Автор: Батухтин Александр Сергеевич

Рубрика: 5. Социальная философия

Опубликовано в

III международная научная конференция «Новые идеи в философии» (Москва, июнь 2017)

Дата публикации: 30.01.2017

Библиографическое описание:

Батухтин А. С. Эволюция понятий общества о риске [Текст] // Новые идеи в философии: материалы III Междунар. науч. конф. (г. Москва, июнь 2017 г.). — М.: Буки-Веди, 2017.

Препринт статьи



 

Российский учёный Давыдов в одной из статей указывает на различные типы общества, например такие как: индустриальное, пост — индустриальное, традиционное. [1, c. 2] С течением времени, развитием общества и переходом от одного типа к другому, появляются и новые возможности общества, которых ранее не было. Цель данной статьи показать одну из новых возможностей современного общества. Эту возможность можно сформулировать как стремление контроля и управления над рисками.

В данной статье последовательно рассматривается хронологический порядок основных открытий, которые последовательно смогли подвести человечество к понятию риска и вопросу его измерения. Следующим этапом стали попытки управления риском и те научные открытия, без которых это являлось бы невозможным. В заключении рассматривается отношение современных людей к риску, их склонности и предпочтения.

 

Фундамент теории вероятности и управления рисками

Что отделяет современное общество, от общества скажем 500 лет назад, 1000 лет назад? Одной из отличительных черт нашего времени (и общества) является овладение стратегией поведения в условиях риска, базирующейся на понимании того, что будущее — это не просто прихоть богов и что люди не бессильны перед природой. Пока человечество не перешло этот порог, будущее оставалось во власти гадалок и оракулов. Разумеется, развитие «теории управления рисками» было бы невозможным без подходящей системы счисления.

П. Бернстайн в своей книге «Против Богов. Укрощение риска» пишет: «около 450 года до Рождества Христова греки изобрели буквенную систему счисления, которая использовала 24 буквы греческого алфавита и три буквы, которые впоследствии вышли из употребления. Каждому числу от 1 до 9 соответствовала буква, а числа, кратные десяти, имели свои буквы. Открытие более совершенной системы счисления задержалось примерно до 500 года после Рождества Христова, когда индусы изобрели цифры, которыми мы сегодня пользуемся». [2, c. 26]

Однако была и более ранняя попытка перейти к цифрам. Около 250 года после Рождества Христова в Александрии математик по имени Диофант написал трактат «Арифметика», в котором доказывал выгодность замены буквенной системы счисления настоящими числами. [3, c. 80]

Как пишет Питер Бернстайн в вышеупомянутой книге: «История цифр на Западе началась в 1202 году. В этом году в Италии появилась книга, озаглавленная «LiberAbaci», или «Книга о счётах». Автор этой книги 27 — летний Леонардо Пизано, более известный под именем Фибоначчи. В данной книге были последовательно описаны не только сами цифры, дроби и способы вычисления квадратов, там так же имелись оригинальные практические задачи, которые показывали, как можно применять новую систему исчисления на практике, вот почему книга стала интересна всем слоям общества и снискала огромную популярность». [2, с. 23, 24]

Безусловно, главным изобретением индо-арабской системы счисления явилось понятие ноля. Так, П. Бернстайн ссылается на цитату Диофанта из трактата «Арифметика»: «совершенная система счисления должна обеспечить возможность использования математики в развитии и абстрактных наук, и техники измерений». [2, c. 28] Благодаря понятию ноля удалось раздвинуть границы прогресса. Таким образом, индо-арабская система счисления легла в основу «теории вероятности», а позже и в основу современной «теории управления рисками».

Итак, разобравшись с системой исчисления, которая легла в основу концепции по контролю над рисками, далее перейдем к тому, как был заложен фундамент данной концепции.

«Ренессанс»

В главе 5 книги «Против Богов. Укрощение риска», Питер Бернстайн пишет: «В 1654 году, в период Ренессанса, некий шевалье де Мере, французский аристократ, увлекавшийся азартной игрой и математикой, предложил французскому математику Блезу Паскалю решить сложнейшую задачу того времени. Вот в чем она заключалась, как разделить между двумя игроками банк в неоконченной азартной игре, если один из игроков в этот момент выигрывает. Математикам была уже известна эта задача, которую сформулировал около двухсот лет назад монах Лука Пацциоли, знаменитый тем, что привлек внимание торговцев к двойной бухгалтерии и обучил таблице умножения Леонардо да Винчи. Паскаль обратился за помощью к Пьеру де Ферма, адвокату и математику. Таким образом, анализ распространенной в XVII веке игры (TrivialPursuit) привел к открытию теории вероятностей, ставшей математической основой теории риска». [2,с.11]

С помощью решения головоломки Пацциоли, человек впервые смог в ситуации с неоднозначно определенным исходом принимать решения и предвидеть будущее с помощью чисел. Со временем, математики превратили теорию вероятностей из инструмента игроков в инструмент обработки, интерпретации и использования информации. По информации, взятой у П. Бернстайна, мы можем установить и дальнейшую хронологию открытий, которые впоследствии, стали фундаментом теории управления рисками.

В 1703 году Готфрид фон Лейбниц в письме к швейцарскому математику Якобу Бернулли заметил, что «природа установила шаблоны, имеющие причиной повторяемость событий, но только в большинстве случаев». [2,с.11] Это замечание подтолкнуло Бернулли к открытию закона больших чисел и разработке методов статистической выборки, которые он подробно описывает в своей книге «О законе больших чисел», выпущенной в 1713 году.

В 1730 году Абрахам де Муавр в книге «Измерение случайности», вышедшей в 1738 году, установил форму нормального распределения, известного как колоколообразная кривая, и ввел понятие среднего квадратичного отклонения. [4,c.143] Оба эти понятия привели к широко известному закону о среднем и являются важнейшими составляющими современной техники исчисления риска. Восемь лет спустя Даниил Бернулли, племянник Якоба и тоже выдающийся математик, впервые описал процесс выбора и принятия решений.

Около 1750 года, английский священник Томас Байес в своей работе «О решении проблемы в теории случайностей» осуществил открытие в статистике, показав, как можно повысить качество решений на основе математической обработки сочетания новой и старой информации. [5,c.148]

Между 1654-м и 1760 годами были разработаны все средства, используемые нами сегодня в управлении риском при анализе решений и выборе системы поведения, от строго рационального подхода теории игр до теории хаоса. И лишь два открытия были совершены в более позднее время.

Управление рисками, достаточно молодое направление в современной науке, в котором ещё много неразрешенных вопросов. До сих пор, идут споры между теми, кто утверждает, что лучшие решения основываются на квантификации и числах, определенных на основе анализа уже происшедших событий, и теми, чьи решения в большей степени базируются на субъективных представлениях о неясном будущем. Этот спор не разрешен и поныне.

Вопрос заключается в том, насколько прошлое определяет будущее. Мы не можем вычислить будущее, потому что оно неизвестно, но мы научились использовать числа для понимания того, что произошло в прошлом. Так до какой степени можно надеяться, что ход событий в будущем будет соответствовать тому, что было в прошлом? Что важнее в ситуациях риска — факты, как мы их видим, или наше субъективное представление о том, что будет происходить в будущем? Является ли управление риском наукой или искусством?

Такие вопросы могут продолжаться до бесконечности, однако, цель данной статьи показать время зарождения теории управления рисками и показать распространенность и применение данной теории в современном обществе.

Психология общества и «Теория перспективы»

Итак, ознакомившись с фундаментом, который лег в основу современной теории «управления рисками», далее приведем ряд выводов двух израильских психологов, взятой из книги «Суждение в условиях неопределенности» авторов Канемана и Тверски, сделанных ими после серии экспериментов подробно описанных в книге.

Теория перспективы открыла стереотипы поведения, которые никогда не замечали сторонники рационального принятия решений. Канеман и Тверски в своей книге утверждают, что все дело в двух человеческих слабостях: «Во-первых, эмоции часто мешают самоконтролю, который необходим для рационального подхода к принятию решений. Во-вторых, люди часто не способны ясно понять, с чем имеют дело. Они испытывают то, что психологи называют трудностью осознания». [6,с.308]

Канеман и Тверски истолковывают результаты своих экспериментов как демонстрацию того, что людям вовсе не свойственно отвращение к риску: они рады выбрать игру, если считают ее приемлемой. Но если они не боятся риска, в чем же дело? «Главное, что движет людьми, — это отвращение к потерям,  пишет Тверски (используя курсив). — Люди не столько избегают неопределенности, сколько не приемлют потерь». [6,с.309]

Размеры потерь всегда кажутся больше размеров приобретений. В самом деле, невосполнимые потери, такие, как потеря ребенка или крупной суммы по страховому иску, в котором заведомо будет отказано, с большей вероятностью вызывают устойчивое, интенсивное, иррациональное неприятие риска.

Заключение

Таким образом, несмотря на то, что люди в современном обществе стараются просчитывать риски и возможные варианты развития событий, знания предмета данной статьи остаются очень поверхностными. И даже если мы увидим то время, когда большая часть населения будет понимать суть теории вероятности и управления рисками, как показали эксперименты израильских психологов Канемана и Тверски, понимать и использовать это две большие разницы.

Как становится видно, для того, чтобы действительно эффективно использовать теорию управления рисками, необходимо как показывает практика идти против человеческой природы, идти против иррационального неприятия риска, чётко следуя цифрам и системе, максимально взяв эмоции под контроль.

Также, стоит отметить, до тех пор, пока управление рисками является теорией и пишется на бумаге — это наука. Но в тот момент, когда решения в соответствии с данной теорией принимаются на практике, это становится искусством. На сегодняшний день, нельзя только с помощью формул и логики взять под контроль человеческие эмоции, возможно именно в управлении эмоциями ключ к эффективному управлению рисками. Именно по этой причине, в данной сфере так мало подлинных практиков и мастеров своего дела, однако именно благодаря их усилиям, мы относительно безопасно летаем на самолётах, живём в многоэтажных домах, ездим на машинах и делаем ещё много такого, о чём даже не задумываемся в современном мире.

В заключении, можно сделать следующий вывод — в тот момент, когда люди впервые задумались об измерении риска и способами им управлять, можно считать границей нового времени. Времени, в котором ответственность за принимаемые решения лежала уже не на Богах и оракулах, а на самих людях, осознав и научившись брать на себя ответственность, человечество повзрослело.

 

Литература:

 

  1.              Давыдов, А. А. К вопросу об определении понятия «общество» / А. А. Давыдов // Социологические исследования. — 2004. — № 2. — С. 12–24.
  2.              Бернстайн Питер.
  3.              Против богов: Укрощение риска / Пер. с англ. — М.: ЗАО «Олимп-Бизнес», 2000. — 400 с.: ил. ISBN 5–901028–17–1 (рус.)
  4.              Диофант Александрийский
  5.              «Арифметика и книга о многоугольных числах» / Пер.с древнегреч. — И. Н. Весесловский, ред. И. Г. Башмакова. — М., Наука, 1974–328 с. 17 500 экз.
  6.              «Теорияслучайностей» (деМуавр) / «The Doctrine of Chances» (de Moivre) 143–145
  7.              Bayes, Thomas, and Price, Richard (1763). «An Essay towards solving a Problem in the Doctrine of Chance. By the late Rev. Mr. Bayes, communicated by Mr. Price, in a letter to John Canton, M. A. and F. R. S».. Philosophical Transactions of the Royal Society of London 53: 370–418.
  8.              Д. Канеман, П. Словик, А. Тверски. Принятие решений в неопределенности: Правила и предубеждения. — Харьков: Издательство Институт прикладной психологии «Гуманитарный Центр», 2005.– 632 с

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle