зависимых подростков (10,9 % от общего числа испытуемых), которые составили экспериментальную группу исследования (группа А). Контрольная группа (группа Б) была сформирована путем случайной выборки из числа лиц, независимых от пребывания в сети Интернет или умеренно его использующих. Группа Б также составила 49 человек.

Задача исследования по установлению уровня эмоционального интеллекта (далее — ЭИ) у лиц с интернет-зависимым поведением (группа А), а также у лиц, независимых от пребывания в сети Интернет или умеренно его использующих (группа Б) решалась с помощью опросника ЭмИн Д. В. Люсина [2]. Автор методики определяет ЭИ как совокупность способностей для понимания своих и чужих эмоций и управления ими. На наш взгляд, данная личностная характеристика включает в себя коммуникативно-эмпатические способности, которые в условиях нормальной жизнедеятельности в возрастном периоде ранней юности активно развиваются и являются одним из показателей, определяющих общую социально-психологическую адаптивность подростка.

Согласно структуре опросника, включающего в себя 46 вопросов, выявление уровня эмоционального интеллекта возможно по следующим шкалам: шкале межличностного ЭИ (МЭИ), шкале внутриличностного ЭИ (ВЭИ) и шкале общего эмоционального интеллекта (ОЭИ). Количество подсчитанных баллов, полученных испытуемыми в соответствии с ключом к методике ЭмИн по шкалам ВЭИ и МЭИ, при суммировании позволяют определить уровень шкалы ОЭИ. Всего возможно пять уровней по каждой из перечисленных шкал ЭИ: очень низкий, низкий, средний, высокий и очень высокий уровни.

Таким образом, опросник ЭмИн позволил решить задачу по выявлению уровня эмоционального интеллекта у интернет-зависимых испытуемых, а также у лиц с отсутствием такой зависимости, по общей шкале (ОЭИ), а также по шкалам межличностного ЭИ (МЭИ) и внутриличностного ЭИ (ВЭИ).

Определенный уровень шкалы межличностного эмоционального интеллекта (МЭИ) показал, в какой степени тот или иной испытуемый способен к пониманию эмоционального состояния других людей, а также насколько он владеет умением управлять чужими эмоциональными процессами. Высокие показатели по шкале МЭИ свидетельствуют о развитых эмпатийно-коммуникативных способностях. Такие подростки достаточно легко распознают эмоциональное состояние других людей через «считывание» их мимики или жестов, тембра голоса и пр. Понимание эмоций другого человека позволяет более успешно устанавливать эмоциональный контакт с собеседником, а при желании — вызывать те или иные эмоции. Обладатели высокого уровня МЭИ умеют снижать интенсивность нежелательных, по их мнению эмоций, а также манипулировать или управлять коммуникативной ситуацией. Низкие показатели по шкале МЭИ у участников исследования предполагают обратные результаты, которые говорят о слабо развитых коммуникативно-эмпатических способностях старшеклассников. Очевидно, что низкая коммуникативность сказывается на качестве межличностных отношений, которые в данном возрастном периоде являются объективным условием процесса социализации и становления личности.

Выявленный у испытуемых уровень внутриличностного ЭИ (ВЭИ) показал, насколько развита у подростков способность к пониманию и управлению собственными эмоциональными процессами. Высокий уровень по этому показателю говорит о хорошо развитой способности у того или иного подростка к распознаванию и идентификации своих эмоций. Помимо этого, респондент понимает причины возникновения эмоций и может их описать. По уровню шкалы ВЭИ мы также смогли определить, насколько развита у испытуемых способность и потребность контролировать внешние проявления своих эмоций. Чем выше количество баллов по шкале ВЭИ, тем выше способность старшеклассника держать под контролем нежелательные эмоциональные проявления и вызывать и поддерживать эмоции, уместные в той или иной ситуации. Низкие баллы по шкале ВЭИ свидетельствуют об обратном.

При суммировании показателей по шкалам МЭИ и ВЭИ мы смогли выявить общий уровень эмоционального интеллекта (ОЭИ) в экспериментальной и контрольной группах. Результаты по шкале ОЭИ показывают, насколько в целом развиты коммуникативно-эмпатические способности у испытуемых в двух указанных выше группах.

Коммуникативных-эмпатические способности, которые позволяют выстраивать взаимоотношения с другими людьми, должны поддерживаться общей социально-психологической адаптивностью. Последняя психическая характеристика зависит от умения старшего подростка оценить ту или иную ситуацию, а также быстро отреагировать на ее изменения. Адаптивность зависит так же от умения старшеклассника подстроиться (перестроиться) под сложившиеся (изменившиеся) обстоятельства. Чем выше развита способность к адаптации, тем более высокой эмоциональной устойчивостью обладает наш испытуемый.

Таким образом, выявленные у участников эмпирического исследования показатели по шкале ОЭИ выше среднего уровня, говорят о развитых эмпатийно-коммуникативных способностях и высокой социально-психологической адаптивности. Уровень по шкале ОЭИ ниже среднего отрицательно оценивает коммуникативно-эмпатийные способности старшеклассников на фоне их общей психической ригидности.

В ходе нашего эксперимента после обработки опросных листов с ответами испытуемых группы А на вопросы методики по выявлению уровней эмоционального интеллекта, результаты распределились таким образом:

По шкале общего эмоционального интеллекта в экспериментальной группе в общем количестве 49 человек были выявлены 24 испытуемых с очень низким уровнем ОЭИ, 12 человек с низким уровнем ОЭИ, 10 подростков со средним уровнем ОЭИ, три человека с высоким уровнем ОЭИ. С очень высоким уровнем общего эмоционального интеллекта испытуемых выявлено не было.

По шкале межличностного эмоционального интеллекта показатели в этой группе были представлены следующим образом: с очень низким уровнем МЭИ — 15 респондентов, 18 человек с низким уровнем МЭИ, 10 старшеклассников со средним уровнем МЭИ, шесть подростков с высоким уровнем МЭИ и ни одного учащегося с очень высоким уровнем межличностного эмоционального интеллекта.

По шкале внутриличностного эмоционального интеллекта результаты распределились так: очень низкий уровень ВЭИ — 18 участников эксперимента, низкий уровень ВЭИ — 18 человек, средний уровень ВЭИ — 11 подростков, высокий уровень ВЭИ — два старшеклассника. Очень высокий уровень внутриличностного эмоционального интеллекта не показал ни один испытуемый. Результаты по всем шкалам эмоционального интеллекта в экспериментальной группе мы перенесли в Таблицу 1:

Таблица 1

Анализ эмпирических данных по изучению ЭИ в группе А

Уровни ЭИ

Шкалы эмоционального интеллекта

МЭИ

ВЭИ

ОЭИ

Значения (абсолютные и в процентах)

Значения (абсолютные и в процентах)

Значения (абсолютные и в процентах)

очень низкий

15

30,6 %

18

36,7 %

24

49 %

низкий

18

36,7 %

18

36,7 %

12

24, 5 %

средний

10

20.4 %

11

22,4 %

10

20,4 %

высокий

6

12,3 %

2

4,2 %

3

6,1 %

очень высокий

0

0 %

0

0 %

0

0 %

 

В контрольной группе с тем же количеством испытуемых (49 респондентов) результаты распределились следующим образом:

По шкале общего эмоционального интеллекта: три человека показали очень низкий уровень ОЭИ, девять человек — низкий уровень ОЭИ, 18 испытуемых — средний уровень ОЭИ, 12 подростков — высокий уровень ОЭИ. Семь респондентов оказалось с очень высоким уровнем общего эмоционального интеллекта.

По шкале межличностного эмоционального интеллекта показатели в этой группе были представлены следующим образом: с очень низким уровнем МЭИ — шесть респондентов, семь человек с низким уровнем МЭИ, 12 подростков со средним уровнем МЭИ, 17 человек с высоким уровнем МЭИ и семь учащихся с очень высоким уровнем межличностного эмоционального интеллекта.

По шкале внутриличностного эмоционального интеллекта выявлено шесть испытуемых с очень низким уровнем ВЭИ, девять человек с низким уровнем ВЭИ, 13 опрошенных со средним уровнем ВЭИ, 15 человек с высоким уровнем ВЭИ и шесть подростков с очень высоким уровнем внутриличностного эмоционального интеллекта. Данные по всем шкалам ЭИ в контрольной группе отражены в Таблице 2:

Таблица 2

Анализ эмпирических данных по изучению ЭИ в группе Б

Уровни ЭИ

Шкалы эмоционального интеллекта

МЭИ

ВЭИ

ОЭИ

Значения (абсолютные и в процентах)

Значения (абсолютные и в процентах)

Значения (абсолютные и в процентах)

очень низкий

6

12,2 %

6

12,2 %

3

6,1 %

низкий

7

14,3 %

9

18,3 %

9

18,3 %

средний

12

24,5 %

13

26,6 %

18

36,8 %

высокий

17

34,7 %

15

30,7 %

12

24,5 %

очень высокий

7

14,3 %

6

12,2 %

7

14,3 %

 

Анализ эмпирических данных по изучению эмоционального интеллекта в ранней юности показал, что в экспериментальной группе интернет-зависимых респондентов преобладают показатели уровня общего ЭИ ниже среднего значения. Общее число испытуемых с низким и очень низким уровнем ОЭИ составило 36 человек или 73,5 %. Результат выше среднего уровня ОЭИ был получен у трех из 49 человек. Остальные старшеклассники (десять человек) набрали количество баллов, соответствующих среднему уровню ОЭИ.

В контрольной группе нашего эмпирического исследования мы получили такие данные: более чем у трети представителей данной группы (38,8 %) уровень эмоционального интеллекта оказался выше среднего значения (19 из 49 человек). Показатели ниже среднего уровня были выявлены у 12 (24,4 %) испытуемых группы Б. Средний уровень обнаружился у 18 респондентов. В обобщенном виде данные по двум группам можно представить следующим образом (Рисунок 1):

Рис. 1.. Анализ эмпирических данных по изучению ЭИ в группах А и Б

 

Сравнение полученных результатов у испытуемых в группах А и Б показало, что среди интернет-зависимых подростков преобладающий низкий уровень общего эмоционального интеллекта (ОЭИ) в три раза превышает такие показатели у независимых пользователей Интернета. На наш взгляд, это свидетельствуют о проблемах коммуникативного характера, а также о низких эмпатийных способностях на фоне психической ригидности у интернет-аддиктов. В свою очередь, недоразвитие коммуникативно-эмпатийной сферы сказывается на характере социальной активности таких подростков, которая из реальной сферы перемещается в виртуальность, что еще больше закрепляет интернет-зависимое поведение.

В целом, в результате проведенного исследования на определение уровня ЭИ в ранней юности выявлены существенны различия по этому показателю у интернет-зависимых и независимых пользователей Интернета. Следовательно, поведенческая аддикция от Интернета, с одной стороны, зависит от индивидуально-личностных характеристик подростка (в том числе от уровня эмоционального интеллекта), а с другой стороны сама оказывает на них существенное влияние.

 

Литература:

 

1.                  Бурова (Лоскутова) В. А. Интернет-зависимость как форма нехимических аддиктивных расстройств. Дисс. к.м.н. — Новосибирск — 2004 г.

2.                  Люсин Д. В. Новая методика для измерения эмоционального интеллекта: опросник ЭмИн // Психологическая диагностика. — 2006.- № 4. — С.3–22.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle