Библиографическое описание:

Руднева Е. Л. Определение социальной ответственности власти [Текст] // Новые идеи в философии: материалы II междунар. науч. конф. (г. Казань, май 2016 г.). — Казань: Бук, 2016. — С. 25-30.



Актуальность исследования социальной ответственности власти продиктована её недостаточной разработанностью в рамках именно социально-философского поля и смежных наук, таких как политология, социология, кратология. Сегодня представляется возможным заполнить лакуну в философских категориях и на основе имеющихся теоретических и эмпирических исследований ввести дефиницию социальной ответственности власти в научный аппарат социально-философского знания.

В данной статье предстоит провести экспликацию «социальной ответственности власти» и выявить ее критерии. Предметом данного исследования является социальная ответственность власти. Научная гипотеза заключается в следующем: социальная ответственность власти является многогранной категорией. Кроме того социальная ответственность власти соотносится со всеми видами власти. Социальная ответственность есть социальное проявление власти. Критерии социальной ответственности власти и собственно оценка социальной ответственности власти во многом зависит от существующего политического режима и действующей политической системы.

Для достоверности нашей работы важно определить значение понятия «власть». Понятие власти трактуется по-разному. Среди исследователей, изучавших природу власти и проблематику власти в целом, следует отметить Б. Рассела [10]. В рамках теологической концепции Б. Рассел определяет власть как реализацию намеченных целей, «создание намеченного эффекта».

Распространение получило определение власти М. Вебера, который определяет власть как навязывание субъекта объекту своей воли даже вопреки сопротивлению объекта [11].

Н. Луман в работе «Власть» отмечает, что «власть представляет собой шанс повысить вероятность возникновения прежде невероятных селективных связей… власть может быть понята только как символически генерализированное коммуникативное средство» [7].

В современных политологических исследованиях отдают предпочтение философскому подходу, согласно которому власть — возможность субъекта реализовывать свои решения и волю, оказывать воздействие на деятельность объекта при помощи различных средств и технологий.

Исследователь В. Лоскутов понимает под властью безымянную, неопределенную, мощную силу, естественную стихию, способную производить некоторые следствия в сфере не-власти [].

В своих работах М. Фуко понимает «Прежде всего многообразие отношений силы, внутренне присущих областям, в которых они существуют, и являющихся конституирующим элементом данных областей; а также те игры, битвы и конфронтации, в ходе которых они трансформируются, усиливаются, переворачиваются». Власть может воспроизводить себя в любой момент в любой социальной системе. «Власть вездесуща; не потому, что она охватывает все, но потому, что она исходит отовсюду». «Власть — это название, которым обозначают сложную стратегическую ситуацию данного общества». Однако власть нельзя сводить к определенной властной инстанции, она проникает во все общественные отношения [9].

Распространение получило определение власти в контексте системного подхода, автором которого стал Т. Парсонс. Власть в его понимании «возможность и способность системы исполнение ее элементами принятых правил и обязательств» [5]. Власть есть некоторое отношение между субъектами и объектами этой системы, которые заведомо находятся в разных социальных статусах и исполняют разные социальные роли.

Х. Арендт определила власть как «способность человека не столько действовать самому, сколько взаимодействовать с другими людьми».

В рамках данной работы мы будем придерживаться определения власти как некой открытой системы деятельности, в которой все элементы связаны между собой выполнением особых обязательств, которые позволяют сохранять целостность системы в целом и ее отдельных элементов. Система имеет иерархичность — каждый ее элемент одновременно элемент системы и отдельная система. Власть как система более чем другие социальные системы способна влиять на образ жизни человека и общества в целом. Власть определяет развитие других систем, например, экономической системы, но сама этими системами определяться не может. Функции власти будут описаны нами ниже.

В узком смысле власть можно разделить на два вида: власть социальная и власть политическая. Социальная власть — неотъемлемый инструмент организации деятельности и функционирования социальных институтов. Власть социальная — элемент любой организованной социальной группы. Под властью политической следует понимать реальную возможность и способность представителей общественности, отдельных классов, групп проводить свою волю в политической жизни общества и правовых нормах. Важно отметить, что политическая власть шире, чем власть государственная, с которой мы часто ее ассоциируем.

Априори атрибутивным свойством любой власти является ее свобода. Идея свободы является базовой идей любого философского течения. В широком смысле свобода обнаруживает себя как нечто отрицательное «свобода от…». Свобода всегда сопряжена с ситуацией выбора, который субъект свободы может позволить себе сделать. Т. Гоббс разделил категорию свободы на свободу воли и свободу действий, которые до этого момента могли быть применимы к человеку как субъекту деятельности и носителю определенных ценностей и ценностных ориентаций.

Однако, допуская, что субъектом любой власти является человек или социальная группа, мы можем спроецировать категории «свобода воли» и «свобода действий» на категорию власть.

Свобода воли в широком понимании — следование долгу в его противостоянии с интересами, склонностями, симпатиями и антипатиями. Власть поступается своими интересами и выгодами во имя блага других. Часто, в интересах власти поступиться своими интересами.

Х. Аренд в своем произведении «Между прошлым и будущим» рассматривает проблемы связей между категориями между мышлением, волей и ответственностью. Воля в понимании Х. Аренд некий импульс для реализации целей. Волевое усилие и действие неразрывно связаны со свободой воли, с самоопределением индивида и ответственностью за свое существование.

Под свободой действий подразумевается отсутствие тех или иных факторов, препятствующих осуществлению, реализации задуманных целей, устремлений.

Свобода воли для власти есть некое балансирование между накоплением символического капитала (термин, введенный французским философом П.Бурдье) и интересами других систем (местного сообщества, власти выше стоящей). Власть для воспроизводства себя должна учитывать интересы не-власти, и тем самым стремиться к утверждению себя в доминирующей позиции.

Свобода действий власти есть некоторое пространство, в рамках которого власть может воплощать задуманное в жизнь. Важно, что свобода действий всегда ограничена внутренними и внешними мотивами (какой образ власть транслирует для не-власти и что она представляет собой на самом деле) субъектов власти и различными факторами. Свобода действий не тождественно вседозволенности. Эти рамки могут быть обусловлены санкциями, применимыми к власти от власти выше стоящей и общества, а также ее внутренними соображениями по поводу определенной ситуации.

Виды социальной ответственности власти определяются различными факторами: сферой деятельности (экономика, политика и т. д.), санкциями, правовой культурой, нормами морали, религией, которая господствует в государстве, а также формой санкций. Таким образом, можно выделить следующие виды социальной ответственности:

– политический

– моральный

– религиозный

– экономический

– этический

– правовой.

Социальная власть сопряжена со всеми видами социальной ответственности, где они имеют взаимное влияние друг на друга. Однако власть политическая также сопряжена с различными видами ответственности, но влияние на проявление социальной ответственности здесь оказывает именно политическая власть.

В качестве критериев социальной ответственности власти могут выступать:

– Высокий уровень развития человеческого капитала;

– обеспечение основных прав, свобод и гарантий человека;

– устойчивое экономическое развитие региона;

– представление интересов всех слоев населения;

– возможность каждого гражданина реализовывать свое активное и пассивное избирательное право;

– приоритеты деятельности соответствуют потребностям местного сообщества;

– эффективность реализации социальной политики.

Разные точки зрения на эффективность власти имеют субъекты власти, объекты власти и сторонние наблюдатели (философы, которые пытаются определить, какой политический режим наиболее эффективен, и социологи, которые фиксируют состояние политической систем). В современных исследованиях неявно существуют различные предположения на вопрос ответственности власти в определенном режиме. В большом проценте работ все характеристики режимов косвенно указывают либо на ответственность власти в рамках определенного режима, либо его безответственности. Наиболее ярко этот пример можно рассмотреть с позиции тоталитарного и демократического режимов. Некоторые политологи придерживаются точки зрения, что ответственность власти проявляется только в демократическом режиме. Однако в данном вопросе нельзя с уверенностью сказать, что метод «невключенного наблюдения» является достоверным. Необходимо учесть и точки зрения «непосредственных участников» — субъектов и объектов власти, которые находятся в данных политическом режиме и политической системе.

Резюмирая это, можно сделать вывод, что содержание «социальной ответственности власти» не может иметь одного возможного определения из существования нескольких политических систем. Свобода как атрибутивная характеристика власти является основополагающей в социальной ответственности власти, которая не всегда является обязательной характеристикой власти — «де-юро», но не «де-факто». Сложность составления универсальной системы критериев ответственности власти и ее оценки заключается также в существовании нескольких политических режимов и функционировании нескольких политических систем. Дальнейшие исследования будет направлено на разработку модели оценки эффективности ответственности власти, которая могла бы быть применима в любой из политических систем.

Литература:

  1. Безвиконная Е. В. Системно-синергетическая модель политической системы //Полис. — 2009. — №. 3. — С. 113–124.
  2. Берлин И. Две концепции свободы //Современный либерализм. М. — 1998. — С. 19–43.
  3. Гоббс Т. Левиафан, или материя, форма и власть государства, церковного и гражданского. Избранные сочинения. Т.2. М. Мысль. 1964. С.231–234. (Ч.II, гл.XXI)
  4. Ледяев В. Г. Современные концепции власти: аналитический обзор //Социологический журнал. — 1996. — №. 3–4. — С. С. 109–126.
  5. Лоскутова В. А. «Власть в лабиринтах свободы» // Екатеренбург: РАНХиГС,– С. 37
  6. Луман Н. Власть/пер. с нем. АЮ Антоновского //М.: Праксис. — 2001. — Т. 2.].
  7. Парсонс Т. О понятии «политическая власть» //Антология мировой политической мысли. — 1999. — Т. 2. — С. 479–482.
  8. Фуко М. Интеллектуалы и власть //Неприкосновенный запас. — 2003. — Т. 3. — №. 3. — С. 29.
  9. Шевцова Ю. С. Концептуальные основы оценки эффективности деятельности органов исполнительной власти // TERRAECONOMICUS. — 2003. — С. 90.
  10. Шмачкова Т. В. Из основ политологии Запада //Политические исследования. — 1991. — №. 1. — С. 133–145.
  11. Russell B. Power: A new social analysis. — Routledge, 2004.
  12. Weber M. Economie et societe. T. 1. P., 1995. P.95

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle