Библиографическое описание:

Бондаренко А. И., Климов А. В. Методологические установки парадигмы современной физической науки [Текст] // Новые идеи в философии: материалы II междунар. науч. конф. (г. Казань, май 2016 г.). — Казань: Бук, 2016. — С. 7-13.



Современная физическая наука предполагает наличие методики, параметров, особенностей описания проявлений различного рода свойств действительности в бытийной структуре, что выражает глубокий потенциал методологии раскрытия образной явленности в общем плане взаимодействия структурированного математического аппарата в прикладной физической направленности и бытия индивида, группы индивидов и общества.

Поиск фундаментально-аксиоматического наполнения всей атрибутики реальности бытия составлял важный элемент, детерминировавший исследовательский подход умозрительного характера в познании структур действительности. Единство основы принципиальной онтологии мира предполагало феноменальный поиск данной основы, закрепляющей предпосылки осуществления и реализации определённого рода событий и систем. Пифагор и Парменид, Платон и Аристотель, Плотин и Ориген сыграли важную роль во времена Античности в поиске локуса истинности, трансцендентного аспекта существования — истины, параметр которой всецело не трактуется возможностью к комплексному определению и выделению смысловых дефиниций согласно человеческому существованию. Истинный аспект мирового порядка обладает собственным значимым началом, модальным осуществлением идеального параметра бытия, не могущего быть связанным с реально формируемой вещью, наделённой тенденциозным проявлением к выражению данного аспекта. М. Хайдеггером впоследствии выделена возможность понимания локуса истинности «лишь в том зазоре, в котором человек может что-то знать о своём существовании» [1, c. 127]. Развитие мысли в контексте сопричастности с научным основанием дифференцировало систему представлений человека о надындивидуальном взаимодействии со структурой мироздания, хотя центрирующее начало данной структуры, наделённое характером фундаментального основания, принадлежит поиску научной мысли, что экстраполировался и в тенденции настоящего времени, тенденции поиска гипотетического слияния аспектов теорий бытия в современной физике бытия.

Математическая детерминанта всей совокупности проявлений действительности в форме движения, присущего бытию как свойство бесконечного изменения, эволюции состояния, отражена ещё в представлениях Пифагора о происхождении материального воплощения вещей из численно детерминируемого свойства иного элемента реальности, бытийствующего в рамках собственного проявления изолированно, но взаимосвязанно с реализуемыми жизненными фактами природы вещного характера. Иными словами, Вселенная обладает важнейшим свойством возможности числовой интерпретации своих элементов сообразно основным принципам, продиктованным математической наукой согласно необходимости применения в физике бытия. По В. Б. Окорокову, Вселенная, проявляющая свойства жидкости в условиях высоких температуры и давления, обладающая параметрами частицы, жёстко определённой системой взаимодействующих и характеризующихся основополагающим влиянием в собственной реализации данной частицы полей, в целом детерминируется математическими установками плана организации бытия, не столкнувшемуся с противоречиями в современной системе взглядов на мироустройство [1, c. 127–131].

Математическая и позитивистская трактовка бытия, тем не менее, не отражает реалии современного поиска истины, сопряжённого с принципами научного знания и правилами его реализации, выработанными учёными за предыдущие поколения и систематизированными в специальных теориях, могущих нести аподиктический характер согласно математической модели. Тем не менее, по Г. Н. Калининой, важно рассматривать современную сторону развития науки согласно дифференциации сциентизма и противоположных учений, тяготеющих к гуманитарному познанию и ведущих к интерпретационной модели иной методики восприятия действительности, принципиально отличающейся от математического аспекта познания [2]. Недостаток антисциентизма заключён в возможности спекулятивного подхода к научному познанию как к чётко подразумеваемой структуре и последовательности действий, приданию ценности сомнению в реализации моделей, интерпретируемых согласно чёткому аналитическому параметру бытия. Впрочем, согласно цитируемому автору, «задачу осмысления изменчивости границ науки надо пытаться решать на пути выхода за пределы сохраняющейся позитивистской её трактовки и понимания и отказа от крайних, «жёстких» моделей трактовки научной нормы и научности» [2, c. 139]. Следовательно, парадигма современной физики бытия может быть подвергнута анализу в способе рассмотрения, отличном от традиционного и сопряжённом с философским размышлением, тяготеющем к многообразию способов восприятия и раскрытию возможности существования определённых аспектов бытия, впоследствии достигаемых методами непосредственной реализации философских идей. Особый план значимости данной теории в настоящий момент продиктован особенностями развития физики бытия, определяющими организацию структур микрометрического уровня, интуитивно и концептуально отличающихся от реально воплощаемых в сознании объектов действительности, а также фактичностью отсутствия логической реализации в основах принципов современной научной теории, определяемой взаимодействием с критериями иррационального научному плану способа анализа объектов действительности. Необходимость совершенствования научного метода, тяготеющего к чувственному опыту, в плане придания «нового состояния в новых границах её [науки] самополагания» [2, c. 142], отражает слияние позитивного учения науки с важнейшими основаниями философского плана, с целью направленного конструирования единства понимания образца действительности как феномена, сосуществующего с бытием человека и реализуемого в идеальных началах. Они трактуются на фундаментальном уровне как влияние научного поиска человека на реальный конгломерат фактической реализации обстоятельств, выраженных собственной сущностью и возможностью определения научными методами физики бытия.

Проблема междисциплинарного синтеза, слияния принципов различных аспектов научного поиска рассматривалась и широко дискутировалась в исследованиях в области философии науки. Но особый интерес представляет возможная степень слияния научного знания с предпосылками религиозного характера, связанными с фактическим провозглашением фундаментальной ограниченности методов научной направленности в XX в. Если согласно М. Буберу, признание способов научного анализа единственно верными и реализуемыми во множестве аспектов действительности привело к отказу от ведущей роли религиозного учения, базирующегося на признании внешней ограниченности феномена существования, то дальнейшее развитие и совершенствование научных устремлений привело к познанию фундаментальных основ бытия, в основе своей чуждых восприятию человека [3]. «Религия стала возможна после 1927 г. — года окончательного создания квантовой механики» — отмечает астрофизик А. Эддингтон [4, c. 51]. Значит, иное образное наполнение предмета научного рассмотрения определило границы науки и систематизировало познание действительности человеком согласно данным границам. Была потеряна сопряжённость научного поиска с реальным аналогом жизни человека, что для А. Камю стало непреодолимой преградой к познанию принципов бытия, диктуемых научными правилами, ограниченными лишь исследованием проявлений жизни, но не самой жизни, а также новым подтверждением абсурдности существования человека, определённой жизнью, столь странным образом выраженной в бесконечном просторе Вселенной, несущей чуждые человеческому восприятию свойства, явленной иной субстанцией безмерного уровня и, сущностно, носительницей определяемого автором абсурда бытия [5].

Тенденция к предотвращению деструктивного начала определения непосредственных границ физической теории и тайн неопределённости, выраженной в неприменимости разного рода аспектов к данной теории, может быть выражена, в том числе, в глубокой философской интерпретации рассматриваемого вопроса, некоторые аспекты которой были описаны выше. Согласно Л. В. Шиповаловой, герменевтический подход к анализу концепта как элемента научного воплощения в современном понимании и детальном анализе способен распределить метод исторического анализа, выявления генезиса и свойств образа данного концепта, сообразно необходимости определения субстанциальных параметров объекта, значимого для реализации научного поиска. Философский анализ играет формообразующую роль в выявлении свойств объектов действительности, так как позволяет уточнить сущностный параметр, глубину выражения значимой сути рассматриваемого объекта, определить иные способы его восприятия, дать возможность образовать иную картину воплощения научной мысли, продиктованную устремлением к познанию проблематики бытийственного взаимодействия человека и рассматриваемого феномена [6, c. 42–43].

Как уже было сказано, развитие представлений о явлениях микрометрического уровня и создание основы, на базе которой сформировалась квантовая физика, явило собой важную веху в истории философии науки и в истории анализа вопроса о границах науки, её имманентных свойствах и проявлениях во взаимодействии с иными сторонами действительности человека. Квантовая физика изменила взгляд на многие вещи, структурировав комплексный подход к понятию и пониманию принципов всей науки и физики бытия в частности.

Квантовая физика является «теорией фундаментальных превращений» [7, c. 28], и подобная основа данной отрасли науки детерминировала её восприятие согласно устоявшимся принципам физической науки в классическом понимании. Изменение квантового состояния, описываемого волновой функцией, несущей вероятностный характер, т. е. характеризуемого множественностью возможных проявлений, суть квантовое превращение. Подобное понимание отражает трансцендентный характер попытки воплощения квантовой физики в реализованную сознанием форму, но способно чётко выразить данное направление как определяемое высокой степенью независимости от параметров макрометрических объектов и самодостаточностью в плане дальнейшего анализа и проведения работ по структурированию материала, требующего рассмотрения в принципиально ином локусе существования человека [7, c. 28–30].

В заключение описания основных тенденций современной физической науки необходимо указать на главнейшие задачи физики бытия, диктуемые совокупностью современного теоретического блока человечества, несущего разнородную, но должную быть систематизированной, параметрическую совокупность сведений об объектах различных размеров, масс, в пределах различных времён действия, вступающих в различные роды взаимодействий, согласно действиям детерминирующих свойства объектов полей и т. п. [7, c. 33–34].

Поиск единства в научной теории современной физики приобрёл характер, подобный идее-фикс, определивший развитие физической науки в сторону систематизации знания, развития представлении о бытии, познания фундаментальных основ действительности, граничащих с определением истинных первооснов бытия. Роль физической науки, опирающейся на функциональное воплощение мироздания — математический мир, но требующей возможной интерпретации гуманитарного характера с целью осознания сути поиска идеи существования, в настоящий момент приобретает характер главнейшей для реальности общества. Определяя бытие человека, физика раскрывает глубинный потенциал для развития, совершенствования теории, в непрерывном и не могущем быть завершённым поиске истинной природы вещей, в совокупности составляющих бытие человека.

Литература:

  1. Окороков В. Б. О единстве истины и о границах существования мира в науке, философии и религии // Философско-космологическое объединение. 2009. 1(7). 126–135.
  2. Калинина Г. Н. Концепт «границы науки» в современной философии науки // Наука. Искусство. Культура. 2014. 3. 137–143.
  3. Мартынов М. Ю. Проблема границ науки // Современные проблемы науки и образования. 2014. 6. URL: http://www.science-education.ru/ru/article/view?id=15652 (дата обращения: 28.04.2016).
  4. Гриб А. А. Квантовая физика, случай и религиозный опыт // Религия и наука: антропологическая перспектива. М.: Библейско-богословский институт св. апостола Андрея, 2004. 51–60.
  5. Camus A. The Myth Of Sisyphus And Other Essays. Trans from the French by Justin O’Brien. NewYork: VintageBooks, 1955. 13–16.
  6. Шиповалова Л. В. Феномен науки: за границами естественно-научного образования понятий // Мысль: Журнал Петербургского философского общества. 2014. 17. 30–45.
  7. Иванов М. Г. Как понимать квантовую механику. М.-Ижевск: НИЦ «Регулярная и хаотическая динамика», 2012, 516.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle