Библиографическое описание:

Хох И. Р. Феномен внушаемости в аспекте личностных особенностей подростков-аддиктов [Текст] // Психологические науки: теория и практика: материалы II междунар. науч. конф. (г. Москва, март 2014 г.). — М.: Буки-Веди, 2014. — С. 55-61.

Употребление наркотиков можно определить как парадоксальное поведение с точки зрения адаптации к условиям окружающей среды. С одной стороны, это явно неадаптивное поведение, т. к. и оно само и его результаты снижают общий уровень адаптации индивида к жизни. Более того, употребление наркотиков связано с активным субъектным преодолением не только социально детерминированных правил и норм, но и инстинкта самосохранения. С другой стороны, наркомания выступает как способ адаптации к трудным условиям жизни, по субъективной оценке, и в этом смысле может быть рассмотрена как поведение адаптивное. Парадоксальность наркомании заключается в том, что это способ адаптации путём саморазрушения, где мощно сосуществует базовая иллюзия со знанием: наркотики — это для меня вредно, но принимая их, я не умру. Заметим при этом, что неадаптивные эффекты и последствия наркомании выступают как важнейшие условия адаптации наркомана к жизни.

В нашем исследовании принимали участие 47 детей — аддиктов, в возрасте от 10 до 17 лет, находящихся на лечении в наркологическом диспансере с диагнозами химическая и алкогольная зависимость. Респонденты употребляли следующие психоактивные вещества: алкоголь, табак, марихуана, летучие наркотические вещества (аэрозоли, лаки, бензин, клей), триганде, аминазин, экстази.

Лечение в стационаре проводится в четыре этапа, причём первые два требуют больничного режима. Сначала в стационаре снимают абстинентный синдром и постабстинентные аффективные расстройства: нарушение настроения, сна, изменения в эмоционально-волевой сфере, неудержимое влечение к наркотику. В это время проводят детоксикацию, используя специфические антидоты, которые выводят психоактивные вещества из организма. Применяются психотропные препараты, антидепрессанты, нейролептики. Третий этап — поддерживающий. Четвёртый этап лечения — выздоравливающий наблюдается в амбулаторных условиях.

В ходе исследования была выявлена особенность, которую необходимо осветить в нашей статье, так как она непосредственно связана с феноменом внушаемости. В большом количестве литературных источников указано, что у людей с заниженной самооценкой слабо развита интеллектуальная сфера, следовательно мы предположили, что они могут быть в высокой степени подвержены внушению со стороны окружающих. Также, А. Ю. Фетисовым [5, с.13] установлено, что уровень внушаемости человека основывается как на его личных, так и на его интеллектуальных характеристиках. Таким образом, автор выявил, что высоковнушаемых людей отличает сниженная способность к установлению закономерностей, низкий уровень логического мышления, отсутствует стремление к критическому восприятию и анализу получаемой информации извне, а также заниженная самооценка.

Менее развитый интеллектуально человек не способен защитится от внушения информации, поступаемой от окружающих, он легко поддаётся влиянию со стороны и может беспрекословно подчиняться другим. Так, подросток, с низким интеллектуальным развитием, попадая в неблагоприятную социальную среду, в среду подростковой наркомании, может поддаться убеждениям своих сверстников, которые «по-дружески» предлагают ему попробовать «спасительное» от всех бед зелье, а так как такой подросток плохо информирован, не способен проанализировать последствия употребления наркотика, он поддаётся влиянию и вовлекается в наркотическую среду, начиная систематически употреблять психоактивные вещества.

Применив психодиагностическую методику «Автопортрет» Р. Бернса, мы получили, что психологический возраст испытуемых значительно ниже хронологического, что говорит о неразвитости личности, слабом интеллектуальном развитии и слабой сформированности познавательных процессов [Рисунок 1].

Рис. 1. Соотношение хронологического и психологического возраста подростков-аддиктов

Анализ рисунков позволил выявить у детей-аддиктов ряд особенностей, которые стоит отметить. Большинство рисунков имеют явные признаки тревожности, многие рисунки указывают на оральную манию у подростка, некоторые рисунки агрессивного содержания, в большинстве из них — это вербальная агрессия. Во многих рисунках прослеживается асоциальность, астения, импульсивность, интеллектуальные нарушения, возможное органическое поражение головного мозга в той или иной степени выраженности, негативизм, нарушение социализации, дебюты психического заболевания.

Следующий исследуемый нами компонент (самооценка) по опроснику на определение уровня самооценки А. В. Морозова [3, с. 392], показал наличие у аддиктивных подростков заниженной уровень самооценки (СО), что составило 70 % от общей выборки. Остальные результаты разделились на адекватную самооценку (20 %) и на неадекватно завышенную (10 %) соответственно.

Анализируя результаты, полученные при исследовании самого феномена внушаемости методом сравнения парных таблиц Л. Н. Собчик [5, с.4], отметим, что большинство аддиктивных подростков подвержены внушаемости и убеждению со стороны внешних стимулов и объектов. Из выборки в 47 человек было выявлено 36 аддиктов (76,6 % соответственно) с выраженной внушаемостью и 11 человек (23,4 % соответственно) не подвержены внушению со стороны окружения или оно у них слабо выражено.

Сопоставив результаты, полученные при исследовании внушаемости с результатами, полученными при исследовании самооценки, было выявлено, что у 66,7 % подростков наблюдается наличие феномена внушаемости при выявленной заниженной самооценке. И лишь у 33,3 % аддиктов, не наблюдается заниженной самооценки при наличие феномена внушаемости [Рисунок 2].

Рис. 2. Результаты исследования внушаемости у подростков-аддиктов с заниженной самооценкой

Таким образом, результаты, полученные в нашем исследовании, коррелируют с данными, выявленными в исследовании А. Ю. Фетисова [6, с.17], в той части, что индивиды с заниженной самооценкой высоковнушаемы.

Интересно, что некоторые аддикты, имея заниженную самооценку, по опроснику на определение уровня самооценки А. В. Морозова, при этом рисовали свой автопортрет, показывая на нём завышенную самооценку. Это, на наш взгляд, указывает на действие защитного механизма гиперкомпенсации, которая часто встречается в подростковом возрасте, когда подросток внешне нарочито хочет казаться самоуверенным, самодостаточным.

Осознанное формирование самооценивания, происходящее при формулировании ответов на задания опросника, когда активируется реальное моделирование ситуации, направлено на настоящее — признание собственной «ущербности» в аддиктивном поведении. А при выполнении проективной методики выявляются скрытые мотивы, а именно, стремление к поддержанию позитивного образа «Я», что можно использовать в коррекционной работе с аддиктами. Таким образом, при выполнении проективной методики происходит подсознательный процесс оценивания. Взаимосвязь феномена внушаемости и результатов самооценивания подростков-аддиктов мы оценили статистически.

В результате корреляционного анализа выявлена прямая умеренная корреляционная связь между результатами (rs = 0,5 при уровне статистической значимости р ≤ 0,05), полученными при исследовании феномена самооценки, с использованием разных методик (стандартизированного теста и проективной техники). Это подтверждает описанный ранее аспект, который говорил о том, что показывая один результат по стандартизированной методике, выявлялись другие данные по проективной методике, что указывало на наличие у подростков гиперкомпенсации, либо фиксация на предпочитаемом, идеальном феномене, либо загруженность самооценивания социальной желательностью.

Анализ показал наличие обратной умеренной взаимосвязи (rs = — 0,6 при уровне статистической значимости р ≤ 0,05) между феноменом внушаемости и параметром самооценки. То есть, чем ниже самооценка у подростка, тем выше показатель внушаемости, его внутренний мир слабо защищён от воздействия окружающих. Во много именно из-за низкой самооценки и высокой внушаемости подросток начинает употреблять наркотические вещества, попадая на убеждение и манипуляцию наркодилеров, либо на него оказывают влияние сверстники, которые уже употребляют наркотики.

Для того чтобы провести корреляционный анализ на наличие взаимосвязи между показателями интеллектуальной сферы и внушаемостью был вычислен для каждого испытуемого с помощью стандартизации теста Р. Бернса свой психологический возраст [4, с.187]

Корреляционный анализ выявил наличие обратной корреляционной связи между психологическим возрастом испытуемых и наличием у них внушаемости (rs= -0,6, при р ≤ 0,05). Это указывает на то, что подростки с низким уровнем интеллекта подвержены внушению. Индивиды, не способные анализировать, обобщать, находить логические связи, не обладающие достаточными знаниями не способны противостоять внушению со стороны, они всю изложенную им информацию воспринимают как единственно верную, способны пойти за лидером, конформны, подвержены влиянию окружающих.

В подростковом возрасте самооценка поднимается на качественно новую ступень, в отличие от младшего школьного возраста, обогащается новым содержанием, приобретает новые функции. Самое важное, именно в этом возрасте ребёнок начинает осознавать себя как личность, обладающую определёнными психическими качествами, включёнными в определённую систему социальных отношений, проходит в своем развитии несколько параметров идентификации (физической, сексуальной, психологической и социальной). Знания подростка о себе приобретают обобщённый характер. Познавая себя в постоянном сравнении с другими людьми, он начинает активно выделять и усваивать нормы и эталоны взаимоотношений; в сферу осознаваемого включаются все виды его деятельности и взаимоотношений с окружающими. Самосознание становится своеобразным «ядром» личности, оно концентрирует в себе, как в фокусе, основные изменения в развитии личности. Рост реальной самостоятельности подростка ведёт к тому, что у него появляется новый взгляд на себя, желание разобраться в себе, всесторонне себя оценить.

Все эти изменения и есть тот источник, тот основной фактор, который стимулирует развитие самосознания. Но также следует отметить, что для того, чтобы сформировалась адекватная самооценка, все эти изменения должны проходить в благоприятных социальных условиях, при благополучной обстановке в семье. У аддиктивных подростков, исследуемой нами группы, таковых условий для развития самооценки и самосознания нет, в большинстве своём эти дети лишены родительского тепла, любви и ласки, они предоставлены сами себе. Попадая в асоциальную компанию, они в основном прекращают обучение в школе, многие познавательные процессы замедляются в своём развитии, разрушающее воздействие оказывают психоактивные вещества и подросток либо остаётся на том уровне развития, на котором он остановился и пошёл по неверному пути, либо идет неуклонно снижение интеллектуальной функции. Неразвитость познавательных процессов, интеллектуальной сферы приводит к неспособности подростка проводить рефлексию, оценивать свои реальные возможности и соответственно им выстраивать притязания, это приводит к возникновению у подростка неправильного представления о себе, окружающих, и обязанностях, которые каждый из членов общества должен выполнять, вследствие чего у подростка развивается неадекватно заниженная или неадекватно завышенная самооценка.

Исследование школьной успеваемости, проведённое Игониным А. Л. [2, с.19], показало, что у подростков, злоупотребляющих алкоголем, она ниже, чем в соответствующем возрасте у взрослых больных алкоголизмом, при этом самые низкие результаты показали подростки со сформировавшейся зависимостью, что свидетельствует в пользу вторичного снижения успеваемости.

Проводимое нами исследование было направленно на выявление нарушений познавательной деятельности аддиктивных подростков. В ходе первичной обработки полученных результатов исследования по методике «Нарисуй человека» данные были обработаны и каждый испытуемый, в соответствии с полученным баллом за рисунок, был отнесён к определённому психологическому возрасту. Полученные баллы переведены в процентили, что соответствует процентному значению IQ. В Таблице 1 приведены средние значения, полученные по группе, из которых видно, что в среднем хронологический возраст группы соответствует 14,5 годам, тогда как средний психологический возраст составляет всего лишь 11 лет. Показано, что средний IQ обследуемой группы равен 61,6 %, что является низким показателем и соответствует пограничному значению уровня интеллекта.

Таблица 1

Распределение показателей по возрастному параметру подростков-аддиктов

Параметр

Хронологический возраст (лет)

Психологический возраст (лет)

IQ(%)

Среднее значение

14,5

11

61,6

Психологический возраст — это уровень умственного и личностного развития человека, выраженный в числовом значении возраста, представители которого в среднем показывают данный уровень. В отличие от возраста хронологического это понятие означает определённую, качественно своеобразную ступень онтогенетического развития, обусловливаемую закономерностями формирования организма, условиями жизни, обучения и воспитания и имеющую конкретно-историческое происхождение. Каждый возраст в нормативно-ценностном плане характеризуется специфическими жизненными задачами, от своевременного решения которых зависит как личностное развитие ребенка в целом, так и успешность перехода на его следующий возрастной этап.

С ходом возрастного развития связаны и необратимые психофизиологические изменения, но совпадения во времени тесно взаимосвязанных линий физического (физиологического), психического и социального развития индивида не происходит. Неравномерность темпа развития этих сторон приводит к нередким расхождениям в степени физической, психологической или социальной зрелости индивида, обусловливая явления акселерации, психофизического и личностного инфантилизма, задержки психического развития и пр. Хронологические границы психологических возрастов заметно варьируют в зависимости от социокультурных, экономических и других факторов.

Тот фактор, что подростки исследуемой группы употребляли наркотические вещества, непременно сказался на развитии их психологического возраста. Наркотики остановили и блокировали развитие социальных, интеллектуальных и других сфер жизнедеятельности подростков, в связи, с чем мы получили такие низкие результаты по параметру психологического возраста и IQ.

Обработка результатов по таблицам Шульте выявила, что в среднем испытуемые справляются с таблицами за 83,7 секунд, что не соответствует норме (до 60 с.) и указывает на низкую переключаемость и объём внимания.

Результаты методики «Исключение предметов», показали, что большинство испытуемых начинают допускать ошибки уже на заданиях средней сложности (53 %), так же, как и есть большое количество испытуемых, которые даже на заданиях лёгкого уровня делают ошибки (42 %). Лишь 5 % от общей выборки показали результаты, которые соответствуют нормативному уровню мышления здоровых людей [Рисунок 3].

Рис. 3. Распределение показателей выполнения заданий с нарастающим уровнем сложности, при исследовании мышления подростков-аддиктов

Учёными установлено, что нервные клетки мозга под влиянием наркотика дегенерируют, и связи между клетками разрушаются. Поэтому наркотик оказывает пагубное влияние на развитие мышления, развитие просто останавливается или принимает упрощённые формы [1, с.132].

Анализируя результаты методики заучивания 10 слов, мы составили «кривую запоминания», на которой отображены средние значения заученных слов по выборке с учетом попыток [Рисунок 4].

Рис. 4. Кривая запоминания, полученная при исследовании памяти подростков-аддиктов

Анализ показал, что в среднем запоминание слов испытуемыми происходит постепенно, с каждой новой попыткой, они воспроизводят большее количество слов. Но, тем не менее, полученные результаты являются низкими, так как нормативным показателем здоровой памяти человека являются показатели равные 9–10 словам, воспроизводимые уже с третьей попытки. В данном же случае, даже на пятой попытке испытуемые в среднем воспроизводят лишь приблизительно 7 слов. Эти данные говорят о плохой памяти и инактивности аддиктивных подростков, возможному органическому поражению головного мозга.

Также на рисунке 4 отображено среднее значение количества воспроизведённых испытуемыми слов через час. Полученный результат также является низким и показывает, что с прохождением времени у аддиктивных подростков остаётся незначительное количество следов запоминаемой информации.

Такие низкие показатели мнемических процессов испытуемых можно объяснить тем, что хотя вероятно развитие непосредственно самой памяти как таковой у них закончилось ещё до начала употребления ими наркотических веществ, но, однако, их зависимость от наркотических средств сказалась на дальнейшей интеллектуализации памяти, которая идёт в этом возрастном периоде.

Процесс интеллектуализации памяти происходит во время обучения подростка в школе и приобретения новых знаний, умений и навыков. Однако в нашем случае речь идёт о детях, которые больше времени проводят в стационаре на лечении от аддикции, либо такие дети просто скитаются, бродяжничают, не посещают занятия в школе и таким образом интеллектуализации памяти и совершенствование других познавательных процессов не происходит.

Статистический анализ, с использованием коэффициент ранговой корреляции Спирмена, определил следующие связи между полученными результатами [Таблица 2].

Таблица 2

Статистический анализ взаимосвязей исследуемых феноменов у подростков-аддиктов

Параметры, проверяемые на наличие корреляционной зависимости

Коэффициент ранговой корреляции Спирмена (rs) (при р ≤ 0,05)

Скорость ориентировочно-поисковых движений и объём внимания — Мышление

-0,6

Мышление — Показатель IQ

0,5

Скорость ориентировочно-поисковых движений и объём внимания — Параметр «Хронологический возраст»

-0,5

Скорость ориентировочно-поисковых движений и объём внимания — Параметр «Психологический возраст»

-0,6

Мышление — Параметр «Психологический возраст»

0,6

Скорость ориентировочно-поисковых движений и объём внимания — Память

-0,5

Мышление — Память

0,7

Таким образом, анализ позволил выделить следующее. Так как результаты методики Шульте представлены во временном параметре и чем больше показатель, тем хуже результативность ориентировочно-поисковых движений глаза и объёма внимания испытуемого, а результаты методики «Исключение предметов» позволяют оценить уровень мышления испытуемого, то при анализе мы получили обратную среднюю корреляционную связь. Данная связь указывает на то, что чем выше уровень мышления испытуемого, тем быстрее он справляется с заданиями на внимание и таким образом скорость ориентировочно-поисковых движений и объём внимания у него больше.

Корреляционный анализ методики между уровнем мышления и показателями IQ указал на наличие в тенденции — чем выше показатель мышления у аддиктивного подростка, тем соответственно и выше у него уровень IQ.

При корреляционном анализе скорости ориентировочно-поисковых движений и параметра «Хронологический возраст» была выявлена обратная умеренная корреляционная связь полученных данных, что указывает на то, что чем старше возраст испытуемого, тем скорость ориентировочно-поисковых движений у него выше и больше объём внимания. Та же закономерность выявлена и при корреляционном анализе скорости ориентировочно-поисковых движений с параметром «Психологический возраст».

Наблюдается тенденция зависимости уровня мышления от психологического возраста аддиктивного подростка. На это указывает прямая умеренная корреляционная связь между уровнем развития мышления и параметром «Психологический возраст». Таким образом, чем старше испытуемый с точки зрения психологического возраста, тем выше уровень мышления у него выявляется. На самом деле, это очевидная взаимосвязь, так как, чтобы человек развивался психологически и становился старше в психологическом плане, ему необходимо развитие интеллектуальных и мыслительных способностей.

Была выявлена прямая средняя корреляционная связь между скоростью ориентировочно-поисковых движений глаза и объёмом памяти. Эта связь показывает, что чем больше объём внимания у испытуемого (т. е. показатель времени по методике Шульте меньше), тем больше объём запоминаемого им материала. В действительности так и должно быть, ведь чтобы воспринять информацию, необходимую для запоминания, нужна хорошая скорость ориентировочно-поисковых движений и объём внимания, чтобы чётко, без искажений распознать материал и тем самым лучше его запомнить, а впоследствии больше материала воспроизвести.

Анализ также показал высокий показатель взаимосвязи уровня мышления и объёма памяти. Выявленная корреляционная связь означает, что чем выше показатели мышления у подростков, тем больше результат в объёме запоминаемого и воспроизводимого материала.

Развитие интеллектуальной сферы подростка характеризуется качественными и количественными изменениями. Становление когнитивных способностей отмечено двумя основными достижениями: развитием способности к абстрактному мышлению и расширением временной перспективы. Кроме того, всестороннее и гармоничное развитие личности не может на каждом возрастном этапе определяться лишь одним «ведущим типом деятельности». В подростковом и раннем юношеском возрасте развитие интеллекта обеспечивается учебной деятельностью, и для этой цели она является ведущей; социальная активность задаётся соответствующей работой; нравственное развитие — взаимодействием с референтными для индивида личностями.

Таким образом, для гармоничного развития интеллектуальной и познавательной деятельности необходим здоровый образ жизни, без зависимости от различных психоактивных веществ, которые пагубно влияют на развивающийся организм подростка. А самое главное то, что эти потери не обратимы. Если вследствие употребления наркотиков разрушаются какие-либо структуры головного мозга, то восстановления их уже не происходит даже после излечения от зависимости. Это невосполнимый ущерб для дальнейшего нормального существования и развития личности. Дефицит недоразвития интеллекта и познавательных способностей сказывается на самосознании личности, саморазвитии и конечно же на самооценке, что приводит ко многим личностным конфликтам и попаданию под чужое, не всегда позитивное влияние.

Литература:

1.                      Гофман А. Г. Клиническая наркология. М.: Миклош, 2003. 215 с.

2.                      Игонин А. Л. Результаты сравнительного изучения преморбидного периода больных алкоголизмом подросткового и зрелого возраста // Вопросы наркологии. 1989. № 1. С. 18–22.

3.                      Морозов А. В. Деловая психология. СПб.: Союз, 2000. 576 с.

4.                      Семёнова З. Ф. Психологические рисуночные тесты. Методика «Дом. Дерево. Человек». М.: АСТ; СПб.: Сова, 2007. 190 с.

5.                      Собчик Л. Н. Метод сравнения парных таблиц. СПб.: Речь, 2002. 38 с.

6.                      Фетисов А. Ю. Психофизиология закономерности и критерии оценки внушаемости человека. Волгоград: Волгоградский университет, 2002. 22 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle