Библиографическое описание:

Салихзянова Л. И. Метод нейропсихологической коррекции детей с ограниченными возможностями [Текст] // Современная психология: материалы II междунар. науч. конф. (г. Пермь, июль 2014 г.). — Пермь: Меркурий, 2014. — С. 56-59.

В настоящее время психологи, педагоги, врачи констатируют катастрофическое нарастание числа детей с отклонениями в психическом развитии. Это целый ряд патофеноменов: обилие сосудистых и костно-мышечных проблем, детский церебральный паралич, эпилепсия. Масса детей демонстрирует гиперактивность, дефицит внимания, задержки психоречевого развития, интеллектуальную неполноценность. Наблюдается рост проявлений агрессивности, токсикоманий, иных форм делинкветного поведения, несформированности произвольной саморегуляции, различные психопатологические феномены (повышенную возбудимость, истощаемость, склонность к психоподобным явлениям). На основе всех этих дисфункций лежит поражение центральной нервной системы. Поражение ЦНС является результатом внутриутробного поражения или возникшего в младенчестве дисфункции, следствии черепно-мозгововых травм, болезней.

В недрах подкорковых систем мозга формируются и регламентируются условия и интегративные механизмы удовлетворения исконных потребностей разного ранга (витальных, коммуникативных, саморазвития). Обширный репертуар функций реализуется благодаря тому, что эти церебральные структуры (начиная с эмбрионального периода) не только обеспечивают уникальное взаимодействие между нейробиологическими, соматическими и психическими процессами человека, но и образуют базис для онтогенеза подкорково-корковых и межполушарных взаимодействий. А их дефицитарность закономерно приводит к нарушениям и искажениям процессов развития на различных уровнях их мозгового обеспечения [4].

Систематическое изучение соотношений между мозгом и сознанием началось в 1861 году, когда французский ученый Брока установил, что некоторым нарушениям экспрессивных речевых способностей — афазиям неизменно предшествуют поражения определенного участка левого полушария. Это заложило основы новой науки — церебральной неврологии, которой в последующие десятилетия удалось постепенно составить карту человеческого мозга. С ее помощью различные способности — лингвистические, интеллектуальные, перцептивные и т. д. — были соотнесены с определенными мозговыми центрами [3].

Успехи психологии, нейрофизиологии и медицины (неврологии, нейрохирургии) начала CC века подготовили почву для формирования новой дисциплины — нейропсихологии. Первые нейропсихологические исследования проводились еще в 20-е годы Л. С. Выготским, однако основная заслуга создания нейропсихологии как самостоятельной отрасли психологического знания принадлежит А. Р. Лурия [5]. Эффективность нейропсихологических технологий признаются сегодня всеми специалистами, работающими над проблемой психолого-педагогического сопровождения процессов развития.

На основе теоретических и научно-прикладных исследований была разработана интегративная программа «Комплексное нейропсихологическое сопровождение развития ребенка». Идеология данного метода основывается на теории Лурия А. Р. о трех функциональных блоках мозга:

1 блок — энергетический блок, или блок регуляции уровня активности мозга. Данный блок включает неспецифические структуры разных уровней:

-          ретикулярную формацию ствола мозга;

-          неспецифические структуры среднего мозга, его диэнцефальных отделов;

-          лимбическую систему;

-          медиобазальные отделы коры лобных и височных долей мозга.

Первый блок формирует, контролирует (активируя, тормозя, катализируя и т. д.) и моделирует все наши соматические, когнитивные, эмоционально-потребностные процессы в их взаимодействии. Именно он опосредует оптимальный статус и иерархию в первую очередь регуляторных уровней поведения человека, их сбалансированный ансамбль в условиях постоянно меняющейся внешней и внутренней информации. Этот аспект работы блока имеет непосредственное отношение к процессам внимания — общего, неизберательного и селективного — а также сознания в целом [4]. Помимо общих неспецифических активационных функций первый блок мозга непосредственно связан с процессами памяти, с запечатлением, хранением и переработкой информации. Первый блок мозга, как уже говорилось выше, является непосредственным мозговым субстратом различных мотивационных и эмоциональных процессов и состояний.

Таким образом, первый блок мозга участвует в осуществлении любой психической деятельности, особенно в процессах памяти, внимания, регуляции эмоциональных состояний и сознания в целом. Метафорический «девиз» этого уровня «я хочу».

2 блок — блок приема, переработки и хранения экстероцептивной (исходящей извне) информации. Включает основные анализаторский системы: зрительную, слуховую и кожно-кинестетическую, корковые зоны которых расположены в задних отделах больших полушарий головного мозга. Его мозговая организация обеспечивается задними (височными, теменными, затылочными и зонами их перекрытия) конвекситальными (наружными) отделами коры больших полушарий. Отчасти к этому блоку мозга примыкают и премоторные отделы, поскольку никакие переработка и хранение информации невозможны без элементов ее отреагирования [5]. Это операциональный уровень заложенных и приобретенных в течение жизни навыков и автоматизмов в любой сфере человеческого бытия: письма и речи, различных сенсомоторных паттернов (от сосания соски, еды ложкой, завязывания шнурков, пользование носовым платком и мытья посуды до игры на фортепиано и живописи), памяти, алгоритмов мышления.

Таким образом, второй блок мозга является сложнейшим устройством, обеспечивающим получение, переработку и хранение информации, поступающей через осязательные, зрительные и слуховые приборы. Девиз этого уровня: «я могу».

3 блок — блок программирования, регуляции и контроля за протеканием психической деятельности — включает моторные, премоторные и префронтальные отделы коры лобных долей мозга. Лобные доли характеризуются большой сложностью строения и множеством двусторонних связей с корковыми и подкорковыми структурами. К третьему блоку мозга относится конвекситальная лобная кора с ее корковыми и подкорковыми связями.

Анатомическое строение третьего блока мозга обуславливает его ведущую роль в программировании замыслов, целей психической деятельности, в ее регуляции и осуществлении контроля за результатами отдельных действий, а также всего поведения в целом. Построение им перспективных планов, целей, задач; выбор способов и условий их реализации, упорядочивание и ранжирование этапов; контроль за их протеканием и реализацией, оперативное реагирование, детекция ошибок и своевременная коррекция [5]. Девиз этого уровня «я должен».

Общая структурно-функциональная модель организации мозга, предложенная А. Р. Лурия, предполагает, что различные этапы произвольной, опосредованной речью, осознанной психической деятельности осуществляется с обязательным участие всех трех блоков мозга [5]. Способность и возможность операционального функционирования, а особенно произвольная саморегуляция формируется у человека по мере взросления и инвариантно зависят от окружающей среды [4]. Рассмотрим кратко взаимодействие трех блоков мозга. Системы первого блока обеспечивают человеку базальный тонус, энергетику, пластичность протекания любого психического процесса, актуализацию широкого круга коадаптационного феноменов. В них четко рассматривается более низкий уровень непроизвольной саморегуляции: «я хочу» — со стороны базальных эмоций, физиологических потребностей, сенсомоторного контроля, этологических пусковых механизмов и т. п. И высший: «я должен» — произвольной саморегуляции, обеспечиваемый когнитивными, в первую очередь речевыми процессами. Взаимодействие их в онтогенезе способствует полноценному становлению среднего звена: «я могу» — исполнительного, операционального уровня упроченных автоматизмов и навыков, приобретаемых по мере взросления и позволяющих актуализироваться в окружающем мире без привлечения дополнительных осознаваемых средств.

Не смотря на то, что все эти блоки принимают участие в психической деятельности человека и в регуляции его поведения, тот вклад, который вносит каждый из этих блоков в поведение человека, глубоко различен, и поражения, нарушающие работу каждого из этих блоков, приводят к совершенно неодинаковым нарушения психической деятельности [1].

Поражения аппаратов первого блока (стволовых отделов мозга, аппратов медиальной коры или лимбической области) приводит к модально-неспецифичекому снижению тонуса коры и делает избирательное, селективное протекание психической деятельности невозможным или очень трудным. Поражение аппаратов второго блока (вторичных отделов левой височной или теменно-затылочной области) существенно нарушает условия, необходимые для приема и переработки информации, причем каждое из этих поражений приводит к отчетливым модально-специфическим (зрительным, слуховым, пространственно-кинестетическим) нарушениям, а поражение этих аппаратов левого полушария коренным образом ограничивают возможность переработки соответствующей информации при помощи языка. Поражения аппаратов третьего блока (лобных отделов мозга) не изменяя общего тонуса коры и не затрагивая основных условий процесса приема информации, существенно нарушает процесс ее активной переработки, затрудняя процесс возникновения намерений, программирования действии, препятствует стойкой регуляции и контролю за их протеканием [2].

Традиционные методы коррекции детей с отклонениями в развитии разделяются на два основных направления. Первое — собственно когнитивные методы, ориентированные на преодоления трудностей усвоения речи, слухо-речевой памяти, письма, счетных операций и т. д. Второе направление — методы двигательной коррекции (танцы, гимнастика, ЛФК, массаж и т. п.) и телесно-ориентированные психотехники. Таким образом, при коррекции психического развития ребенка должны применяться когнитивные и двигательные методы с учетом их взаимодополняющего влияния.

Следует отметить, для коррекции различных типов онтогенеза необходимым представляется внедрение специального клинико-психолого-педагогического аппарата. Адекватна в этом смысле разработанная технология «Комплексное нейропсихологическое сопровождение развития ребенка», фундаментом которого является метод замещающего онтогенеза (МЗО), созданный в 1990–1997 гг. (Семенович, Умрихин, Цыганок, 1992: Семенович, Цыганок, 1995; Семенович, Архипов, 1995; Гатина, Сафронова, Серова, 1996; Архипов, Гатина, Семенович, 1997; Семенович, Воробьева, Сафронова, Серова, 2001; Семенович, 2002, 2004, 2005)

Суть данного подхода заключается в аксиоме, что воздействие на сенсомоторный уровень с учетом общих закономерностей онтогенеза вызывает активизацию развития всех высших психических функций.

Первой коррекционной целью МЗО является формирование у ребенка осевых (телесных, органных, оптико-пространственных), вертикальных и горизонтальных сенсомоторных взаимодействий (язык — глаза, руки — ноги — дыхательная система, суставно-мышечная — дыхательная система и т. п.). Методы направлены прежде всего на элиминацию дефекта и функциональную активацию подкорковых образований головного мозга, что в конечном итоге создает основу для оптимального статуса подкорково-корковых интеграций, меж- и внутриполушарных взаимодействий и их динамических перестроек. Комплекс нейропсихологичекого сопровождения 1-го блока мозга включает в себя: дыхательные упражнения, массаж, самомассаж, растяжки, релаксация, блок упражнений «Здоровые глаза», тренировка мышц речевого аппарата, упражнения для шеи, плеч, рук и ног [4]. Таким образом, комплекс этих технологий, ориентированных на коррекцию 1-го функционального блока мозга формирует сенсомоторное обеспечение, которое в свою очередь активирует общий энергетический, эмоциональный и тонический статус, гармонизирует нервно-соединительные взаимодействия.

В современной детской популяции очень редко можно встретить вариант отклоняющего развития, не связанный с дизонтогенезом межполушарных взаимодействий на уровне 2-го функционального блока мозга. Методы коррекции 2-го блока мозга направлены на стабилизацию межполушарных взаимодействий и функциональной специализации левого и правого полушария. С помощью коррекции мы можем начинать внедрение специальных когнитивных процедур более высокого порядка [4]. Мишенями здесь становятся те психические функции, которые надстраиваются в онтогенезе над сенсомоторным фундаментом. Это: соматогнозис, тактильный, зрительный, слуховой гнозис, моторная и речевая кинетика, память, пространственные представления и речь.

Методы коррекции 3-го функционального блока мозга направлены на формирование оптимального функционального статуса передних отделов мозга, что приводит в онтогенезе к закреплению контролирующей роли произвольной саморегуляции над всеми иными составляющими психики, что, собственно, и является целью и результатом нормального онтогенеза [4]. Упражнения направленные на формирование навыков внимания и преодоления стереотипов, формирование программирование, целеполагание, на развитие способности к самоконтролю, коммуникативных навыков, интеллектуальных процессов.

Необходимо помнить тот факт, что этапность интенсивного включения методов коррекции различных функциональных блоков мозга не является случайной. Когда мы говорим о векторе актуализации метода в направлении от 1-го к 3-му функциональному блоку мозга, нам необходимо учитывать, что первой должна быть внедрена система упражнений, ориентированных на формирование произвольной саморегуляции; то есть интенция направлена от 3-го к 1-му, затем ко 2-му и вновь к 3-му функциональным мозговым блокам. Первоочередная оптимизация психологических конструкторов, опосредуемых лобными системами мозга, является фундаментом и обязательным условием нейропсихологической коррекции в целом.

По данным клинико-психологических исследований отклоняющего развития, за последние десятилетия наблюдается резкая перестройка патогенетических церебральных механизмов, обуславливающих актуализацию дизонтогенетических процессов. Этот факт обозначен как «дрейф популяционного нейропсихологического синдрома отклоняющего развития» (Семенович, 1997) и отражает определенную тенденцию к качественному изменению мозговых механизмов, лежащих в основе психической дизадаптации детей, составляющих, как уже было сказано, нижненорматиную часть детской популяции [4]. Работая с детьми и подростками с ограниченными возможностями здоровья, понимаешь, что традиционные методы коррекции перестают соответствовать характеру онтогенеза этих детей. Именно это приводит к необходимости внедрения технологий комплексного нейропсихологического сопровождения развития ребенка. Использование на практике метода неропсихологической коррекции доказывает свою валидность как эффективный инструмент и как язык описания при работе с различными вариантами отклоняющего развития.

Литература:

1.         Лурия, А. Р. Основные проблемы нейролингвистики. / А. Р. Лурия. — М.: МГУ, 1975.

2.         Лурия, А. Р. Мозг человека и психические процессы. / А. Р. Лурия. — Т. 2. — М.: Педагогика, 1970.

3.         Сакс, О. Человек который принял жену за шляпу, и другие истории из врачебной практики. / Оливер Сакс. — М.: АСТ: Астрель: Полиграфиздат, 2011. — 318 с.

4.         Семенович, А. В. Нейропсихологическая коррекция в детском возрасте. Метод замещающего онтогенеза: Учебное пособие. / А. В. Семенович — 6-е изд. — М.: Генезис, 2013. — 474 с.

5.         Хомская, Е. Д. Нейропсихология: Учебник для вузов. 4-е изд. / Е. Д. Хомская. — СПб.:Питер, 2011. — 496 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle