Библиографическое описание:

Кузнецова Л. Э. Изучение особенностей ценностно-смысловой сферы личности как составляющей отношения к смерти у представителей различных профессий [Текст] // Современная психология: материалы III междунар. науч. конф. (г. Казань, октябрь 2014 г.). — Казань: Бук, 2014. — С. 60-63.

Современная психология уделяет особое внимание рассмотрению проблем, которые встают перед человечеством, с точки зрения экзистенциально-гуманистического подхода. Стремление личности к самопониманию и самопознанию, к переоценке системы ценностей и осмыслению происходящего в жизни человека и общества в целом происходит чаще всего в кризисные периоды жизни, в моменты сильнейших переживаний. Созревая как личность, человек формирует свое отношение к смерти, принимая это понятие и активизируя личностные и социальные ресурсы для более позитивного отношения к неизвестному.

В экзистенциально-гуманистической парадигме, представленной работами таких авторов как Дж. Бьюдженталь, А. Маслоу, Р. Мэй, К. Роджерс, В. Франкл, И. Ялом и др., показывается тесная взаимосвязь жизни и смерти. Экзистенциональное направление рассматривает жизнь как бытие, обращенное к смерти. Осознание смерти является постоянным источником напряженности и экзистенциональной тревоги в организме, но оно также образует фон, на котором само бытие и время приобретают более глубокий смысл [1].

Смерть пугает своей неизбежностью, предначертанностью каждому и в то же время своей бесконечной непознаваемостью. Отрицание смерти реально не защищает человека от конечности жизни и, в какой-то мере, может ухудшить качество жизни за счет повышения рискованности поведения и снижения контроля за происходящими событиями в жизни. Осознавая смысл своей жизни, контролируя события, происходящие в ней, стремясь достигать поставленных целей и двигаясь вперед от одного этапа жизни к другому, человек, несомненно, задумывается о финале своей жизни — смерти. Страх смерти, бесспорно, тоже не улучшает жизнь людей, приводя к повышению тревожности, жизненной пассивности и пессимизму.

Смерть — понятие многогранное. Выделяют смерть физическую как распад тела, смерть психическую как разрушение психической деятельности, смерть социальную как утрату связи с другими людьми и уход от активной социальной деятельности, а также смерть психологическую как потерю значимых отношений, изменения в убеждениях и представлениях, разрыв привязанностей [2].

Смерть — это своеобразные потери, с которыми мы сталкиваемся постоянно. Теряя близких людей, работу, деньги, здоровье, оптимизм, мы понимаем нестабильность жизни, но в то же время учимся быть сильными, учимся любить и дорожить близкими людьми.

Таким образом, с одной стороны, смерть может оказать разрушительное действие на человека, а с другой — придать жизни смысл, сделать ее более полной и содержательной. Личность по-разному может реагировать на критическую ситуацию столкновения со смертью физической или психологической, — все зависит от ее отношения к смерти и адаптационных возможностей.

Во многом профессиональная деятельность определяет отношение человека к жизни и смерти. Прежде всего, речь идет о профессиональной деятельности, связанной со смертью других людей.

Выбирая профессию, индивид планирует свой профессиональный путь и в целом всю свою жизнь. Именно в профессиональной среде формируются система ценностей и смыслов жизни, предопределяющей отношение человека к смерти.

Основной целью исследования стало изучение рациональных и эмоциональных компонентов отношения к смерти женщин-врачей и женщин-педагогов как индикатора ценностно-смысловых ориентаций и жизненных стратегий.

В исследовании приняли участие 40 женщин-врачей, работающих в хирургическом и травматологическом отделениях больницы и 40 женщин-педагогов, работающих в средней образовательной школе, возраст испытуемых 35–45 лет, семейное положение — замужем, имеют детей.

Для изучения отношения к смерти использовались методики: опросник «Отношение к смерти» Дж. Рейнуотер, опросник иерархической структуры актуальных страхов личности Ю. Щербатых и Е. Ивлевой, шкала смертельной тревожности Дональда Темплера, опросник «Отношение к смерти» Холера и Спилка. Ценностно-смысловые ориентации изучались с помощью методик: опросник «Измерение мотива длительности жизни», методика исследования системы жизненных смыслов В. С. Котлякова, методика изучения ценностных ориентаций М. Рокича. Жизненные стратегии изучались с помощью методик: опросник «Трудная жизненная ситуация» Н. Г. Осуховой, методика «Индекс жизненного стиля» Плутчика-Келлермана-Конте.

Проведенное исследование показало, что у женщин-педагогов наблюдается отрицательное эмоциональное отношение к смерти, страх смерти, переживание негативных чувств. Значительное влияние профессиональной деятельности на отношение к смерти наблюдается у женщин-врачей, они более спокойно воспринимают смерть других людей, проявляют равнодушие, рациональность в отношении к смерти, не испытывают страха. Женщины-педагоги в большей степени согласны с утверждением, что смерть придает смысл жизни. Все женщины уверены в невозможности контроля смерти.

Женщины-врачи считают, что смерть — это естественный конец жизни: «Смерть — конец человеческого существования. Она останавливает течение жизни индивида. Смерть — несчастный случай, который с развитием науки, медицины должен быть преодолен».

Женщины-педагоги считают, что смерть — это неизвестность и таинство: «Смерть — переход в иное бытие, связующее звено между телесным и духовным существованием. Смерть — возможность увидеть новое, то, что скрыто за обыденностью человеческой жизни. Смерть — трагедия. Смерть — концентрация зла, виновник всех бед человечества».

У женщин-педагогов интегральный показатель страха значительно выше, чем у женщин-врачей. У педагогов значительно выражены страх болезни, страх смерти, страх старости, страх бедности, страх агрессии по отношению к близким, страх перед будущим, страх изменений в личной жизни. У врачей наиболее выражен страх болезни близких.

Испытывая умеренную тревогу по отношению к смерти, женщины хотят прожить как можно дольше. У женщин-врачей и женщин-педагогов основными мотивами длительности жизни являются: испытать и увидеть в жизни как можно больше; не хочется расставаться со своими родными и близкими; увидеть, какое положение в обществе займут мои дети; лучше обеспечить своих близких. Только 20 % женщин-врачей не хотят жить как можно дольше, мотивируя это нежеланием мучиться от старости и болезней, не желанием быть обузой для своих родных и близких, не желанием оставаться одним и беспомощным.

Не смотря на то, что для всех женщин важнейшим смыслом жизни является семья и экзистенциональные ценности, иерархия жизненных смыслов женщин-врачей и женщин-педагогов отличается. Для женщин-врачей важны гедонистические и статусные жизненные смыслы, а для женщин-педагогов наиболее значимы коммуникативные жизненные смыслы и потребность в самореализации. Альтруистические жизненные смыслы более значимы для педагогов, хотя их представленность в иерархии жизненных смыслов у женщин-врачей и женщин-педагогов в целом умеренная. Более подробно иерархия жизненных смыслов женщин-врачей и женщин-педагогов представлена на рисунке 1.

Рис. 1. Иерархия жизненных смыслов у женщин-врачей и женщин-педагогов (чем меньше сумма ранговых значений, тем больший вес имеет эта категория в системе жизненных смыслов)

Терминальные и инструментальные ценности женщин-педагогов и женщин-врачей имеют как сходства, так и различия. Для всех женщин важны такие терминальные ценности как здоровье, семейная жизнь, материально обеспеченная жизнь, интересная работа. У женщин-врачей в иерархии терминальных ценностей преобладает здоровье, подчеркивается важность наличия хороших и верных друзей; в иерархии инструментальных ценностей преобладает жизнерадостность, рационализм, независимость, эффективность в делах. У женщин-педагогов в иерархии терминальных ценностей преобладает здоровье и жизненная мудрость; в иерархии инструментальных ценностей образованность, воспитанность, ответственность, исполнительность. Все женщины подчеркивают значимость терпимости.

Можно утверждать, что женщины-врачи более удовлетворены жизнью, так как реализованность их ценностей-целей высокая. У женщин-педагогов наблюдается снижение удовлетворенности жизнью, так как реализованность их ценностей-целей снижена. Реализованность инструментальных ценностей у женщин достаточная.

Чувствительность к трудным жизненным ситуациям значительно выше у женщин-педагогов. Женщины-врачи испытывают умеренную чувствительность к трудным жизненным ситуациям, связанным с угрозой смерти. Стратегии поведения в трудных жизненных ситуациях у женщин-врачей и женщин-педагогов различается. Женщины-врачи используют стратегию позитивной переоценки, стратегию планового решения проблемы, стратегию принятия ответственности. Женщины-педагоги используют стратегию поиска социальной поддержки, стратегию планового решения проблемы, стратегию самоконтроля, стратегию противостоящего совладания.

Женщины-врачи предпочитают использовать в стрессовой ситуации такие психологические защиты как рационализация, компенсация и вытеснение. Женщины-педагоги предпочитают использовать в стрессовой ситуации такие психологические защиты как проекция, отрицание, рационализация, замещение.

Можно утверждать, что такие стратегии поведения в трудных жизненных ситуациях как стратегия позитивной переоценки, стратегия планового решения проблемы, стратегия принятия ответственности, а также такие психологические защиты как рационализация, компенсация и вытеснение помогают женщинам преодолевать кризисные ситуации, связанные с угрозой смерти или фактом смерти близких.

Итак, рациональные и эмоциональные компоненты отношения личности к смерти имеют различную степень выраженности у представителей различных профессий. Отношение к смерти представителей различных профессий определяется особенностями их ценностно-смысловых ориентаций и жизненных стратегий.

На основании полученных результатов была разработана программа социально-психологического тренинга, направленная на преодоление страха смерти и повышение психологической готовности к ее принятию. Тренинговые занятия, проведенные с женщинами, способствовали улучшению их психоэмоционального состояния и принятию смерти как части жизни.

Осознавая неизбежность смерти, мы обязаны максимально использовать отведенное нам время жизни, мы не имеем права упускать ни одной из возможностей, сумма которых в результате сделает нашу жизнь действительно полной смысла. Не смотря на то, что смерть, как нам кажется, не несет никаких приобретений, столкновение с нею, тем не менее, способно приблизить человека к более полной жизни — острее ощутить любовь, обрести смысл жизни, стать самим собой.

Литература:

1.      Гуревич, П. С. Размышления о жизни и смерти [Текст] // Психология смерти и умирания: Хрестоматия / Сост. к.В. Сельченок. — Мн.: Харвест, 2002. — 626 с.

2.      Параманов, К., Хузерман, Ф. Об образе смысла смерти [Текст] / К. Параманов, Ф. Хузерман. — М.: Наука, 2008. — 459 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle