Библиографическое описание:

Лялина Я. И. Психологическое наследие Ипполита Адольфа Тэна [Текст] // Психология в России и за рубежом: материалы II междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, ноябрь 2013 г.). — СПб.: Реноме, 2013. — С. 7-13.

Статья посвящена анализу психологических идей философа и историка Ипполита Адольфа Тэна. Изложена методология и взгляд философа на психологию как науку, рассмотрены проблемы природы познавательной деятельности, сущности души, развития речи в детском возрасте. Определен вклад И. Тэна в мировую психологическую науку.

Ключевые слова: И. Тэн, психология, философия, ощущения, душа, материя.

Психология издревле являлась неотъемлемой частью философии. Теории и идеи многочисленных философов разных эпох о тайнах человеческой души составили органический фундамент всей психологической науки, заложили те теоретические основы, без которых невозможно представить ни одно современное исследование психики.

Сегодня современная психологическая наука все чаще обращается к проблеме духовно-нравственной сферы человека, основы которой были заложены именно представителями философского направления в истории как зарубежной, так и отечественной психологии.

В советское время  анализ наследия философского направления в зарубежной психологии проводился «под флагом» идеологической критики, что неизбежно приводило к искажению объективной оценки реального вклада представителей данного направления в развитие психологической мысли. В последние годы ситуация изменилась, в отечественной психологии растет число исследований, выполненных в рамках истории отечественного философско-религиозного направления (Б.С. Братусь, Ф.Е. Василюк, А.А. Гостев, В.А. Кольцова, Т.А. Флоренская, Л.Ф. Шеховцова и др.). Однако, работ, освещающих  историю развития зарубежной философской психологии, остается пока чрезвычайно мало. В связи с этим, назрела острая необходимость в восполнении данного пробела в науке, именно поэтому настоящая статья посвящена анализу значимых психологических идей, которые  были высказаны знаменитым французским философом, эстетиком и историком Ипполитом Адольфом Тэном (Hippolyte Adolphe Taine, 1828-1893).

 В России XIX века сочинения Тэна были востребованы и активно переводились: «Чтения об искусстве» («Philosophie de l'art», 1874), «Тит Ливий» («Essai sur Tite-Live», 1885), «Об уме и познании» («De l'intelligence», 1872), «Происхождение современной Франции» («Les Origines de la France contemporaine», 1876-1907).

В основе философских идей И. Тэна лежало течение позитивизма, основоположником которого явился О. Конт, признающий главенство естественных наук, отрицающий метафизику. Но позитивизм И. Тэна представлял не продолжение идей Огюста Конта, а натуралистическое направление с опорой на собственные наблюдения и эмпирический метод. Также Тэна нельзя в полной мере отнести к последователям классического позитивизма, поскольку психология для него была основной наукой, в то время как О. Конт вовсе отрицал её. Психология для Тэна являлась предметом неподдельного интереса, легла в основу его исследований. Она представляла своеобразное звено между науками о человеческой душе и его физической природе. Русский философ-публицист Н. Н. Страхов отмечал, что «особенность Тэна состоит в том, что, держась, как и Конт, положительных наук, он понял их методы несколько иначе, несколько глубже и яснее Конта, а потому и явился позитивистом, не похожим на других писателей этого направления, до того, что не хотел и сам себя к ним причислять» [4, с. 240]. Важно отметить, что методология И. Тэна не была изложена им конкретно, а вытекала из  различных сочинений. Французский философ в своих произведениях указывал на сложность культурно-психологических и социокультурных феноменов. В связи с этим Тэн считается создателем культурно-исторической методологии, которая основана на историзме, идее развития и критическом отношении к теологии.

Материалы истории и литературы Ипполит Тэн связывал с индивидуальной и коллективной психологией прошлых поколений. Методология французского философа представляла своеобразный синтез истории, философии, литературы и других дисциплин, где значение придавалось психологии как посреднику между гуманитарными и естественными науками.

Психологические взгляды Ипполита Тэна были изложены в двух томах его труда «Об уме и познании» («De l'intelligence», 1870), где давалось психологическое объяснение познавательной деятельности человека, позже переведенного на русский язык философом-публицистом Н. Н. Страховым в 1872 году.

Данное произведение является одним из наиболее значимых в наследии французского философа. В нем дается материалистическое и детерминистское истолкование Вселенной, согласно которому все знания происходят из ощущения. Таким образом, любое психологическое явление имеет в своей основе физиологические механизмы. Труд «Об уме и познании» сделался библией натурализма, оказав решающее воздействие на французскую мысль. Важно отметить, что данная работа явилась результатом написанной монографии докторской диссертации, которая не была принята Сорбонной за «вольномыслие».

В основе учения Тэна о природе познания индивидом окружающей действительности легла физиологическая психология Вундта, активно развивающаяся в то время, которая ставила мозговую деятельность в основу всей психической жизни человека.

Сочинение «Об уме и познании» содержит представления французского философа и происхождении материи и души. По мнению И. Тэна, не существует ни материи, ни души, все определяется ощущениями и движением, которые и заключают в себе реальность. При этом материя представляет из себя лишь «метафизическую иллюзию», постоянную возможность и необходимость ощущений, наличие того, что называется «силами физическими, химическими и механическими» [5, с. 17], которые сводятся к движению.

Таким образом, вся окружающая действительность является «правдивой галлюцинацией», а восприятие вещей слагается из различных и одновременно действующих ощущений, которые, сливаясь в форму пространственно-непрерывного целостного ощущения через сигналы, получаемые от различных органов чувств, дают образ того или иного объекта и явления окружающего мира. Поэтому все вещи лишь «кажутся нам образами, отличными от нас и существующими вне нас» [5, с. 70]. Отсюда материи как субстанции в том представлении, в котором человечество привыкло ее рассматривать не существует. Она является всего лишь возможностью и необходимостью ощущений, которые испытывают при различных условиях все ощущающие существа.

Понятие тела также является результатом «правдивой галлюцинации», внешним восприятием, идея о котором делается постепенно неразрывной с категорией внутреннего «Я». Французский философ писал, что «все предметы, называемые нами телами, суть только внутренние фантомы, отрывки нашего «Я», как бы отделенные от него и противоположные ему, тогда как, в сущности, они суть тоже самое «Я» …» [5, с. 46].

И. Тэн в своей работе рассуждал также о возможности познания окружающего иллюзорного мира, где есть место истине, которую можно постичь научным путем через процесс постоянных «проверок, поправок и ограничений» [5, с. 85]. Однако ответа на то, каким образом должен совершатся данный процесс, И. Тэн в своем сочинении не дал.

Еще один важный вопрос, которого французский философ коснулся в труде «Об уме и познании» состоял в рассмотрении проблемы физиологической локализации ощущений. Тэн рассуждал о том, что человек при возникновении того или иного ощущения (зрительного, слухового и т.д.), ложно помещает его в орган тела, на который приходится воздействие, в то время как разумнее говорить о «сотрясении нервных центров», ведь именно благодаря ним мы ощущаем тепло, холод и т.д. Философ писал: «Умственной иллюзии почти всегда соответствует сотрясение конца нервов» [5, с. 90].

Понятие о душе, которое является значимым в психологической науке, также было раскрыто Ипполитом Тэном. Он отрицал, наряду с материей, ее существование, полагая, что душа представляет из себя всего лишь «фикцию ума», «словесное существо, все бытие которого зависит от нас; она – иллюзия, чистое ничто, метафизический фантом, каким философы наполняют весь мир» [5, с. 92]. При этом «вкус, страдание, воспоминание суть не более, как элементы, экстракты, отрывки субъекта (меня). Значит, эти наши последовательные события (в нас) суть только последовательные составные части нашего «Я»» [5, с. 101].

Тэн рассуждал, что «Я» не является итогом событий, оно непрерывно и постоянно. А разделяет человек свое существование на произвольные временные промежутки, наполненные различными эмоциями, чувствами и переменами лишь для удобства их изучения. «Я» есть само по себе только ряд событий (явлений), присоединенных друг к другу концами, потому что и разделено-то оно на события только ради наблюдения; а все-таки оно равняется всему этому разряду событий, ибо если их отнять, то ничего уже больше и не останется» - писал философ [5, с. 120]. В результате душа как «непротяженный центр, соединенный с нашим организмом» [5, с. 112] – есть совокупность непрерывных событий, существующих внутри человека на основе восприятия им окружающего мира.

 Все способности, дарования, которые индивид наблюдает в самом себе, есть не что иное, как различные состояния (ощущения, восприятия, образы, идеи, желания), которые становятся реальными при определенных условиях. Все они располагаются во временном порядке, присоединяясь друг к другу по закону ассоциации. Отсюда, механизму и процессу «правдивой галлюцинации» соответствует механизм «правдивого воспоминания».

Выводы, которые были сделаны Ипполитом Тэном в труде «Об уме и познании» причисляют его к течению сенсуализма, направлению в теории познания, согласно которому ощущения и восприятие — основная и главная форма достоверного познания.

Работы французского философа в Росси были встречены неоднозначно. Н. Н. Страхов находил в Тэне человека «огромных умственных сил, с чрезвычайным трудолюбием и ученостью и, вместе с тем, с большим даром слова, с остроумием, наблюдательностью и художественным вкусом» [4, с. 243]. Профессор А.А. Козлов также указывал на «огромную эрудицию» и «умственную силу» французского философа, на его любовь к истине, «свободную от предрассудков и условных форм, господствующих среди современных ему учено-литературных кружков во Франции» [2, с. 57].

Некоторые русские философы считали идеи Тэна противоречивыми и неясными. Например, Г. В. Плеханов писал: «Тэн был тот человек, который, сказав А,  оказался не в силах произнести Б, и тем испортил свое собственное дело. Из противоречий, в которых он запутался, нет выхода…» [3, с. 235].

Если рассматривать вопрос о том, какого направления в своей философии придерживался И. Тэн, то большинство русских философов и историков причисляют его к последователям позитивизма Огюста Конта (Н. Н. Страхов, А.А. Козлов, В. И. Герье). Однако, по их мнению, Тэн по-иному представил это фундаментальное течение в своих трудах. Находясь под влиянием учений Б. Спинозы и Г. Гегеля, он привнес новое в идеи позитивизма. Н. Н. Страхов писал, что «очевидная цель Тэна состояла в том, чтобы соединить все это с германской метафизикой, сочетать Конта с Гегелем. Но для такого дела нужно философское обсуждение и обоснование, которого у Тэна существуют лишь небольшие зачатки» [4, с. 254]. Таким образом, невольно в идеях французского философа наблюдается единство позитивизма и метафизики, что делает его отличным от О. Конта, полностью отрицающего научность метафизики, т.е. познания того, что лежит за пределами человеческого разума. По мнению профессора А. А. Козлова, данное положение делает И. Тэна представителем «полупозитивизма», к которому также принадлежат и другие французские мыслители (А. Фулье, Ж. М. Гюйо, Ж. Г. Тард, Т. А. Рибо и Ф. Полан).

Анализируя психологические идеи Ипполита Тэна, русский философ коснулся их недостатков, считая их противоречивыми и неоднозначными. По мнению Козлова, Тэн не дал точного учения и определения понятий возможности и необходимости, а просто констатировал этот факт. При этом «остается неизвестным, считает ли Тэн понятия возможности и необходимости, случайности и проч. приложимыми к бытию, или он понимает их как приложимые только к области мышления или познания» [2, с. 69].  

Определение материи у Тэна, по мнению Козлова несостоятельно, так как нельзя считать её «пустым словом». Слово «ничто», которым французский философ определял материю, не может быть основой ощущений, единственной реальности.

Неправомерно понятие и «правдивой галлюцинации». Такой термин, по взглядам русского философа, используется применительно к психически больным людям, которые «относят видимое или слышимое не к себе, как к источнику, а к другим существам» [2, с. 71]. Исходя из этого, понятие галлюцинации уже по определению нельзя считать «правдивой», поэтому Козлов считал этот термин Тэна несостоятельным.

Не принимал русский философ положения теории Тэна относительно души человека как «призрачной словесной сущности». Понимая под душой «ничто», Тэн невольно на протяжении всего своего труда указывал на ее существование, в заключении утверждая, что именно «мы создаем из себя нашу вселенную», и то, что называется духом. При этом понятие «Я» выступало у французского философа как «ничто», а понятие «мы» как создающее окружающую действительность, что указывает на явную противоречивость концепции.

Таким образом, Ипполит Тэн впадал в двоякую метафизику. С одной стороны он являлся приверженцем сенсуализма наряду с Миллем и Бэном, отрицал познание духовного бытия, признавая реальное существование лишь одних ощущений. Он также отрицал и материю как субстанцию, придерживаясь естественнонаучного материализма, признавал движение основой бытия.

С другой стороны, Тэн впадал в рационализм, утверждая, что для всякого факта или события должна быть причина. Подобные утверждения роднят его с метафизиками, которые пытаются познать вещи, лежащие вне человеческого мышления.

Из положений теории познания французского философа, основанной на ощущениях,  А. А. Козлов сделал вывод о её противоречивости. «Бесстрашный сокрушитель идолов официальной метафизики, в конце концов, оказался скромным филистером и тайком опять поклонился старому идолу, - материи…», - писал русский философ [2, с. 74].

Интерес для современной психологической науки представляет статья И. Тэна «Заметки о появлении речи у детей» («Note sur L'acquisition du langage chez les enfants et dans L'espece humaine», 1876), в которой он первым коснулся проблемы развития речи у ребенка. В данной статье французский философ придерживался биогенетической теории, развивающий идею о соответствии между эволюцией всего живого, в частности историческим развитием общества, и индивидуальным развитием ребенка. По мнению Тэна, процесс развития речи ребенка основан на постепенном повторении исторических этапов развития языка человечества.

В заключении стоит отметить, что, несмотря на критику, которой подвергались в России идеи Ипполита Тэна, его взгляды на психологию как науку, анализ ощущений, лежащих в основе человеческой личности, проблема развития речи в детском возрасте представляют интерес для современной психологии, являясь ее историческим прошлым.

Как писал русский историк В. И. Герье: «Не много можно указать в нашем веке деятелей, которые проявили такое самостоятельное творчество и такую оригинальность мысли в самых различных областях человеческого духа...» [1, с. 569].  

Литература:

1.                  Герье В. И. Ипполит Тэн, как историк Франции // Вестник Европы. 1878. № 4. - С. 534-569

2.                  Козлов А.А. Французский позитивизм // Вопросы философии и психологии. – 1893. - № 19(4). - С. 55-93.

3.                  Плеханов Г.В.  Сочинения. Т. 18 / Под. общ. ред. Д.В. Рязанова. - М.: Институт К. Маркса и Ф. Энгельса, 1928. - 323 с.

4.                  Страхов Н.Н. Заметки об Тэне // Русский вестник. – 1893. – № 4. – С. 238-258.

5.                  Тэн И. Об уме и познании. Т. 2 / И. Тэн; пер. с фр., под ред. [и с предисл.] Н.Н. Страхова. – СПб. А.С. Гиероглифов, 1872. – 329 с.

6.                  Taine H. (1876). «Note sur l'acquisition du langage chez les enfants et dans l'espèce humaine» // Revue Philosophique de la France et de l'étranger, 1876. V. I. P.5-23.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle